См. Документы Министерства обороны Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 марта 2021 г. N АПЛ21-108

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зайцева В.Ю.,

членов коллегии Крупнова И.В., Тютина Д.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Коробкина А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке административное дело по административному исковому заявлению Ш. о признании недействующими пункта 14 и подпункта "и" пункта 59 Инструкции о порядке допуска к государственной тайне военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан Российской Федерации, пребывающих в запасе и поступающих на военную службу по контракту либо подлежащих призыву на военную службу (в том числе по мобилизации), на военные сборы, а также граждан Российской Федерации, не пребывающих в запасе и подлежащих призыву для прохождения военной службы, которым требуется допуск к государственной тайне для исполнения служебных обязанностей, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 27 октября 2010 г. N 1313,

по апелляционной жалобе административного истца на решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2021 г. (дело N ВКА-ПИ20-25), которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., выступление представителя Министра обороны Российской Федерации Н., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы, и заключение прокурора Коробкина А.А., полагавшего апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министра обороны Российской Федерации от 27 октября 2010 г. N 1313 утверждена Инструкция о порядке допуска к государственной тайне военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан Российской Федерации, пребывающих в запасе и поступающих на военную службу по контракту либо подлежащих призыву на военную службу (в том числе по мобилизации), на военные сборы, а также граждан Российской Федерации, не пребывающих в запасе и подлежащих призыву для прохождения военной службы, которым требуется допуск к государственной тайне для исполнения служебных обязанностей (далее - Инструкция).

Указанный нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 7 февраля 2011 г. (регистрационный номер 19724) и официально опубликован 7 марта 2011 г. в издании "Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти" (N 10).

Пунктом 14 Инструкции определено, что допуск лица к государственной тайне может быть прекращен должностным лицом, имеющим право принимать решение о его допуске к государственной тайне, в случае:

а) расторжения с ним контракта в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий;

б) однократного нарушения им обязательств, связанных с защитой государственной тайны;

в) возникновения обстоятельств, являющихся в соответствии с пунктом 10 Инструкции основанием для отказа лицу в допуске к государственной тайне.

В случае возникновения обстоятельств, которые в соответствии с подпунктами "б" и "в" данного пункта могут послужить основанием для прекращения лицу допуска к государственной тайне, командир воинской части принимает решение о возможности или невозможности дальнейшей работы лица со сведениями, составляющими государственную тайну. До принятия такого решения лицо отстраняется от работы со сведениями, составляющими государственную тайну.

Лица, нарушившие обязательства, связанные с защитой государственной тайны, и в отношении которых командиром воинской части принято решение о возможности их дальнейшей работы со сведениями, составляющими государственную тайну, допускаются к указанным работам только после повторного изучения основных положений нормативных правовых актов по защите государственной тайны и сдачи зачета руководителю службы защиты государственной тайны.

Решение командира воинской части о возможности или невозможности лица, нарушившего обязательства, связанные с защитой государственной тайны, осуществлять работы со сведениями, составляющими государственную тайну, объявляется в приказе.

Прекращение допуска лица к государственной тайне является дополнительным основанием для расторжения с ним контракта, а прекращение допуска к государственной тайне руководителя организации - основанием для расторжения договора (контракта) на работы, связанные с использованием сведений, составляющих государственную тайну, заключенного между организацией - заказчиком работ и организацией, которую он возглавляет, если такое условие предусмотрено в контракте.

Решение командира воинской части о прекращении допуска лица к государственной тайне может быть обжаловано лицом в вышестоящую воинскую часть (организацию) или в суд.

Прекращение допуска к государственной тайне не освобождает лицо от ранее взятых им обязательств по неразглашению сведений, составляющих государственную тайну.

Согласно подпункту "и" пункта 59 Инструкции переоформление допуска к государственной тайне по первой, второй и третьей (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий) формам независимо от срока действия производится в случае приема на военную службу (работу) лица, у которого в карточке (форма N 1) в позиции 10 имеется отметка о нарушениях режима секретности и (или) наличии оснований для отказа в допуске к государственной тайне.

Ш., которому в период прохождения военной службы по контракту прекращен допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, и он уволен с военной службы на основании подпункта "г" пункта 2 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" (в связи с лишением допуска к государственной тайне), обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими пункта 14 и подпункта "и" пункта 59 Инструкции.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2021 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В обоснование принятого решения суд указал, что оспариваемые нормы соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не нарушают права, свободы и законные интересы административного истца.

В апелляционной жалобе Ш., указывая на необоснованность и незаконность решения, просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении требований.

Ссылаясь на определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2018 г. N 1403-О и от 29 сентября 2020 г. N 2077-О, Ш. считает оспариваемые нормы Инструкции не соответствующими Конституции Российской Федерации, поскольку они не предполагают, что при принятии командиром воинской части решения о прекращении лицу допуска к государственной тайне в действиях этого лица должно быть обязательно установлено наличие угрозы безопасности государству, что в свою очередь находится в компетенции не Министерства обороны Российской Федерации, а соответствующего органа безопасности.

Кроме того, административный истец утверждает о существенном нарушении судом норм процессуального права, поскольку поданные им замечания на протокол судебного заседания не рассмотрены.

