ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2018 г. N АПЛ18-416

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зайцева В.Ю.,

членов коллегии Попова В.В., Ситникова Ю.В.,

при секретаре Г.Е.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Г.И. о признании недействующим подпункта "а" пункта 4 Правил оказания услуг по организации проезда транспортных средств по платным автомобильным дорогам общего пользования федерального значения, платным участкам таких автомобильных дорог, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 2010 г. N 18,

по апелляционной жалобе Г.И. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 июля 2018 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения административного истца Г.И., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителей Правительства Российской Федерации К. и О., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 2010 г. N 18 утверждены Правила оказания услуг по организации проезда транспортных средств по платным автомобильным дорогам общего пользования федерального значения, платным участкам таких автомобильных дорог (далее - Правила).

Нормативный правовой акт официально опубликован 25 января 2010 г. в "Собрании законодательства Российской Федерации" N 4 и 27 января 2010 г. в "Российской газете" N 15.

Пунктом 4 Правил определено, что пользователь заключает с оператором договор одним из следующих способов: въезжает на платную автомобильную дорогу (подпункт "а"); оплачивает проезд в пункте взимания платы (подпункт "б"); оплачивает проездной талон (подпункт "в"); приобретает в собственность или в аренду техническое средство автоматической электронной оплаты (подпункт "г").

Г.И. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просил признать недействующим подпункт "а" пункта 4 Правил. В обоснование заявления административный истец ссылался на то, что оспариваемое предписание противоречит статьям 153, 154, 420, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, нарушает его права и законные интересы и фактически не исполняется.

По мнению Г.И., въезд на платную автомобильную дорогу не может считаться заключением договора между пользователем такой дороги и оператором, поскольку сторона сделки (пользователь) не осознает, об установлении, изменении или прекращении каких гражданских прав и обязанностей идет речь. В административном исковом заявлении указано, что на участке трассы М-4 "Дон" 20 - 117 км за все время действия Правил на основании оспариваемой нормы не было заключено ни одного договора, то есть фактически она не работает.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 11 июля 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления Г.И. отказано.

Не согласившись с таким решением, Г.И. подал апелляционную жалобу, в которой просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска.

В жалобе указано, что судом первой инстанции неправильно оценено и применено понятие конклюдентных действий (действий, свидетельствующих о намерении заключить договор). При въезде на платную автомобильную дорогу сторона по сделке не осознает, какой именно договор и с кем заключается. В связи с этим правовое регулирование, закрепленное в оспариваемой норме, противоречит статье 158 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации в письменном отзыве на апелляционную жалобу просило в ее удовлетворении отказать, считая, что судом первой инстанции при вынесении решения не были нарушены нормы материального и процессуального права, оснований для его отмены не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Отказывая Г.И. в удовлетворении административного искового заявления, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что по настоящему административному делу такое основание для признания подпункта "а" пункта 4 Правил недействующим отсутствует.

Отношения, возникающие в связи с использованием автомобильных дорог, в том числе на платной основе, и осуществлением дорожной деятельности в Российской Федерации, регулируются Федеральным законом от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об автомобильных дорогах) (часть 1 статьи 1).

Частью 4 статьи 40 названного закона предусмотрено, что правила оказания услуг по организации проезда транспортных средств по платным автомобильным дорогам общего пользования федерального, регионального или межмуниципального, местного значения, платным участкам таких автомобильных дорог утверждаются соответственно Правительством Российской Федерации, высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, органами местного самоуправления.

На основании приведенных законоположений судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что Правила, устанавливающие порядок оказания услуг по организации проезда транспортных средств по платным автомобильным дорогам общего пользования федерального значения, платным участкам таких автомобильных дорог, а также требования к элементам обустройства платных автомобильных дорог в связи с оказанием таких услуг, утверждены Правительством Российской Федерации во исполнение предоставленных ему федеральным законодателем полномочий.

