ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 августа 2014 г. N АПЛ14-342

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Крупнова И.В., Меркулова В.П.,

при секретаре Д.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению У. о признании частично недействующим приложения N 1 к Правилам определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2013 г. N 70,

по апелляционной жалобе У. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2014 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Правительства Российской Федерации Я., Т., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в соответствии со статьей 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" Правительством Российской Федерации 31 января 2013 г. принято постановление N 70, которым утверждены Правила определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, устанавливающие порядок определения учреждениями медико-социальной экспертизы стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации (далее - сотрудник).

В приложении N 1 к Правилам приведен перечень увечий и иных повреждений здоровья, при которых сотруднику органов внутренних дел Российской Федерации устанавливается стойкая утрата трудоспособности (далее - Перечень). Пункт 1 Перечня относит к таким повреждениям здоровья остаточные явления тяжелой черепно-мозговой травмы и конкретизирует их. Пункт 1 примечаний к Перечню закрепляет, что для установления стойкой утраты трудоспособности сотрудника достаточно наличия одного остаточного явления тяжелой черепно-мозговой травмы, предусмотренного пунктом 1 Перечня.

Нормативный правовой акт официально опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 2013 г., N 6.

У., получивший в период прохождения службы в органах внутренних дел (23 марта 2010 г. и 9 июня 2011 г.) две черепно-мозговые травмы средней тяжести, которые признаны военными травмами, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 1 Перечня в части установления процента стойкой утраты трудоспособности сотрудника только в случае тяжелой черепно-мозговой травмы. В обоснование заявленного требования указал, что неоднократно обращался в УМВД России по Липецкой области за назначением ему ежемесячной денежной компенсации в связи с причинением при выполнении служебных обязанностей увечья, но на основании оспариваемой нормы ему до настоящего времени эта выплата не назначена. Считает, что Перечень в оспариваемой части противоречит части 8 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", пункту 1 статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" и препятствует реализации его права на получение данной денежной компенсации.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2014 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе У. просит об отмене решения суда и о принятии нового решения об удовлетворении его заявления, ссылаясь на ошибочность выводов суда о законности оспариваемой нормы Перечня. В апелляционной жалобе указал на то, что в соответствии с частью 6 статьи 43 Федерального закона "О полиции" в случае получения любой травмы, которая препятствует службе в полиции по состоянию здоровья, а также влечет любую стойкую утрату трудоспособности, государство берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах. Оспариваемая норма Перечня препятствует получению заявителем социальных гарантий сотрудникам полиции, взятых на себя государством.

У. в судебное заседание Апелляционной коллегии не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.

В силу части 10 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" расторжение контракта по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 2 и пунктом 1 части 3 этой статьи, осуществляется в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии. При наличии у сотрудника органов внутренних дел признаков стойкой утраты трудоспособности он направляется в учреждение медико-социальной экспертизы для определения стойкой утраты трудоспособности и (или) установления факта инвалидности. Порядок определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника определяется Правительством Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что нормативный правовой акт принят Правительством Российской Федерации во исполнение части 10 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", в пределах предоставленных ему федеральным законодателем полномочий, и оспариваемое заявителем положение пункта 1 Перечня, являющегося приложением N 1 к Правилам определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, не противоречит требованиям действующего федерального законодательства.

Отвергая довод заявителя о несоответствии пункта 1 Перечня части 6 статьи 43 Федерального закона "О полиции", устанавливающей, что в случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц, суд правильно исходил из того, что данная норма закона не раскрывает содержание понятия "стойкая утрата трудоспособности" и не приводит наименований увечий или иных повреждений здоровья, при которых сотруднику устанавливается стойкая утрата трудоспособности.

Как правильно указано в обжалованном решении суда, Федеральный закон "О полиции" является специальным законом, устанавливающим дополнительные социальные гарантии для сотрудников полиции. Ежемесячная денежная компенсация в размере утраченного денежного довольствия, предусмотренная названной частью 6 статьи 43 этого закона, подлежит выплате при наличии лишь факта причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, при отсутствии вины государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда. В данном случае государство берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах.

Несостоятельным является довод заявителя в апелляционной жалобе о том, что на основании части 6 статьи 43 Федерального закона "О полиции" в случае получения любой травмы, которая препятствует службе в полиции по состоянию здоровья, а также влечет любую стойкую утрату трудоспособности, государство берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах. Устанавливая систему компенсаций, государство выступает не как страхователь, не как причинитель вреда и не как должник по деликтному обязательству, а как публичный орган, выражающий общие интересы, и как распорядитель бюджета, создаваемого и расходуемого в общих интересах (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2005 г. N 523-О).

Правильным является вывод суда первой инстанции об отсутствии какого-либо противоречия Перечня в оспариваемой части пункту 1 статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации (на противоречие которому оспариваемого положения Перечня указывает заявитель и в апелляционной жалобе). Данная норма кодекса закрепляет способ определения размера возмещения утраченного потерпевшим заработка (дохода), предусматривающий, что размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности, и не содержит критериев, при наличии которых может быть определен процент утраты трудоспособности, и порядок определения стойкой утраты трудоспособности не регулирует.

Установив, что Перечень, оспариваемый заявителем в части, не противоречит федеральному закону или другому нормативному акту, имеющим большую юридическую силу, прав и законных интересов заявителя не нарушает, суд первой инстанции обоснованно, в соответствии с требованиями части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, принял решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Довод апелляционной жалобы о том, что оспариваемый в части Перечень препятствует праву У. на получение социальных гарантий, которые предусмотрены специальным законом, основан на неправильном толковании норм действующего законодательства, регулирующего рассматриваемые правоотношения, и не опровергает вывода суда о законности оспариваемого пункта 1 Перечня. Ссылка в апелляционной жалобе на то, что суд неправильно указал в решении, что требования заявителя фактически сводятся к внесению дополнений в оспариваемый Перечень, предусматривающим, что причинение сотруднику черепно-мозговой травмы средней тяжести свидетельствует о наличии у него стойкой утраты трудоспособности и права на получение ежемесячной денежной компенсации, что не отнесено к компетенции судов общей юрисдикции, противоречит содержанию его заявления, адресованного в Верховный Суд Российской Федерации.

Решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права. Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу У. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
И.В.КРУПНОВ
В.П.МЕРКУЛОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области