См. Документы Министерства внутренних дел Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2017 г. N АПЛ16-566

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Горшкова В.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению С.В. о признании частично недействующим пункта 389 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 14 июля 2010 г. N 523,

по апелляционной жалобе С.В. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2016 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации М. и С.Ю., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Министерство внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) приказом от 14 июля 2010 г. N 523 утвердило Инструкцию о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - Инструкция).

Пунктом 389 Инструкции предусмотрено, что на верхнем поле лицевой стороны акта медицинского освидетельствования, каждого экземпляра свидетельства о болезни или справки, составленных на лиц с психическими расстройствами, злокачественными новообразованиями, венерическими заболеваниями, больных с синдромом приобретенного иммунодефицита, а также на ВИЧ-инфицированных, военно-врачебная комиссия ставит штамп "Снимать копии, разглашать сведения запрещается".

С.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просил признать пункт 389 Инструкции не действующим в части, препятствующей лицу, в отношении которого вынесено заключение военно-врачебной комиссии (далее - ВВК) с указанными в этом пункте заболеваниями, снимать копии с данного заключения, а также в части, препятствующей кадровому подразделению или нотариусу заверять копию заключения ВВК, изготовленную освидетельствованным лицом самостоятельно.

Административный истец ссылался на то, что оспариваемое предписание противоречит части 3 статьи 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ), пункту 3 статьи 7 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ), пункту 4 Перечня документов, необходимых для принятия решения о выплате страховой суммы застрахованным по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 1998 г. N 855 (далее - Перечень). Полагал, что нарушается его право на получение заверенной копии заключения ВВК, являющейся необходимым приложением к заявлению о страховой выплате, а также право на дачу согласия на разглашение в его интересах сведений, составляющих врачебную тайну.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2016 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе С.В., не согласившись с таким решением, просит его отменить и удовлетворить административное исковое заявление. В обоснование жалобы ссылается на недоказанность обстоятельств, которые суд первой инстанции считает установленными, указывает, что обжалуемое решение не является определенным, поскольку судом не был разрешен вопрос о том, препятствует ли оспариваемое положение Инструкции заверению кадровым подразделением копии заключения ВВК, изготовленной освидетельствованным лицом самостоятельно.

В поступивших возражениях на апелляционную жалобу МВД России просит в ее удовлетворении отказать, считая, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для административного дела, что изложенные в решении суда выводы соответствуют этим обстоятельствам и судом не нарушены и правильно применены нормы материального и процессуального права.

Министерство юстиции Российской Федерации представило отзыв на апелляционную жалобу, в котором поддержало свою позицию, изложенную в письме от 16 июня 2016 г., о том, что предусмотренные пунктом 389 Инструкции ограничения в снятии копий заключения ВВК и разглашении сведений распространяются лишь на должностных лиц МВД России, и просило рассмотреть жалобу без участия своего представителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

Оспариваемая в части Инструкция утверждена МВД России в целях реализации ранее действовавшего постановления Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. N 123 "Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе". Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 10 ноября 2010 г., опубликован для всеобщего сведения 23 ноября 2010 г. в "Российской газете" (федеральный выпуск), N 264/1.

Полномочия МВД России на принятие Инструкции неоднократно подтверждались вступившими в законную силу решениями Верховного Суда Российской Федерации (от 26 октября 2011 г. по делу N ГКПИ11-1743, от 17 апреля 2013 г. по делу N АКПИ13-154, от 7 июля 2014 г. по делу N АКПИ14-567).

В пункте 1 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ закреплено, что выплата страховых сумм производится страховщиком на основании документов, подтверждающих наступление страхового случая. Перечень документов, необходимых для принятия решения о выплате страховой суммы, устанавливается Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 4 Перечня в случае установления застрахованному лицу инвалидности до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов, в числе других документов оформляется также копия свидетельства о болезни застрахованного лица или заключение (справка) военно-врачебной комиссии либо другие военно-медицинские (медицинские) документы, подтверждающие нарушение здоровья.

В силу абзаца восьмого пункта 4 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565, формы документации (кроме унифицированных форм медицинской документации), необходимые для деятельности военно-врачебных комиссий (врачебно-летных комиссий), определяются федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба (приравненная служба).

В соответствии с пунктом 9 Правил делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июня 2009 г. N 477, одним из реквизитов, которые могут использоваться при подготовке документа, являются указания по исполнению документа.