Проезд транспортного средства пользователя платной автомобильной дорогой или платным участком автомобильной дороги по платной автомобильной дороге или платному участку автомобильной дороги осуществляется на основании договора с владельцем автомобильной дороги. Владелец платной автомобильной дороги или автомобильной дороги, содержащей платные участки, не вправе оказывать предпочтение одному пользователю платной автомобильной дорогой или платным участком автомобильной дороги перед другими пользователями платной автомобильной дорогой или платным участком автомобильной дороги в отношении заключения договора (части 1, 2 статьи 40 Закона об автомобильных дорогах).

Определяя основные начала гражданского законодательства и отношения, регулируемые этим законодательством (в том числе договорные и иные обязательства), Гражданский кодекс Российской Федерации в пункте 4 статьи 3 закрепляет, что на основании и во исполнение данного кодекса и иных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права.

По своей правовой природе договор на оказание услуг по организации платного проезда, заключаемый между пользователем платной автомобильной дороги и оператором, является публичным договором, к которому применяются положения статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 4 названной статьи в случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации, а также уполномоченные Правительством Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти могут издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).

С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно указал в решении, что Правительство Российской Федерации, осуществляя нормативно-правовое регулирование порядка организации проезда по платной автомобильной дороге, вправе было определить в пункте 4 Правил способы заключения пользователями автомобильных дорог договора на оказание услуг по организации платного проезда с оператором. К числу этих способов отнесен въезд на платную автомобильную дорогу.

При этом судом первой инстанции обоснованно признаны несостоятельными доводы административного истца о противоречии оспариваемой нормы статьям 153, 154, 420, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исходя из пункта 2 статьи 158 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, которая может быть совершена устно, считается совершенной и в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку. Таким образом, гражданское законодательство предусматривает возможность заключения договора путем совершения лицом действий, свидетельствующих о намерении заключить договор, - конклюдентных действий. В рассматриваемой ситуации такими действиями следует считать въезд пользователя на платную автомобильную дорогу.

Возможность совершения сделок, в том числе сделок с гражданами, конклюдентными действиями обусловлена спецификой предмета таких сделок, связанной с невозможностью заключения отдельных письменных сделок с каждым потребителем ввиду большого количества заключаемых договоров и технологическими особенностями оказываемых услуг.

При этом нельзя согласиться с утверждением административного истца о том, что при въезде на платную автомобильную дорогу сторона по сделке не осознает, какой именно договор и с кем заключается. Пункт 3 части 3 статьи 40 Закона об автомобильных дорогах обязывает владельца платной автомобильной дороги или автомобильной дороги, содержащей платные участки, обеспечивать пользователей платной автомобильной дорогой или платным участком автомобильной дороги информацией о стоимости проезда транспортных средств по ним, об оказываемых услугах, о порядке, формах и системе их оплаты, о перечне услуг, входящих в стоимость проезда транспортных средств по такой автомобильной дороге или такому участку автомобильной дороги, и о порядке оказания этих услуг.

Довод апелляционной жалобы о том, что судом первой инстанции неправильно оценено и применено понятие конклюдентных действий, ошибочен, поскольку основан на неверном толковании административным истцом норм гражданского права, регулирующих договорные обязательства.

Ссылка Г.И. в апелляционной жалобе на противоречие оспариваемого положения Правил статье 158 Гражданского кодекса Российской Федерации лишена правовых оснований. В данном кодексе, равно как и в других федеральных законах, нет нормы о том, что договор на оказание услуг по организации платного проезда должен заключаться исключительно в письменной форме. Следовательно, к такому договору применимо правило пункта 2 статьи 158 названного кодекса о возможности заключения устной сделки путем совершения конклюдентных действий.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, подпункт "а" пункта 4 Правил не противоречит, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, отказал Г.И. в удовлетворении заявленного требования.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены или изменения решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 июля 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Г.И. - без удовлетворения.

Председательствующий

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Члены коллегии

В.В.ПОПОВ

Ю.В.СИТНИКОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области