ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 2015 г. N АПЛ15-306

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Ксенофонтовой Н.А., Меркулова В.П.

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по заявлению С.М. о признании недействующими абзацев второго и шестого пункта 2, пунктов 6 и 9 Правил обращения с отходами производства и потребления в части осветительных устройств, электрических ламп, ненадлежащие сбор, накопление, использование, обезвреживание, транспортирование и размещение которых может повлечь причинение вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям и окружающей среде, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 3 сентября 2010 г. N 681,

по апелляционной жалобе С.М. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2015 г. в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца второго пункта 2 Правил.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения С.М., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителей Правительства Российской Федерации К., С.И., Л., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 3 сентября 2010 г. N 681 утверждены Правила обращения с отходами производства и потребления в части осветительных устройств, электрических ламп, ненадлежащие сбор, накопление, использование, обезвреживание, транспортирование и размещение которых может повлечь причинение вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям и окружающей среде (далее - Правила). Нормативный правовой акт опубликован 10 сентября 2010 г. в "Российской газете" и 13 сентября 2010 г. в Собрании законодательства Российской Федерации.

С.М. оспорил в Верховный Суд Российской Федерации абзацы второй, шестой пункта 2, а также пункты 6, 9 Правил, ссылаясь на их противоречие Федеральному закону от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления (далее - Закон об отходах), Федеральному закону от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", а также на их несоответствие принципу определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, считая их нарушающими право на благоприятную окружающую среду.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2015 г. в удовлетворении заявления С.М. отказано.

В апелляционной жалобе заявитель просит указанное выше решение суда отменить в части отказа в признании недействующим абзаца второго пункта 2 Правил, считая его необоснованным, не соответствующим Закону об отходах, и принять по делу новое решение, которым это требование удовлетворить. В остальной части решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2015 г. не обжалуется.

Оспаривая абзац второй пункта 2 Правил, содержащий определение понятия "отработанные ртутьсодержащие лампы", заявитель указывает на то, что в нем отсутствует отнесение всех без исключения отработанных ртутьсодержащих ламп к отходам I класса опасности.

При этом С.М. утверждает, что содержание оспоренной нормы фактически предполагает разделение отработанных ламп на две категории: ртутьсодержащие, отнесенные к I классу опасности, и нертутьсодержащие, то есть неопасные отходы V класса опасности, по произвольно выбранной процентной границе (с содержанием ртути не менее 0,01 процента). Такое разделение противоречит статьям 14, 20 Закона об отходах, не содержащего какие-либо критерии классификации утративших потребительские свойства ламп.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно пункту 1 статьи 22 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" отходы производства и потребления подлежат сбору, накоплению, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению, условия и способы которых должны быть безопасными для здоровья населения и среды обитания и которые должны осуществляться в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Правовые основы обращения с отходами производства и потребления в целях предотвращения вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду, а также вовлечения таких отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья определены Законом об отходах.

Отходы в зависимости от степени негативного воздействия на окружающую среду подразделяются на пять классов опасности, из которых к I классу относятся чрезвычайно опасные отходы (статья 4.1 Закона об отходах).

В силу пункта 6 статьи 12 и пункта 2 статьи 20 названного закона объекты размещения отходов вносятся в государственный реестр объектов размещения отходов. Ведение государственного реестра объектов размещения отходов осуществляется в порядке, определенном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Государственный кадастр отходов ведется по единой для Российской Федерации системе. Порядок ведения государственного кадастра отходов определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В целях реализации указанных предписаний Закона об отходах Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, являющееся в соответствии с пунктом 5.2.31 Положения об этом министерстве, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2008 г. N 404, уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, приказом от 30 сентября 2011 г. N 792 утвердило Порядок ведения государственного кадастра отходов (далее - Порядок).

Порядок устанавливает процедуры сбора, обработки, систематизации и представления информации о видах отходов, их происхождении, химическом и (или) компонентном составе, агрегатном состоянии и физической форме, классе опасности, условиях и конкретных объектах размещения отходов, технологиях использования и обезвреживания отходов различных видов. Государственный кадастр отходов (далее - ГКО) включает в себя федеральный классификационный каталог отходов (далее - ФККО), государственный реестр объектов размещения отходов, банк данных об отходах и о технологиях использования и обезвреживания отходов различных видов и ведется по единой для Российской Федерации системе (пункты 1 и 2).

В свою очередь, ФККО включает перечень видов отходов, находящихся в обращении в Российской Федерации и систематизированных по совокупности классификационных признаков: происхождению, условиям образования (принадлежности к определенному производству, технологии), химическому и (или) компонентному составу, агрегатному состоянию и физической форме (пункт 6 Порядка).

