См. Документы Министерства внутренних дел Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 декабря 2017 г. N АПЛ17-442

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Меркулова В.П.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению О. о признании недействующими пункта 1 приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 14 ноября 2016 г. N 727 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения в части соблюдения осуществляющими деятельность по эксплуатации транспортных средств, выполняющими работы и предоставляющими услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями и гражданами - участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации, правил, стандартов, технических норм и иных нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения к конструкции и техническому состоянию находящихся в эксплуатации автомототранспортных средств и предметов их дополнительного оборудования, изменению их конструкции, перевозкам пассажиров и грузов", пункта 5, подпункта 34.2.2 пункта 34, абзаца второго подпункта 68.4 пункта 68, абзаца первого пункта 70, абзаца третьего пункта 71, подпункта 72.1 пункта 72 утвержденного им Административного регламента

по апелляционной жалобе О. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2017 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения О. и его представителя М., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения против доводов апелляционной жалобы представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации Ч. и П., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

пунктом 1 приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) от 14 ноября 2016 г. N 727 (далее - Приказ N 727) утвержден Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения в части соблюдения осуществляющими деятельность по эксплуатации транспортных средств, выполняющими работы и предоставляющими услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями и гражданами - участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации, правил, стандартов, технических норм и иных нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения к конструкции и техническому состоянию находящихся в эксплуатации автомототранспортных средств и предметов их дополнительного оборудования, изменению их конструкции, перевозкам пассажиров и грузов (далее - Административный регламент).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) 1 февраля 2017 г., регистрационный номер 45484, опубликован 2 февраля 2017 г. на "Официальном интернет-портале правовой информации" (http://www.pravo.gov.ru).

На основании пункта 5 Административного регламента предметом федерального государственного надзора является соблюдение юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, осуществляющими на территории Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств, и предоставляющими услуги по их техническому обслуживанию и ремонту (далее - субъекты транспортной деятельности), и гражданами - участниками дорожного движения (далее - водители транспортных средств) обязательных требований к техническому состоянию и конструкции автомототранспортных средств, изменению их конструкции, а также перевозкам пассажиров и грузов (за исключением требований, соблюдение которых проверяется при осуществлении федерального государственного транспортного надзора).

Пунктом 34 Административного регламента определен перечень административных процедур, составляющих исполнение государственной функции, одной из которых является проведение проверки субъекта транспортной деятельности, выполняющего работы и предоставляющего услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств (подпункт 34.2.2).

Порядок проведения проверки субъекта транспортной деятельности, осуществляющего эксплуатацию транспортных средств, в пункте 68 Административного регламента предусматривает мероприятия, осуществляемые в ходе выезда по местонахождению субъекта транспортной деятельности, в число которых входит проверка оснащения транспортных средств тахографами в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, в том числе соответствия тахографов установленным требованиям (абзацы первый и второй подпункта 68.4). При этом слова "случаи, установленные законодательством Российской Федерации" выделены в первом абзаце указанного подпункта сноской "3", отсылающей к Порядку оснащения транспортных средств тахографами, утвержденному приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 21 августа 2013 г. N 273 (далее - Приказ N 273).

Абзацем первым пункта 70 Административного регламента к субъектам транспортной деятельности, предоставляющим услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств, отнесены юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие техническое обслуживание и ремонт транспортных средств, на которые распространяются требования технического регламента.

В целях проведения проверки у субъекта транспортной деятельности, выполняющего работы и предоставляющего услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств, в соответствии с абзацем третьим пункта 71 Административного регламента истребуются документы, подтверждающие выполнение работ и предоставление услуг по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств в соответствии с нормами, правилами и процедурами, установленными их заводами-изготовителями с учетом условий эксплуатации, а также соответствие транспортных средств, прошедших техническое обслуживание и ремонт, обязательным требованиям, которые согласно тексту сноски "3" предусмотрены пунктами 3, 4 статьи 18 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (далее - Федеральный закон N 196-ФЗ).

В соответствии с подпунктом 72.1 пункта 72 Административного регламента в ходе выезда по месту фактического осуществления деятельности субъекта транспортной деятельности проводится проверка соответствия автомототранспортных средств, выезжающих после проведения ремонта и (или) технического обслуживания, обязательным требованиям безопасности с учетом требований Правил оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств.

