КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 февраля 2015 г. N 260-О

ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА ФЕДОТОВА КОНСТАНТИНА СТЕПАНОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 11 ЧАСТИ
ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 47 И ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 195 И 198
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Ю.М. Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина К.С. Федотова,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин К.С. Федотов оспаривает конституционность следующих положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

пункта 11 части четвертой статьи 47 "Обвиняемый", согласно которому обвиняемый вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта;

положений статьи 195 "Порядок назначения судебной экспертизы", согласно которым следователь, признав необходимым назначение судебной экспертизы, выносит об этом постановление; судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями; следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 данного Кодекса; об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением;

части первой статьи 198 "Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы", согласно которой при назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его представитель вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту, знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Как следует из представленных материалов, следователем в ходе предварительного расследования уголовного дела в отношении К.С. Федотова было назначено проведение ряда судебных экспертиз, с постановлениями о назначении которых он и его защитник были ознакомлены после производства экспертиз.

Во время предварительного слушания в суде К.С. Федотов заявил ходатайство о признании заключений судебных экспертиз, включая баллистические, медицинские и психофизические, недопустимыми доказательствами, в удовлетворении которого постановлением судьи Хабаровского краевого суда от 5 апреля 2011 года ему было отказано. Приговором Хабаровского краевого суда от 27 марта 2014 года, в основу которого были положены в том числе указанные экспертные заключения, К.С. Федотов был осужден за совершение ряда особо тяжких преступлений к лишению свободы сроком на 22 года в исправительной колонии строгого режима и штрафу в размере 1 000 000 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, куда осужденный обратился с апелляционной жалобой, своим определением от 27 марта 2014 года оставила приговор без изменения, отметив, что назначение и проведение судебных экспертиз в ходе предварительного следствия осуществлялось в то время, когда причастность обвиняемых, в том числе К.С. Федотова, к совершению преступлений установлена не была, а потому исключалась сама возможность его ознакомления с этими постановлениями сразу после их вынесения.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 2, 15 (часть 1), 24 (часть 2), 50 (часть 2) и 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они допускают возможность ознакомления обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении и производстве экспертизы после ее проведения - вопреки правовому смыслу этих норм, выявленному в решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1).

В соответствии с названным конституционным требованием в уголовно-процессуальном законе закреплены в качестве принципов уголовного судопроизводства охрана прав и свобод человека и гражданина, обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (часть первая статьи 11 УПК Российской Федерации), а также право обжалования процессуальных действий (бездействия) и решений суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя (часть первая статьи 19 УПК Российской Федерации).

2.1. Вопрос о нарушении конституционных прав и свобод положениями статей 195 и 198 УПК Российской Федерации ранее уже рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации (определения от 18 июня 2004 года N 206-О, от 25 декабря 2008 года N 936-О-О, от 13 октября 2009 года N 1161-О-О, от 20 октября 2011 года N 1386-О-О, от 25 января 2012 года N 32-О-О, от 11 мая 2012 года N 682-О, от 29 мая 2012 года N 1021-О и N 1022-О, от 17 июня 2013 года N 1005-О и др.).

Так, в Определении от 18 июня 2004 года N 206-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника должно быть осуществлено до начала производства экспертизы, в противном случае названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы и вытекающие из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК Российской Федерации, и что соответствующее требование части третьей статьи 195 данного Кодекса распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях.

Опираясь на приведенные правовые позиции, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде решений сформулировал следующие выводы:

часть первая статьи 198 УПК Российской Федерации, как следует из ее содержания, имеет целью обеспечение права подозреваемого, обвиняемого на защиту и предполагает - в системной связи со статьей 45 Конституции Российской Федерации, а также статьей 19 и частью третьей статьи 195 данного Кодекса - обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, разъяснить предусмотренные в ней права и обеспечить их реализацию, а потому не может рассматриваться как нарушающая права заявителя, гарантированные статьями 24 (часть 2) и 45 Конституции Российской Федерации;

часть первая статьи 198 данного Кодекса, предусматривая право подозреваемого, обвиняемого и его защитника знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, тем самым обеспечивает участникам уголовного судопроизводства условия для защиты своих или представляемых интересов как при производстве данного следственного действия, так и при проведении предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу в целом; данная норма в единстве с другими положениями этой статьи, а также статьями 47, 159, 195, 204 и 206 того же Кодекса, регламентирующими порядок производства судебной экспертизы и права участников судопроизводства, предполагает обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, предъявить обвиняемому и его защитнику постановление о назначении экспертизы и разъяснить связанные с ее проведением права до начала производства экспертизы, обеспечивая тем самым их реализацию на началах состязательности и равноправия сторон;