В возражениях на апелляционную жалобу представители Министра обороны Российской Федерации Н. и Министерства юстиции Российской Федерации Б., указывая на отсутствие нарушений норм материального и процессуального права, просят апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

Ш., извещенный о дате судебного заседания установленным порядком, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Проверив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, Верховный Суд Российской Федерации пришел к правильному выводу о том, что Инструкция издана Министром обороны Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, а оспариваемые нормы не противоречат действующему законодательству и не нарушают прав административного истца.

В соответствии со статьей 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 "О государственной тайне" (далее - Закон) допуск должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне осуществляется в добровольном порядке.

Допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне предусматривает:

принятие на себя обязательств перед государством по нераспространению доверенных им сведений, составляющих государственную тайну;

согласие на частичные, временные ограничения их прав в соответствии со статьей 24 Закона;

письменное согласие на проведение в отношении их полномочными органами проверочных мероприятий;

определение видов, размеров и порядка предоставления социальных гарантий, предусмотренных Законом;

ознакомление с нормами законодательства Российской Федерации о государственной тайне, предусматривающими ответственность за его нарушение;

принятие решения руководителем органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации о допуске оформляемого лица к сведениям, составляющим государственную тайну.

Сроки, обстоятельства и порядок переоформления допуска граждан к государственной тайне устанавливаются нормативными документами, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

Согласно статье 25 Закона организация доступа должностного лица или гражданина к сведениям, составляющим государственную тайну, возлагается на руководителя соответствующего органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации, а также на их структурные подразделения по защите государственной тайны. Порядок доступа должностного лица или гражданина к сведениям, составляющим государственную тайну, устанавливается нормативными документами, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

В свою очередь, из статьи 23 Закона следует, что допуск должностного лица или гражданина к государственной тайне может быть прекращен по решению руководителя органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации в случаях:

расторжения с ним трудового договора (контракта) в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий;

однократного нарушения им взятых на себя предусмотренных трудовым договором (контрактом) обязательств, связанных с защитой государственной тайны;

возникновения обстоятельств, являющихся согласно статье 22 Закона основанием для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне.

Прекращение допуска должностного лица или гражданина к государственной тайне является дополнительным основанием для расторжения с ним трудового договора (контракта), если такие условия предусмотрены в трудовом договоре (контракте).

Прекращение допуска к государственной тайне не освобождает должностное лицо или гражданина от взятых ими обязательств по неразглашению сведений, составляющих государственную тайну.

Решение администрации о прекращении допуска должностного лица или гражданина к государственной тайне и расторжении на основании этого с ним трудового договора (контракта) может быть обжаловано в вышестоящую организацию или в суд.

Таким образом, Закон регулирует отношения, связанные с допуском лиц к государственной тайне, включая мероприятия по его организации, а также предусматривая основания для его прекращения. При этом Законом на Правительство Российской Федерации возлагаются вопросы, касающиеся порядка доступа лиц к сведениям, составляющим государственную тайну, а также сроков, обстоятельств и порядка переоформления допуска.

Постановлением Правительства Российской Федерации 6 февраля 2010 г. N 63 утверждена Инструкция о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне (далее - Инструкция Правительства Российской Федерации), согласно которой государственным органам, наделенным полномочиями по распоряжению сведениями, отнесенными к государственной тайне, а также Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом" и Государственной корпорации по космической деятельности "Роскосмос" с учетом специфики решаемых ими задач предоставлено право принимать ведомственные инструкции, регламентирующие порядок допуска граждан к государственной тайне в этих государственных органах и указанных государственных корпорациях по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности, если иное не предусмотрено нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации (пункт 2).

При этом нормы, содержащиеся в пунктах 15 - 17 Инструкции Правительства Российской Федерации, аналогичны положениям статьи 23 Закона.

Вместе с тем согласно пункту 48 Инструкции Правительства Российской Федерации в случае получения из органа безопасности уведомления о возникновении обстоятельств, которые в соответствии с подпунктами "б" и "в" пункта 15 этой Инструкции могут послужить основанием для прекращения гражданину допуска к государственной тайне, соответствующие должностные лица принимают решение о возможности или невозможности дальнейшей работы гражданина со сведениями, составляющими государственную тайну, о чем информируют орган безопасности. До принятия такого решения гражданин отстраняется от работы со сведениями, составляющими государственную тайну.

Проанализировав с учетом приведенных положений Закона и постановления Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. N 63 содержание оспариваемых норм Инструкции, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что они соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Вопреки мнению административного истца, правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в определениях от 5 июня 2018 г. N 1403-О и от 29 сентября 2020 г. N 2077-О, не дает оснований для признания Инструкции не соответствующей требованиям нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу.

Применение правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации возможно судом, рассматривающим конкретное дело, предметом которого с учетом фактических обстоятельств является оценка решения соответствующего должностного лица (органа), связанного с прекращением допуска того или иного лица к государственной тайне.

Между тем проверка оспариваемого нормативного правового акта на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, осуществляется в порядке абстрактного нормоконтроля.

Нарушений норм процессуального права при рассмотрении административного искового заявления не допущено.

Из материалов дела следует, что замечания на протокол судебного заседания рассмотрены, о чем свидетельствуют определения от 15 февраля и от 1 марта 2021 г. (об исправлении описки), копии которых направлены Ш.

Таким образом, предусмотренные статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основания для отмены решения суда в апелляционном порядке отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2021 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш. - без удовлетворения.

Председательствующий
В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Судьи
И.В.КРУПНОВ
Д.В.ТЮТИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области