Довод административного истца о том, что проставление на верхнем поле лицевой стороны заключений ВВК, составленных на лиц с психическими расстройствами, злокачественными новообразованиями, венерическими заболеваниями, больных с синдромом приобретенного иммунодефицита, а также на ВИЧ-инфицированных, штампа "Снимать копии, разглашать сведения запрещается" противоречит части 3 статьи 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ, несостоятелен.

Статьей 13 названного закона установлено, что сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 этой статьи (части 1, 2).

С письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях (часть 3 статьи 13).

Приведенным законоположениям корреспондирует пункт 137 Инструкции, согласно которому должностные лица, ознакомленные со сведениями, составляющими врачебную тайну, несут ответственность за разглашение этих сведений в соответствии с законодательством Российской Федерации.

С учетом изложенного проставление на верхнем поле лицевой стороны акта медицинского освидетельствования, каждого экземпляра свидетельства о болезни или заключения ВВК штампа "Снимать копии, разглашать сведения запрещается" направлено на дополнительную защиту сведений, составляющих врачебную тайну, от разглашения и не может рассматриваться как нарушающее права освидетельствованного лица.

Таким образом, в обжалуемом решении обоснованно указано, что пункт 389 Инструкции в оспариваемой части не противоречит части 3 статьи 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ, поскольку служит гарантией защиты граждан от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний (часть 3 статьи 5 этого закона), и тем самым обеспечивает соблюдение их прав в сфере охраны здоровья.

Проанализировав пункт 389 Инструкции в его взаимосвязи с другими положениями данного нормативного правового акта (пункты 137, 239), суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемое предписание адресовано не лицу, в отношении которого проведено медицинское освидетельствование, а руководству органов внутренних дел (командиру воинской части), где проходил службу (военную службу) освидетельствованный, или начальнику, направившему его на освидетельствование, а также иным органам и должностным лицам в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

При этом Инструкция предоставляет возможность получения освидетельствованным лицом копии дубликата заключения ВВК, что следует из ее пункта 405, согласно которому в случае утраты заключения ВВК, справки о тяжести травмы ВВК по обращению освидетельствованного лица, его законного представителя или руководства органа внутренних дел выдает копию документа в одном экземпляре с отметкой в правом верхнем углу: "Дубликат взамен утраченного". Дубликат оформляется в соответствии с требованиями к оформлению заключений ВВК.

Пункт 389 Инструкции в оспариваемой части не регламентирует вопрос заверения копий заключений ВВК кадровыми подразделениями страхователя. Этот вопрос урегулирован в Инструкции об организации работы по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, военнослужащих внутренних войск МВД России, граждан, призванных на военные сборы во внутренние войска МВД России, утвержденной приказом МВД России от 9 октября 2012 г. N 924. Пункт 8 указанного нормативного правового акта предусматривает, что документы, необходимые для принятия решения о выплате страховых сумм выгодоприобретателю по обязательному государственному страхованию, перечень которых определен постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 1998 г. N 855, заверяются руководителем кадрового подразделения и направляются в страховую компанию.

В соответствии с абзацем первым пункта 3 статьи 7 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в целях своевременной выплаты страховых сумм организации страхователя, федеральные учреждения медико-социальной экспертизы обязаны оказывать выгодоприобретателям содействие в истребовании и оформлении документов, необходимых для принятия решения о выплате страховых сумм.

Ссылка С.В. в апелляционной жалобе на несоответствие оспариваемого предписания приведенной норме закона является необоснованной, т.к. пункт 389 Инструкции не содержит положений, которые бы препятствовали организациям страхователя оказывать содействие выгодоприобретателям в истребовании и оформлении документов, необходимых для принятия решения о выплате страховых сумм.

Доводы административного истца о незаконности пункта 389 Инструкции фактически сводятся к несогласию с конкретным судебным решением, вынесенным по заявлению С.В. об оспаривании действий УМВД по г. Белгороду по отказу в заверении копии заключения ВВК МСЧ по Белгородской области и взыскании компенсации морального вреда. Однако в рамках настоящего дела, рассматриваемого в порядке абстрактного нормоконтроля, законность этого судебного постановления проверена быть не может. Административный истец вправе обжаловать его в порядке, предусмотренном главами 34, 35, 36 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Вопреки утверждению С.В. в апелляционной жалобе выводы суда первой инстанции основаны на нормах материального права, проанализированных в решении, и соответствуют обстоятельствам административного дела.

Установив, что пункт 389 Инструкции не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, прав и законных интересов административного истца не нарушает, суд первой инстанции правомерно, на основании пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, принял решение об отказе в удовлетворении административного искового заявления С.В.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу С.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

В.В.ГОРШКОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области