См. Документы Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 марта 2021 г. N АПЛ21-82

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Корчашкиной Т.Е.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Засеевой Э.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению В. о признании частично недействующим приложения 1 к Положению о национальном парке "Марий Чодра", утвержденному приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 12 марта 2018 г. N 91,

по апелляционной жалобе В. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2020 г. по делу N АКПИ20-723, которым в удовлетворении административного иска отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя административного истца П.Н., поддержавшей апелляционную жалобу, представителя административного ответчика П.А., которая возражала против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации приказом от 12 марта 2018 г. N 91, который зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 5 апреля 2018 г., регистрационный номер 50637, и размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) 6 апреля 2018 г., утвердило Положение о национальном парке "Марий Чодра". Как указано в пункте 1 данного положения, оно разработано в соответствии с Федеральным законом от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", Федеральным законом от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях" (далее - Закон об особо охраняемых природных территориях), Лесным кодексом Российской Федерации, Земельным кодексом Российской Федерации, Водным кодексом Российской Федерации, Градостроительным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире", Федеральным законом от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", постановлением Правительства Российской Федерации от 10 августа 1993 г. N 769 "Об утверждении Положения о национальных природных парках Российской Федерации".

В силу пункта 4 Положения о национальном парке "Марий Чодра" (далее - Положение) границы национального парка "Марий Чодра" (далее - Национальный парк) определены в системе координат МСК-12 и представлены в приложении 1 к Положению.

В., который является собственником земельного участка на основании решения Звениговского районного суда Республики Марий Эл от 8 декабря 2018 г., оспорил в Верховный Суд Российской Федерации приложение 1 к Положению, содержащее координаты характерных (поворотных) точек границ Национального парка в системе координат МСК-12, в части включения в границы данного парка принадлежащего ему земельного участка (кадастровый номер <...> площадью 3400 кв. м, расположен по адресу <...>), обозначенного в приложении 1 к Положению характерными точками <...> (координаты: X <...> и У <...>) и (координаты: X <...> и У <...>).

Административный истец указал, что его земельный участок относится к категории земель населенных пунктов, с видом разрешенного использования - для ведения личного подсобного хозяйства и никогда не входил в лесные земли, не являлся лесоучастком, не мог входить в границы лесничества, находящегося на территории Национального парка. По мнению В., включение в границы Национального парка его земельного участка противоречит статье 83 Земельного кодекса Российской Федерации, а также нарушает его право пользования земельным участком по назначению, поскольку режим особой охраны территории национального парка устанавливает существенные ограничения для собственников земельных участков.

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (далее - Минприроды России) и привлеченное к участию в деле в качестве заинтересованного лица Министерство юстиции Российской Федерации заявленное требование не признали, ссылаясь на то, что оспариваемый нормативный правовой акт издан уполномоченным органом в пределах предоставленной компетенции, приложение 1 к Положению не устанавливает и не изменяет границы Национального парка, а лишь воспроизводит в системе координат МСК-12 границы, установленные актами о создании Национального парка.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2020 г. в удовлетворении административного иска отказано.

В поданных В. апелляционной жалобе и дополнении к ней ставится вопрос об отмене судебного решения и о принятии нового об удовлетворении его требования. По мнению административного истца, судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела; не доказаны установленные судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для административного дела; выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам административного дела; нарушены нормы процессуального права и неправильно применены нормы материального права.

В поступивших возражениях Минприроды России полагает, что в ходе судебного разбирательства судом первой инстанции установлены все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела; выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам административного дела; судом первой инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права.

Министерство юстиции Российской Федерации о времени и месте судебного заседания апелляционной инстанции извещено надлежащим образом, своего представителя не направило.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Отказывая В. в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что по настоящему административному делу основание для признания приложения 1 к Положению частично недействующим отсутствует.

