См. Документы Центрального Банка Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 ноября 2019 г. N АПЛ19-420

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Корчашкиной Т.Е.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению К. о признании недействующими пункта 4 Указания Центрального банка Российской Федерации от 4 декабря 2018 г. N 5000-У "О предельных размерах базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях), коэффициентах страховых тарифов, требованиях к структуре страховых тарифов, а также порядке их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и пункта 4 приложения 6 к данному указанию

по апелляционной жалобе К. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2019 г. по делу N АКПИ19-493, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителей Центрального банка Российской Федерации А., Т., Ш., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

4 декабря 2018 г. Центральный банк Российской Федерации (далее - Банк России) на основании пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее также - Закон об ОСАГО) издал Указания N 5000-У "О предельных размерах базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях), коэффициентах страховых тарифов, требованиях к структуре страховых тарифов, а также порядке их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Указание); нормативный акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) 29 декабря 2018 г., N 53241, опубликован 11 января 2019 г. в издании "Вестник Банка России", N 1, размещен 29 декабря 2018 г. на официальном сайте Банка России (http://www.cbr.ru).

Пункт 4 Указаний предусматривает, что коэффициент страховых тарифов в зависимости от наличия или отсутствия страхового возмещения, осуществленного страховщиками в предшествующие периоды при осуществлении обязательного страхования, на период с 1 апреля 2019 г. по 31 марта 2020 г. применяется страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования в соответствии с приложением 6 к Указанию (далее - Приложение).

Приложением установлены величины коэффициента страховых тарифов в зависимости от наличия или отсутствия страхового возмещения, осуществленного страховщиками в предшествующие периоды при осуществлении обязательного страхования (коэффициент КБМ), и порядок его применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования на период с 1 апреля 2019 г. по 31 марта 2020 г.

В силу пункта 4 Приложения для договоров обязательного страхования, не предусматривающих ограничение числа лиц, допущенных к управлению транспортным средством, владельцем которого является физическое лицо, страховой тариф рассчитывается с применением коэффициента КБМ, равного 1.

К., являясь владельцем семи транспортных средств, которые используются им в предпринимательской деятельности, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими пункта 4 Указания и пункта 4 Приложения, поскольку они противоречат части 1 статьи 1, статье 2, части 2 статьи 6, статье 18, частям 1 и 2 статьи 19, частям 2 и 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, пунктам 1 - 4 статьи 1, пунктам 1 и 2 статьи 2, пунктам 1, 2, 7 статьи 3, пункту 1 статьи 8, пунктам 1, 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в той мере, в какой их положения в части применения значения КБМ, установленного пунктом 4 Приложения, распространяются на владельцев транспортных средств (физических лиц), заключающих договоры обязательного страхования после 1 апреля 2019 г., не предусматривающие ограничение числа лиц, допущенных к управлению транспортным средством, и значение КБМ которых до 1 апреля 2019 г. составляло более высокий класс по сравнению со значением КБМ, установленным пунктом 4 Приложения. Полагает, что оспоренное регулирование противоречит принципам справедливости, равенства и соразмерности, установлено произвольно, не преследуя каких-либо конституционно значимых целей, привело к нарушению прав собственников транспортных средств, страхующих их без ограниченного круга водителей, допущенных к управлению, на применение снижения суммы страховой премии при заключении договоров страхования автогражданской ответственности за счет применения достигнутого ими ранее соответствующего класса "Коэффициента "Бонус-Малус" (скидки за безаварийную езду) и, как следствие, в праве на собственность, обязав оплачивать страховую премию за полис ОСАГО в более высоком размере; ставит их в неравное положение с владельцами транспортных средств (физических лиц), заключающих договоры обязательного страхования, не предусматривающие ограничение числа лиц, допущенных к управлению транспортным средством, значение КБМ которых до 1 апреля 2019 г. составляло менее высокий класс (1.1, 1.2,14. и т.п.), чем значение "Коэффициента "Бонус-Малус" 1, либо равный ему.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2019 г. в удовлетворении административного искового заявления К. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда, как незаконное, необоснованное, вынесенное при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, с нарушением норм Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, и принять по административному делу новое решение, которым удовлетворить заявленное требование в полном объеме; судебное заседание суда апелляционной инстанции провести без участия административного истца и его представителя.

