КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 9 июня 2015 г. N 1228-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНКИ СИМАНКИНОЙ ЕЛЕНЫ НИКОЛАЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ
ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 1 ЧАСТИ 2 СТАТЬИ
161 ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Е.Н. Симанкиной,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Е.Н. Симанкина оспаривает конституционность пункта 1 части 2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которому непосредственное управление собственниками помещений в многоквартирном доме допускается только при условии, что количество квартир в нем составляет не более чем шестнадцать.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, вынесенным по иску гражданки Л. - собственника квартиры в многоквартирном доме к Е.Н. Симанкиной, также являющейся собственником квартиры в этом доме, было признано недействительным решение общего собрания собственников помещений данного многоквартирного дома о выборе способа управления домом в форме непосредственного управления собственниками расположенных в нем помещений, а также о наделении Е.Н. Симанкиной правом действовать от имени собственников в отношениях с третьими лицами, правом на расторжение договоров управления с управляющими организациями, а также правом на представление собственников в вопросах заключения договоров с ресурсоснабжающими организациями, с организациями, выполняющими работы по ремонту и содержанию общего имущества дома, оказывающими услуги по расчетно-кассовому обслуживанию, по ведению лицевых счетов, услуги паспортного стола и регистрации собственников (из протокола общего собрания следует, что в нем приняли участие собственники, которым принадлежат 74 процентов площади помещений в данном многоквартирном доме).

Как указал суд, в многоквартирном доме, являющемся объектом спорных правоотношений, имеется восемьдесят квартир, в то время как непосредственное управление собственниками помещений в многоквартирном доме в силу пункта 1 части 2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации допускается, если количество квартир в нем не более шестнадцати.

По мнению заявительницы, пункт 1 части 2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации не соответствует статьям 6 (часть 2), 7 (часть 1), 19 (часть 2), 35 (часть 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку, исключая возможность непосредственного управления многоквартирным домом собственниками помещений в данном доме, если число квартир в нем более шестнадцати, ставит собственников помещений в таком доме в неравное положение с собственниками помещений в домах с меньшим количеством квартир, нарушает право граждан на достойную жизнь и устанавливает ограничения прав собственников, которые не обусловлены целями защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, а также признание и защиту, включая судебную, указанного права, реализуемую на основе равенства всех перед законом и судом (статья 19, части 1 и 2; статья 35, части 1 и 2; статья 45, часть 1; статья 46, часть 1).

Из названных положений Конституции Российской Федерации, предопределяющих правовое положение участников гражданского оборота, во взаимосвязи с ее статьями 15 (часть 2) и 17 (часть 3) вытекает требование о необходимости соотнесения принадлежащего лицу права собственности с правами и свободами других лиц, которое означает, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, если они не противоречат закону и иным правовым актам и не нарушают права и законные интересы других лиц (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 31 мая 2005 года N 6-П и от 22 апреля 2011 года N 5-П).

Кроме того, в России как социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7, часть 1, Конституции Российской Федерации), каждый имеет право на жилище, а органы государственной власти и органы местного самоуправления создают условия для его осуществления (статья 40, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации).

Соответственно, правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению объектами жилищного фонда - исходя из конституционных целей социальной политики Российской Федерации, обусловленных признанием высшей ценностью человека, его прав и свобод, которыми определяются смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и которые обеспечиваются правосудием (статьи 2 и 18 Конституции Российской Федерации), - должно осуществляться таким образом, чтобы гарантировать гражданам соблюдение конституционного права граждан на жилище.

По смыслу приведенных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями ее статей 17 (часть 3) и 55 (части 1 и 3), необходимость ограничений федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения жилым помещением предопределяется целями защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц. Это означает, что регламентация права собственности на жилое помещение, как и прав и обязанностей иных лиц, законно владеющих и пользующихся жилым помещением, должна осуществляться на основе баланса интересов всех участников соответствующих правоотношений (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 года N 5-П; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 ноября 2006 года N 455-О).

2.1. Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, право собственности на жилое помещение не может рассматриваться как исключительно экономическое право, поскольку выполняет социально значимую функцию и обеспечивает гражданину реализацию ряда основных прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации. Конституционные положения, предоставляя государству достаточно широкую свободу усмотрения в области экономической политики и одновременно исходя из того, что в силу фундаментальных принципов верховенства права и юридического равенства вмешательство государства в отношения собственности допустимо, только если оно не является произвольным и не нарушает равновесие между требованиями интересов общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, предполагают разумную соразмерность используемых средств и преследуемой цели, с тем чтобы обеспечивался баланс конституционно защищаемых ценностей, а лицо не подвергалось чрезмерному обременению (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2012 года N 11-П и от 4 июня 2015 года N 13-П).