Индивидуальный предприниматель О., основным видом деятельности которого является техническое обслуживание и ремонт автомототранспортных средств, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с указанным выше административным исковым заявлением. Административный истец полагает, что оспоренные им предписания в части, распространяющей исполнение государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения в части соблюдения требований законодательства Российской Федерации, правил, стандартов, технических норм и иных нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения к конструкции и техническому состоянию находящихся в эксплуатации автомототранспортных средств и предметов их дополнительного оборудования, изменению их конструкции, перевозкам пассажиров и грузов на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, выполняющих работы и предоставляющих услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств, противоречат пунктам 2 и 3 статьи 18 Федерального закона N 196-ФЗ и Закону Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", поскольку закрепляет за МВД России не предусмотренные законодательством Российской Федерации полномочия, в частности осуществление мероприятий по проверке оснащения транспортных средств тахографами, влечет смешение полномочий различных федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного контроля (надзора), в том числе в области транспорта, защиты прав потребителей и безопасности дорожного движения. Полагает также, что сноска "3" в подпункте 68.4 пункта 68 Административного регламента неправомерно отсылает к Порядку оснащения транспортных средств тахографами - нормативному правовому акту, не подлежащему применению, как противоречащему техническому регламенту Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств" (ТР ТС 018/2011), утвержденному решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. N 877 (далее - ТР ТС 018/2011).

Нарушение своих прав О. усматривает в том, что реализация оспоренных предписаний на практике (как следует из административного искового заявления) создает условия для осуществления проверок несколькими органами государственного контроля (надзора) в отношении деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя по исполнению одних и тех же требований, содержит основания для реализации субъективного подхода должностных лиц органа, исполняющего государственную функцию по осуществлению федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, к выполнению административной процедуры по проверке субъектов транспортной деятельности, а также технического состояния автотранспортных средств, не исключающего проведение избыточных процедур.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2017 г. в удовлетворении административного искового заявления О. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда первой инстанции, ссылаясь на его незаконность, и принять по делу новое решение, которым удовлетворить первоначальное требование. Указывает, что анализ правовых положений действующего федерального законодательства в их совокупности, в частности Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании" (статья 1, абзац двадцать первый статьи 2, абзац четвертый пункта 3 статьи 7), Федерального закона N 196-ФЗ (статья 16, статья 18, часть 1 статьи 30), ТР ТС 018/2011, позволяет прийти к выводу, что к субъектам контроля за выполнением установленных обязательных требований для транспортного средства о безопасности дорожного движения могут быть отнесены только владельцы транспортных средств, а не индивидуальные предприниматели, выполняющие работы и предоставляющие услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств (автомастерские); вмененная обязанность для автомастерских по выполнению обязательных требований является дополнительной, не предусмотренной федеральным законом, поэтому она не могла быть установлена подзаконным нормативным правовым актом МВД России; используемые в оспариваемом в части Административном регламенте понятия "техническое обслуживание" и "ремонт транспортного средства", "деятельность субъекта транспортной деятельности" не конкретизированы, носят неопределенный характер; контроль за деятельностью по оснащению транспортного средства тахографом к компетенции МВД России не относится.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

Согласно ТР ТС 018/2011 проверка выполнения требований к транспортным средствам, находящимся в эксплуатации, проводится в отношении каждого транспортного средства, зарегистрированного в установленном порядке в государстве - члене Таможенного союза, в формах технического осмотра, а также государственного контроля (надзора) за безопасностью дорожного движения. Порядок и объем проведения проверки выполнения требований к транспортным средствам, находящимся в эксплуатации, определяются национальным законодательством стран - членов Таможенного союза (пункты 72, 73).

Правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации определены Федеральным законом N 196-ФЗ. Пунктом 1 статьи 30 поименованного выше закона предусмотрено, что федеральный государственный надзор в области безопасности дорожного движения осуществляется в целях обеспечения соблюдения осуществляющими деятельность по эксплуатации автомобильных дорог, транспортных средств, выполняющими работы и предоставляющими услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями (далее - юридические лица, индивидуальные предприниматели) и гражданами - участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения (далее - обязательные требования).

Безопасность дорожного движения, как следует из статьи 5, пунктов 2 и 3 статьи 30 этого же закона, обеспечивается в том числе посредством осуществления уполномоченными федеральными органами исполнительной власти (далее - органы государственного надзора) согласно их компетенции в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, федерального государственного надзора (далее - федеральный надзор) за соблюдением юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами - участниками дорожного движения обязательных требований.

Пунктом 19 части 1 статьи 12 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" осуществление государственного контроля (надзора) за соблюдением правил, стандартов, технических норм и иных требований нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения возложено на полицию.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 августа 2013 г. N 716 "О федеральном государственном надзоре в области безопасности дорожного движения" (далее - Постановление N 716) утверждено Положение о федеральном государственном надзоре в области безопасности дорожного движения (далее - Положение), в соответствии с которым федеральный надзор осуществляется МВД России и его территориальными органами посредством организации и проведения плановых и внеплановых документарных и выездных проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в соответствии со статьями 9 - 13 и 14 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" (далее - Федеральный закон N 294-ФЗ), а также посредством осуществления иных полномочий, возложенных на уполномоченные органы федерального надзора для осуществления специальных контрольных, надзорных и разрешительных функций в области обеспечения безопасности дорожного движения в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункты 2 и 6).