Представитель Минюста России представил письменный отзыв на апелляционную жалобу К., в котором поддержал решение суда первой инстанции и просил рассмотреть апелляционную жалобу без участия представителя названного министерства.

Административный истец и его представитель, представитель Минюста России в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены в установленном законом порядке.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены решения суда не находит.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (далее - Федеральный закон N 86-ФЗ) статус, цели деятельности, функции и полномочия Банка России определяются Конституцией Российской Федерации, названным законом и другими федеральными законами.

Банк России осуществляет регулирование, контроль и надзор в сфере финансовых рынков за некредитными финансовыми организациями и (или) сфере их деятельности в соответствии с федеральными законами (статья 76.1 Федерального закона N 86-ФЗ).

По вопросам, отнесенным к его компетенции поименованным выше законом и другими федеральными законами, Банк России издает в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц. Нормативные акты Банка России вступают в силу по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, за исключением случаев, установленных Советом директоров. Официальным опубликованием нормативного акта Банка России считается первая публикация его полного текста в официальном издании Банка России "Вестнике Банка России" или первое размещение (опубликование) на официальном сайте Банка России в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" (www.cbr.ru). Нормативные акты Банка России не имеют обратной силы; должны быть зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти (статья 7 Федерального закона N 86-ФЗ).

Закон об ОСАГО относит к компетенции Банка России регулирование страховых тарифов по обязательному страхованию, которое осуществляется им посредством установления в соответствии с данным законом актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования (пункт 1 статьи 8).

Реализуя предоставленные законом полномочия, Банк России издал оспоренные в части Указания. Процедуры издания и вступления в силу оспоренного нормативного акта нарушены не были.

При таких данных суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Указания изданы Банком России в пределах предоставленных полномочий с соблюдением формы и порядка введения в действие.

На основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие этого акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Рассматривая и разрешая данное административное дело, суд первой инстанции выполнил приведенные требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые положения нормативного акта Банка России соответствуют законодательству, регулирующему рассматриваемые правоотношения, по следующим основаниям.

В силу статьи 4 Закона об ОСАГО владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены этим законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

Посредством введения обязательного страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств - страхователей в договоре обязательного страхования потерпевшим, которые в силу пункта 3 статьи 931 ГК РФ признаются выгодоприобретателями и в пользу которых считается заключенным данный договор, обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав (часть 1 статьи 35, часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации).

Договор ОСАГО - это договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховое возмещение в форме страховой выплаты или путем организации и (или) оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Договор обязательного страхования заключается в порядке и на условиях, которые предусмотрены Законом об ОСАГО, правилами обязательного страхования, и является публичным (абзац восьмой статьи 1 Закона об ОСАГО).

В пункте 2 статьи 954 ГК РФ закреплено, что в предусмотренных законом случаях размер страховой премии определяется в соответствии со страховыми тарифами, установленными или регулируемыми органами страхового надзора.

Страховые тарифы - это ценовые ставки, установленные в соответствии с Законом об ОСАГО, применяемые страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования и состоящие из базовых ставок и коэффициентов (абзац двенадцатый статьи 1 Закона об ОСАГО).

Коэффициенты страховых тарифов, применяемые страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в соответствии с Приложением, должны быть экономически обоснованными (пункт 1 статьи 8 поименованного выше закона).

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд правильно исходил из того, что Банк России, являясь уполномоченным органом, реализовал предоставленные законом полномочия по оперативному реагированию на экономические и социальные изменения на рынке обязательного страхования и осуществил регулирование страховых тарифов в целях, отвечающих интересам этого рынка. При этом сам по себе факт изменения размера коэффициента КБМ по сравнению с ранее действующим имеет объективные и разумные оправдания с учетом специфики рассматриваемых правоотношений и динамики экономических факторов, влияющих на его размер, не может свидетельствовать о незаконности введенного регулирования.