ознакомление подозреваемого, обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы после ее производства должно расцениваться как недопустимое нарушение права на защиту, принципа состязательности и равноправия сторон (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года N 288-О, от 20 февраля 2007 года N 154-О-О и от 15 ноября 2007 года N 762-О-О).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 21 декабря 2010 года N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам" разъяснил, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, равно как и потерпевший, должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства; в том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол (пункт 9).

2.2. Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации были восприняты федеральным законодателем, который, изложив в Федеральном законе от 4 марта 2013 года N 23-ФЗ "О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" часть первую статьи 144 УПК Российской Федерации в новой редакции, предусмотрел возможность производства судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела (в которой подозреваемый, обвиняемый как субъекты уголовного судопроизводства, как правило, отсутствуют), а Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 432-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве" внес в часть третью статьи 195 и часть первую статьи 198 названного Кодекса изменения, в соответствии с которыми потерпевший и его представитель имеют те же права, что и подозреваемый, обвиняемый и их защитник, в частности право на ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы.

По смыслу названных законоположений, подозреваемый, обвиняемый и их защитник не могут не быть ознакомлены с постановлением о назначении судебной экспертизы и с соответствующим заключением эксперта - за исключением случаев, когда для этого нет объективной возможности, а именно когда подозреваемый, обвиняемый не установлены. Если же органам предварительного расследования конкретное лицо, причастное к преступлению, известно, этому лицу должна быть во всяком случае предоставлена возможность реализовать весь комплекс прав, в том числе при производстве судебных экспертиз. Иными словами, ознакомление подозреваемого, обвиняемого, его защитника с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства - при отсутствии объективной невозможности это сделать - является обязательным.

Несоблюдение же при назначении и производстве экспертизы предусмотренных статьей 198 УПК Российской Федерации прав названных участников уголовного судопроизводства может быть предметом как прокурорской, так и судебной проверки по их жалобам (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июня 2004 года N 206-О).

Кроме того, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (статьи 47, 53, 119 - 122, часть первая статьи 206, статьи 207 и 283) обязывает следователя предъявить подозреваемому, обвиняемому заключение эксперта и разъяснить ему право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы и не ограничивает право подозреваемого, обвиняемого при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта или при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела ходатайствовать о назначении дополнительной судебной экспертизы, а в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов - о назначении повторной экспертизы (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года N 618-О-О, от 13 октября 2009 года N 1313-О-О и от 29 сентября 2011 года N 1209-О-О). Не содержит уголовно-процессуальный закон и положений, предполагающих произвольный отказ в удовлетворении заявленного ходатайства, если обстоятельства, об установлении которых просит сторона, имеют значение для разрешения уголовного дела (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 2011 года N 29-О-О), а также положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств - отвергнуть их в соответствии с требованиями статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года N 955-О-О, от 20 октября 2011 года N 1423-О-О, от 11 мая 2012 года N 814-О, от 24 сентября 2012 года N 1620-О и др.).

Что касается также оспариваемого К.С. Федотовым пункта 11 части четвертой статьи 47 "Обвиняемый" УПК Российской Федерации, предоставляющего обвиняемому право знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта, то в нем не конкретизирован момент возникновения данного права, а само по себе это законоположение подлежит применению в системной связи с положениями статей 195 и 198 УПК Российской Федерации.

2.3. Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство содержит все необходимые правовые механизмы, гарантирующие обеспечение права на защиту подозреваемых, обвиняемых при ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы и с соответствующим заключением эксперта, а оспариваемые заявителем законоположения в системе действующего правового регулирования и с учетом правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в его решениях, предполагают ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника до начала производства экспертизы (при отсутствии объективной невозможности это сделать).

Проверка же законности и обоснованности действий и решений следователя при назначении и проведении судебных экспертиз, а также содержащихся в принятых по конкретному делу судебных постановлениях выводов относительно порядка назначения и проведения судебных экспертиз не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Признать жалобу гражданина Федотова Константина Степановича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области