Федеральный надзор направлен на предупреждение, выявление и пресечение нарушений осуществляющими деятельность по эксплуатации автомобильных дорог, транспортных средств, выполняющими работы и предоставляющими услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами - участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения посредством организации и проведения проверок указанных лиц, принятия предусмотренных законодательством Российской Федерации мер по пресечению и (или) устранению последствий выявленных нарушений, а также систематического наблюдения за исполнением обязательных требований, анализа и прогнозирования состояния исполнения обязательных требований при осуществлении юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами своей деятельности (пункт 1 Положения).

Предметом проверок является соблюдение юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями обязательных требований, в том числе к конструкции и техническому состоянию находящихся в эксплуатации автомототранспортных средств, прицепов к ним и предметов их дополнительного оборудования, изменению конструкции зарегистрированных в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД России или военной автомобильной инспекции Вооруженных Сил Российской Федерации автомототранспортных средств и прицепов к ним, к перевозкам пассажиров и грузов, в том числе тяжеловесных, опасных и крупногабаритных грузов (за исключением требований, соблюдение которых проверяется при осуществлении федерального государственного транспортного надзора), правил дорожного движения (подпункты "в" - "е" пункта 7 Положения).

Сроки и последовательность осуществления указанных административных процедур устанавливаются административными регламентами, которые разрабатываются и утверждаются в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 16 мая 2011 г. N 373 "О разработке и утверждении административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг" (пункта 9 Положения).

Реализуя предоставленные законом полномочия, МВД России в соответствии с Постановлением N 716 и пунктом 4 Правил разработки и утверждения административных регламентов предоставления государственных услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 мая 2011 г. N 373, утвердило Приказом N 727 Административный регламент, оспоренный административным истцом в части.

На основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие оспариваемого правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из то, что оспариваемый в части нормативный правовой акт издан уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в пределах предоставленной законодательством Российской Федерации компетенции с соблюдением установленного порядка принятия, опубликования и введения его в действие.

В обжалуемом решении суд привел подробный анализ правовых положений, регулирующих правоотношения в рассматриваемой сфере, в том числе изложенных выше правовых норм Федерального закона N 196-ФЗ и Постановления N 716, и пришел к правильному выводу о том, что исполнение установленной Административным регламентом государственной функции в области обеспечения безопасности дорожного движения осуществляется не только в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, деятельность которых связана с эксплуатацией транспортных средств, и граждан - участников дорожного движения, но и в отношении субъектов транспортной деятельности, предоставляющих услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств, в связи с чем оснований для признания не действующими пункта 1 Приказа N 727, пункта 5, подпункта 34.2.2 пункта 34 и абзаца первого пункта 70 Административного регламента в оспариваемой части не имеется.

Указание в апелляционной жалобе на постановление Правительства Российской Федерации от 16 октября 2015 г. N 1108 "Об уполномоченных органах Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств" не опровергает приведенный выше вывод суда первой инстанции.

Предписание статьи 16 Федерального закона N 196-ФЗ, определяющей, что обязанность по поддержанию транспортных средств, участвующих в дорожном движении, в технически исправном состоянии возлагается на владельцев транспортных средств либо на лиц, эксплуатирующих транспортные средства, на которую ссылается О. в обоснование заявленного требования, не может свидетельствовать о незаконности решения, как ему не противоречащее.

Суд первой инстанции также правильно указал в решении, что положения абзацев первого и второго подпункта 68.4 пункта 68 Административного регламента каким-либо правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не противоречат.

В соответствии со статьей 20 Федерального закона N 196-ФЗ требования к тахографам, категории и виды оснащаемых ими транспортных средств, порядок оснащения транспортных средств тахографами, правила их использования, обслуживания и контроля их работы устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 2015 г. N АКПИ15-585 постановление Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2012 г. N 1213 "О требованиях к тахографам, категориях и видах оснащаемых ими транспортных средств, порядке оснащения транспортных средств тахографами, правилах их использования, обслуживания и контроля их работы", приказы Министерства транспорта Российской Федерации от 13 февраля 2013 г. N 36 "Об утверждении требований к тахографам, устанавливаемым на транспортные средства, категорий и видов транспортных средств, оснащаемых тахографами, правил использования, обслуживания и контроля работы тахографов, установленных на транспортные средства" и от 21 августа 2013 г. N 273 "Об утверждении порядка оснащения транспортных средств тахографами" признаны не противоречащими федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу.

