ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 июля 2020 г. N АПЛ20-174

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зайцева В.Ю.,

членов коллегии Горчаковой Е.В., Тютина Д.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению С. о признании частично недействующим абзаца пятого пункта 5 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2006 г. N 25,

по апелляционной жалобе С. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 18 марта 2020 г. по делу N АКПИ19-1035, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя административного истца, адвоката Рочевой И.О., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя Правительства Российской Федерации К., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2006 г. N 25 утверждены Правила пользования жилыми помещениями (далее - Правила), которые были опубликованы в "Российской газете" 27 января 2006 г. N 16, Собрании законодательства Российской Федерации 30 января 2006 г. N 5.

Абзацем пятым пункта 5 Правил предусмотрено, что право пользования жилым помещением имеют собственник жилого помещения и члены его семьи.

С., являющаяся собственником жилого помещения в многоквартирном доме, обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением об оспаривании данного пункта Правил в части, не предусматривающей право пользования жилым помещением за гражданами, не являющимися членами семьи собственника жилого помещения, и пользующимися этим помещением исключительно на основании договорных отношений с собственником. Административный истец ссылалась на противоречие оспариваемой нормы пункту 1 статьи 671 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее также - ЖК РФ).

В заявлении указано, что применение судами общей юрисдикции оспариваемой нормы привело к нарушению ее права как собственника жилого помещения на пользование им, поскольку посторонние ей лица, являющиеся нанимателями жилого помещения, признаны членами ее семьи со дня вселения в жилое помещение и фактически на основании части 2 статьи 31 ЖК РФ приобрели право пользования жилым помещением наравне с ней.

Правительство Российской Федерации административный иск не признало, указав в письменных возражениях, что нормативный правовой акт издан в пределах полномочий Правительства Российской Федерации, соответствует действующему законодательству и прав административного истца не нарушает.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 18 марта 2020 г. в удовлетворении административного искового заявления С. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить указанное решение суда, как незаконное и необоснованное, и принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска. Считает необоснованным вывод суда первой инстанции о том, что оспариваемая норма отвечает критерию правовой определенности.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу Правительство Российской Федерации просит в ее удовлетворении отказать, ссылаясь, что право собственника жилого помещения и членов его семьи пользоваться жилым помещением соответствует жилищному и гражданскому законодательству, а доводы апелляционной жалобы не содержат оснований для отмены или изменения обжалуемого решения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

В силу пункта 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

По настоящему административному делу такое основание для признания оспариваемых в части Правил недействующими отсутствует.

Полномочия Правительства Российской Федерации как высшего исполнительного органа государственной власти определены Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", статьей 23 которого установлено, что Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации обязательны к исполнению в Российской Федерации.

Согласно части 4 статьи 17 Жилищного кодекса Российской Федерации пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. До принятия Федерального закона от 23 июля 2008 г. N 160-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием осуществления полномочий Правительства Российской Федерации", указанная норма такими полномочиями наделяла Правительство Российской Федерации.

С учетом приведенных законоположений вывод суда первой инстанции о том, что оспариваемый в части нормативный акт принят Правительством Российской Федерации в пределах его полномочий, является правильным.

Пункт 1 Правил устанавливает, что они определяют порядок пользования жилыми помещениями государственного и муниципального жилищных фондов, а также принадлежащими гражданам на праве собственности жилыми помещениями в многоквартирных домах. В свою очередь оспариваемая норма предусматривает, что право пользования жилым помещением имеют собственник жилого помещения и члены его семьи. Сопоставление содержания абзаца пятого пункта 5 Правил с нормами жилищного и гражданского законодательства не дает оснований для вывода о его противоречии последним.

Так, согласно пунктам 1, 2 статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены данным кодексом. Собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании, а также юридическому лицу на основании договора аренды или на ином законном основании с учетом требований, установленных гражданским законодательством, названным кодексом.

В соответствии с частью 2 статьи 31 ЖК РФ члены семьи собственника жилого помещения, указанные в части 1 этой статьи, имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи.

Пункт 2 статьи 288 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет, что жилые помещения предназначены для проживания граждан. Гражданин - собственник жилого помещения может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи. Жилые помещения могут сдаваться их собственниками для проживания на основании договора.

Таким образом, члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным помещением, что и отражено в оспариваемой норме Правил.

Отказывая административному истцу в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что абзац пятый пункта 5 Правил не определяет прав нанимателя жилого помещения по договору с собственником жилого помещения. Не определяет указанная норма и перечень лиц, которые относятся или могут быть признаны членами семьи собственника жилого помещения, данный вопрос урегулирован частью 1 статьи 31 ЖК РФ.

При этом Правила в оспариваемой части не исключают возникновения в силу договора и (или) закона права пользования жилым помещением у лиц, не являющихся собственником этого помещения или членами его семьи, как ошибочно полагает административный истец (часть 2 статьи 30, часть 4 статьи 31, статьи 33, 34 ЖК РФ).

С доводом апелляционной жалобы о том, что содержание оспариваемой нормы Правил является неопределенным, согласиться нельзя, поскольку она изложена ясно, недвусмысленно и не вызывает неоднозначное толкование.

Заявляя о незаконности Правил, С. фактически выражает несогласие с судебными постановлениями Железнодорожного районного суда г. Пензы и Пензенского областного суда, которыми А. отказано в удовлетворении заявления к Управлению Судебного департамента в Пензенской области об оспаривании приказа в части снятия с учета для получения единовременной выплаты на приобретение жилого помещения. Между тем в рамках настоящего дела, рассматриваемого в порядке абстрактного нормоконтроля, суд апелляционной инстанции не вправе осуществлять проверку названных постановлений. При несогласии с указанными судебными актами административный истец вправе обжаловать их в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Имеющаяся, по мнению административного истца, в Правилах неполнота правового регулирования о проживании в жилом помещении граждан, не являющихся членами семьи собственника жилого помещения, не является основанием для признания нормативного правового акта или его части недействующим.

Установив, что по настоящему делу отсутствуют основания для признания абзаца пятого пункта 5 Правил недействующим, суд в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации принял правильное решение об отказе С. в удовлетворении административного иска.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 18 марта 2020 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу С. - без удовлетворения.

Председательствующий
В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Члены коллегии
Е.В.ГОРЧАКОВА
Д.В.ТЮТИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области