Федеральный законодатель, закрепляя право граждан иметь в собственности жилые (нежилые) помещения в многоквартирном доме и устанавливая правила управления таким комплексным объектом гражданских прав, вправе определять виды и способы такого управления, условия и порядок его осуществления, меры реагирования органов местного самоуправления на случай, если собственниками не выбран способ управления многоквартирным домом.

Соответственно, принимая во внимание уровень экономического и социального развития общества, законодатель определяет конкретные способы управления многоквартирным домом исходя из его размеров, количества квартир, числа собственников и других значимых факторов в целях создания безопасных и благоприятных условий проживания граждан, а также обеспечения баланса между правами и законными интересами собственников помещений многоквартирного дома на владение, пользование и распоряжение имуществом и правами и законными интересами третьих лиц.

Так, статья 161 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме (часть 1); собственники помещений в многоквартирном доме обязаны выбрать один из способов управления многоквартирным домом (часть 2); способ управления многоквартирным домом выбирается на общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме и может быть выбран и изменен в любое время на основании его решения; решение общего собрания о выборе способа управления является обязательным для всех собственников помещений в многоквартирном доме (часть 3); орган местного самоуправления в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, проводит открытый конкурс по отбору управляющей организации, если в течение года до дня проведения указанного конкурса собственниками помещений в многоквартирном доме не выбран способ управления этим домом или если принятое решение о выборе способа управления этим домом не было реализовано; открытый конкурс проводится также в случае, если до окончания срока действия договора управления многоквартирным домом, заключенного по результатам открытого конкурса, не выбран способ управления этим домом или если принятое решение о выборе способа управления этим домом не было реализовано (часть 4).

Часть 2 данной статьи предусматривает три способа управления многоквартирным домом. Два из них - управление товариществом собственников жилья (жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом) и управление управляющей организацией - предполагают возможность их применения для всех многоквартирных домов, в то время как третий способ - управление непосредственно собственниками помещений - допускается только для такого многоквартирного дома, количество квартир в котором не более шестнадцати.

2.2. Правовой режим управления имуществом Конституция Российской Федерации непосредственно не определяет. Федеральный законодатель призван урегулировать вопросы управления таким сложным имущественным комплексом, как многоквартирный дом, таким образом, чтобы способ управления не вступал в противоречие с основным содержанием права собственности граждан, обеспечивая при этом возможность управления, гарантирующего благоприятные и безопасные условия проживания граждан.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что дифференциация правового регулирования, если она основана на объективных критериях, не может рассматриваться как нарушение закрепленного в статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом (Постановление от 16 июня 2006 года N 7-П; Определение от 4 октября 2012 года N 1768-О и др.).

Дифференциация способов управления многоквартирным домом в зависимости от количества квартир в нем не может быть признана неразумной и несоразмерной, поскольку не является произвольной, а обусловлена организационными и техническими особенностями управления различными объектами, требующими, в частности, соответствующего уровня профессионализма. Определив в Жилищном кодексе Российской Федерации критерий для выбора такого способа управления многоквартирным домом, как непосредственное управление собственниками помещений, федеральный законодатель исходил из числа квартир в нем, гарантированно обеспечивающего надлежащее и качественное управление с учетом прав и интересов всех без исключения собственников многоквартирного дома. При таком регулировании учитывается и тот факт, что при большем количестве квартир (а потому, как правило, и участников общей собственности) значительно осложняется принятие решений, что снижает в итоге эффективность управления домом.

Установленное ограничение не означает лишение собственников помещений права на участие в деятельности по управлению домом. Из положений раздела VIII "Управление многоквартирными домами" в их взаимосвязи с положениями главы 6 "Общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме. Общее собрание таких собственников" Жилищного кодекса Российской Федерации следует, что при других способах управления многоквартирным домом собственники помещений имеют большую часть тех же прав, что и при непосредственном управлении, в том числе право участвовать в общих собраниях собственников помещений, участвовать в выработке их решений, коллективными решениями изменять способ управления многоквартирным домом, представлять и защищать свои права, законные интересы других собственников в органах государственной власти, органах местного самоуправления.

Следовательно, учитывая, что данное правовое регулирование не препятствует реализации гражданами Российской Федерации на равных условиях конституционного права собственности, притом что данное право обеспечивается конституционными гарантиями его защиты, оно не может рассматриваться как направленное на ограничение прав граждан и не обусловленное конституционно значимыми целями.

2.3. Таким образом, в системе действующего правового регулирования пункт 1 части 2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации, допускающий возможность выбрать в качестве одного из способов управления многоквартирным домом непосредственное управление собственниками помещений только при условии, что количество квартир в нем составляет не более чем шестнадцать, как направленный на достижение целей благоприятного и безопасного проживания в многоквартирном доме и надлежащего содержания общего имущества, не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан.

Соответственно, жалоба Е.Н. Симанкиной, как не отвечающая, по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", критериям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Симанкиной Елены Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области