Таким образом, указание в пункте 68 (подпункт 68.4) Административного регламента наряду с другими мероприятиями, осуществляемыми в ходе выезда по местонахождению субъекта транспортной деятельности, на проведение проверки оснащения транспортных средств тахографами в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, в том числе соответствия тахографов установленным требованиям, согласуется с требованиями федерального законодательства.

Ссылка в апелляционной жалобе на ТР ТС 018/2011 не может свидетельствовать о незаконности обжалуемого решения, поскольку пунктом 14 ТР ТС 018/2011 установлено, что оснащение техническими средствами контроля за соблюдением водителями транспортных средств режимов движения, труда и отдыха (тахографами) осуществляется в порядке, установленном нормативными правовыми актами государств - членов Таможенного союза.

Каких-либо конкретных правовых норм, которым, по мнению административного истца, противоречило бы положение подпункта 68.4 пункта 68 о проведении проверки оснащения транспортных средств тахографами в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, и реализуемого МВД России и его территориальными органами при осуществлении федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, административный истец не приводит.

Упоминание в апелляционной жалобе правовых позиций, изложенных в решении Верховного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2014 г. по делу N АКПИ14-40 о признании недействующими абзаца второго пункта 8 Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2009 г. N 720, приказа Министерства транспорта Российской Федерации от 26 января 2012 г. N 20 "Об утверждении Порядка оснащения транспортных средств, находящихся в эксплуатации, включая специальные транспортные средства, категории М, используемых для коммерческих перевозок пассажиров, и категории N, используемых для перевозки опасных грузов, аппаратурой спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS" правового значения по данному делу не имеет, поскольку это решение вынесено судом по другому административному делу и в связи с иными правовыми обстоятельствами.

Согласно пункту 4 статьи 18 Федерального закона N 196-ФЗ транспортные средства, прошедшие техническое обслуживание и ремонт, должны отвечать требованиям, регламентирующим техническое состояние и оборудование транспортных средств, участвующих в дорожном движении, в части, относящейся к обеспечению безопасности дорожного движения, что подтверждается соответствующим документом, выдаваемым исполнителем названных работ и услуг.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает ответственность за управление или выпуск на линию транспортных средств, не зарегистрированных в установленном порядке, не прошедших государственный технический осмотр или технический осмотр (статьи 12.1, 12.31).

Предусмотренное абзацем третьим пункта 71 Административного регламента предписание об истребовании у субъекта транспортной деятельности, выполняющего работы и предоставляющего услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств, документов, подтверждающих выполнение работ и предоставление услуг по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств в соответствии с нормами, правилами и процедурами, установленными их заводами-изготовителями с учетом условий эксплуатации, а также соответствие транспортных средств, прошедших техническое обслуживание и ремонт, обязательным требованиям, и предусмотренная подпунктом 72.1 пункта 72 проверка соответствия автомототранспортных средств, выезжающих после проведения ремонта и (или) технического обслуживания, обязательным требованиям безопасности с учетом требований Правил оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств соответствует положениям Федерального закона N 196-ФЗ и согласуется с предписаниями нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, устанавливающих требования безопасности находящихся в эксплуатации транспортных средств и критерии допуска транспортных средств к участию в дорожном движении (Перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, являющийся приложением к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденным постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090; постановление Правительства Российской Федерации от 5 декабря 2011 г. N 1008 "О проведении технического осмотра транспортных средств").

Доводы О. о том, что оспоренные им положения Административного регламента являются неопределенными, судом первой инстанции проверялись и правильно были признаны несостоятельными, поскольку они не допускают какой-либо двусмысленности.

Ссылки в апелляционной жалобе на то, что оспариваемые положения сформулированы излишне широко, их применение должно быть детально конкретизировано, в том числе определены понятия "техническое обслуживание", "ремонт транспортного средства" и "деятельность субъекта транспортной деятельности", а также объемы и критерии проверки оценки технического состояния колесных транспортных средств не могут свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, поскольку по существу указывают на необходимость осуществления нормативного правового регулирования в рассматриваемой сфере и внесения в Административный регламент изменений и дополнений в предлагаемой административным истцом редакции, что не отнесено к компетенции суда.

Требование определенности правового регулирования, обязывающего формулировать правовые предписания с достаточной точностью, не исключает использование оценочных или общепринятых понятий, значение которых доступно для восприятия и уяснения (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 марта 2015 г. N 6-П).

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемых нормативных положений, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется.

Решение суда первой инстанции принято с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании, выводы суда о законности Административного регламента в оспариваемой части мотивированы. Оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу О. - без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

В.П.МЕРКУЛОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области