Пункт 9 Порядка определяет, что конкретные виды отходов представлены в ФККО по наименованиям, а их классификационные признаки и классы опасности - в кодифицированной форме по 11-значной системе, в которой одиннадцатый знак 11-значного кода используется для кодирования класса опасности вида отходов в зависимости от степени негативного воздействия на окружающую среду.

Согласно ФККО, утвержденному приказом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования от 18 июля 2014 г. N 445, в соответствии с пунктом 6 Порядка и на основании пункта 5.5.11 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 2004 г. N 400, лампы ртутные, ртутно-кварцевые, люминесцентные, утратившие потребительские свойства, относятся к I классу опасности, то есть к чрезвычайно опасным отходам.

В соответствии с частью 9 статьи 10 Федерального закона от 23 ноября 2009 г. N 261-ФЗ "Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" правила обращения с отходами производства и потребления в части осветительных устройств, электрических ламп, ненадлежащие сбор, накопление, использование, обезвреживание, транспортировка или размещение которых может повлечь за собой причинение вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, утверждаются Правительством Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Правила приняты Правительством Российской Федерации в соответствии с полномочиями, предоставленными ему приведенным выше федеральным законом, в порядке и форме, которые предусмотрены Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации".

Пункт 2 Правил содержит определения понятий, используемых в Правилах. В силу абзаца второго данного пункта под отработанными ртутьсодержащими лампами понимаются ртутьсодержащие отходы, представляющие собой выведенные из эксплуатации и подлежащие утилизации осветительные устройства и электрические лампы с ртутным заполнением и содержанием ртути не менее 0,01 процента.

Довод в апелляционной жалобе о том, что абзац второй пункта 2 Правил, содержащий определение понятия "отработанные ртутьсодержащие лампы", в силу своей формулировки фактически производит разделение отработанных ламп по произвольно выбранной процентной границе (с содержанием ртути не менее 0,01 процента) на ртутьсодержащие, отнесенные к I классу опасности, и нертутьсодержащие, то есть неопасные отходы V класса опасности, судом первой инстанции проверялся и правильно был признан несостоятельным, как не соответствующий действительному содержанию оспоренной нормы.

Ссылки заявителя на некорректное указание в норме на такое понятие, как "ртутное заполнение", необходимость введения и применения критерия расчета на основания "вычисления отношения массы ртути к массе лампы" не могут свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, вынесенного в порядке абстрактного нормоконтроля, поскольку какого-либо акта, имеющего большую юридическую силу и которому могло бы противоречить оспариваемое предписание, С.М. не привел. Обозначенные выше ссылки на некорректность примененных понятий, раскрывающих технические характеристики отработанных ламп, фактически сводятся к решению вопроса о целесообразности внесения в нормативный правовой акт Правительства Российской Федерации дополнений в предлагаемой заявителем редакции, что не отнесено к компетенции суда.

Доводы апелляционной жалобы, которые по существу повторяют доводы первоначального заявления, были исследованы судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными. При этом суд правильно исходил из того, что ссылки заявителя на незаконность указанных положений абзаца второго пункта 2 Правил сводятся к иному (ошибочному) толкованию норм права, регулирующих рассматриваемые правоотношения. Кроме того, из содержания заявления С.М. не усматривается, что эта правовая норма фактически к нему применялась или существует непосредственная угроза ее применения, что могло бы свидетельствовать о возможном нарушении прав и свобод заявителя.

Согласно ФККО, утвержденному приказом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования от 18 июля 2014 г. N 445, лампы ртутные, ртутно-кварцевые, люминесцентные, утратившие потребительские свойства, относятся к I классу опасности, то есть к чрезвычайно опасным отходам.

В суде первой инстанции представитель Правительства Российской Федерации пояснил, что в понятие "отработанные ртутьсодержащие лампы" по терминологии Правил входят все ртутьсодержащие лампы, отнесенные ФККО к I классу опасности, в том числе компактные люминесцентные, используемые для освещения жилых помещений (л.д. 123). Такая же позиция была высказана и при рассмотрении дела в апелляционном порядке.

Данное обозначение и толкование не противоречит положениям Закона об отходах и не нарушает прав заявителя на благоприятную окружающую среду, поскольку, как указывает сам заявитель, предписываемый Правилами порядок сбора и утилизации отработанных ртутьсодержащих ламп соответствует предусмотренным Законом об отходах требованиям к обращению с отходами I класса опасности.

Приобщенные к апелляционной жалобе данные о весе и содержании ртути в бытовых энергосберегающих лампах также не могут служить поводом к отмене решения суда первой инстанции, поскольку свидетельствуют о наличии в таких лампах ртути, и следовательно, подпадающих под определение, используемое в оспоренной норме.

Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу С.М. - без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

Н.А.КСЕНОФОНТОВА

В.П.МЕРКУЛОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области