Как правомерно отражено в обжалуемом решении, коэффициент КБМ - часть страховых тарифов, служащая для определения размера страховой премии, которая является денежной оценкой страхового риска по конкретному договору обязательного страхования и в соответствии со статьей 8 Закона об ОСАГО должна быть актуарно (экономически) обоснованной. При этом рассмотрение коэффициента КБМ в качестве права на скидку за безаварийную езду, на что ссылается К. в обоснование своего требования, не соответствует Закону об ОСАГО и заложенному в этом коэффициенте экономическому смыслу.

С учетом изложенного Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что нормы материального права, регулирующие рассматриваемые в данном деле правоотношения, применены и истолкованы судом первой инстанции правильно в соответствии с их содержанием, вывод суда о законности оспоренных нормативных положений Банка России сделан судом исходя из компетенции правотворческого органа, их издавшего, на основе надлежащего анализа норм федерального законодательства.

Страховой риск по договору ОСАГО с ограничением количества лиц, допущенных к управлению транспортным средством, ограничивается допущенными к управлению транспортным средством водителями, и влияние на денежную оценку этого риска аварийности допущенных к управлению водителей может быть учтено путем использования коэффициента КБМ указанных водителей. В случае заключения договора обязательного страхования с физическим лицом без ограничения числа водителей, допущенных к управлению транспортным средством, информация об аварийности лиц, которые могут управлять транспортным средством, отсутствует, в связи с чем применение коэффициента КБМ по договору страхования, не предусматривающему ограничения количества лиц, допущенных к управлению транспортным средством, отличающегося по размеру от коэффициента КБМ водителя, являющегося владельцем такого транспортного средства, не является нарушением права такого водителя и имеет объективную экономическую природу.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что риск аварийности уже учитывается страховщиками при применении коэффициента страховых тарифов в зависимости от возраста и водительского стажа лица, допущенного к управлению транспортным средством (коэффициент КВС), не может свидетельствовать о незаконности обжалованного решения. Применение коэффициента КВС предусмотрено пунктом 2.1 статьи 9 Закона об ОСАГО, этот коэффициент служит для оценки иных аспектов страхового риска, чем коэффициент КБМ.

Применение коэффициента КВС при определении размера страховой премии не исключает применение коэффициента КБМ, поскольку в силу пункта 1 статьи 9 Закона об ОСАГО страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов.

При этом страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 Закона об ОСАГО.

Доводы административного истца о том, что оспариваемые положения не соответствуют пунктам 1 - 4 статьи 1, пунктам 1, 2 статьи 2, пунктам 1, 2, 7 статьи 3, пункту 1 статьи 8, пунктам 1, 5 статьи 10 ГК РФ, судом первой инстанции проверялись и правильно были признаны несостоятельными. Названные нормы права носят общий характер и непосредственно не регулируют рассматриваемые правоотношения.

Какого-либо нормативного правового акта большей юридической силы, который бы иначе разрешал вопрос в области установления и применения коэффициентов страховых тарифов в отношении владельцев транспортных средств и которому бы не соответствовали оспоренные нормативные положения, не имеется.

Указание в апелляционной жалобе на необоснованность обжалованного решения суда, со ссылкой на то, что суд первой инстанции в нарушение требований части 7 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не проверил оспоренные положения на соответствие Федеральному закону N 86-ФЗ (статья 1, пункт 18.4 статьи 4) и Закону об ОСАГО (пункты 1, 2 статьи 2, статья 3) в контексте соблюдения принципов равенства и справедливости, запрета на разное правовое регулирование в отношении лиц, находящихся в одинаковой (сходной) ситуации; запрета на придание закону, ухудшающему положение лица обратной силы, ошибочно и не может свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда. При рассмотрении и разрешении административного дела судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в решении приведены и проанализированы в их совокупности нормы права, подлежащие применению в данном деле, а выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

Установив, что содержание пункта 4 Указаний и пункта 4 Приложения не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, а следовательно, прав, свобод и законных интересов административного истца не нарушает, суд первой инстанции правомерно, на основании пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, отказал в удовлетворении заявленного требования.

Ссылка К. в апелляционной жалобе о чрезмерности и явной необоснованности введенного регулирования в части размеров коэффициентов, применяемых страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, по сути, сводится к решению вопроса об осуществлении нормативно-правового регулирования, что не отнесено к компетенции Верховного Суда Российской Федерации.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
Т.Е.КОРЧАШКИНА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области