Суд первой инстанции проверил компетенцию Минприроды России на принятие оспариваемого нормативного правового акта и верно установил, что она предоставлена Министерству федеральным законодателем и Правительством Российской Федерации (пункт 4 статьи 12 Закона об особо охраняемых природных территориях, распоряжение Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2008 г. N 2055-р об утверждении перечня особо охраняемых природных территорий федерального значения, находящихся в ведении Минприроды России, подпункт 5.2.69 Положения о Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2015 г. N 1219). Несоблюдения требований законодательства к форме нормативного правового акта, порядку принятия и введения его в действие также не установлено.

Статьей 58 Федерального закона "Об охране окружающей среды" закреплено, что природные объекты, имеющие особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, находятся под особой охраной. Для охраны таких природных объектов устанавливается особый правовой режим, в том числе создаются особо охраняемые природные территории. Порядок создания и функционирования особо охраняемых природных территорий регулируется законодательством об особо охраняемых природных территориях (пункты 1, 2).

Закон об особо охраняемых природных территориях наряду с общими положениями, относящимися в том числе к регулированию порядка создания и функционирования национальных парков, содержит специальный раздел III "Национальные парки" (статьи 12 - 17), посвященный непосредственно названному регулированию.

Земельный кодекс Российской Федерации, подразделяя земли в Российской Федерации по целевому назначению, среди прочих выделяет такие категории, как земли населенных пунктов и земли особо охраняемых территорий и объектов (пункт 1 статьи 7). Нормы, регулирующие отношения по использованию земель населенных пунктов, включены в главу XV "Земли населенных пунктов" (статьи 83 - 86), регулирование отношений по использованию земель особо охраняемых территорий и объектов закреплено в главе XVII "Земли особо охраняемых территорий и объектов" (статьи 94 - 100).

Анализ норм Закона об особо охраняемых природных территориях и Земельного кодекса Российской Федерации, в редакции Федерального закона от 30 декабря 2020 г. N 505-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации", свидетельствует о правомерности выводов, сформулированных в обжалуемом судебном решении, о том, что положения природоохранного и земельного законодательства допускают возможность нахождения в границах национальных парков земель населенных пунктов, а также что территории национальных парков могут включать в себя помимо земельных участков, являющихся федеральной собственностью и закрепляемых за федеральными государственными бюджетными учреждениями, осуществляющими управление национальными парками, земельные участки иных пользователей, а также собственников, деятельность которых не оказывает негативное воздействие на земли национальных парков и не нарушает режим использования земель национальных парков.

Довод административного истца о том, что оспариваемым нормативным правовым актом в границы Национального парка включена территория деревни Ошутьялы, ранее никогда не входившая в состав земель Национального парка, судом первой инстанции обоснованно признан ошибочным.

В силу пункта 1 статьи 14 Закона об особо охраняемых природных территориях создание национальных парков и расширение территорий национальных парков осуществляются решениями Правительства Российской Федерации, принимаемыми по представлению уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти.

Создание Национального парка осуществлено постановлением Совета Министров РСФСР от 13 сентября 1985 г. N 400. Во исполнение поручения, содержащегося в пункте 2 этого постановления, Совет Министров Марийской АССР принял постановление от 2 декабря 1985 г. N 589 "О создании государственного природного национального парка "Марий Чодра", в приложении N 1 к которому приведено описание границ Национального парка.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что, определяя в системе координат МСК-12 границы Национального парка в оспариваемой В. части, Минприроды России подвергло их изменению, в материалах административного дела, а также в приложенных к апелляционной жалобе документах не имеется.

При вынесении решения судом первой инстанции учтены представленные административным ответчиком материалы федерального государственного бюджетного учреждения "Национальный парк "Марий Чодра", ранее действовавшее приложение N 2 к Положению о федеральном государственном учреждении "Национальный парк "Марий Чодра", утвержденному Минприроды России 16 мая 2001 г., с описанием границ Национального парка.

Довод апелляционной жалобы о вхождении земельного участка с кадастровым номером <...> в границы населенного пункта (дер. <...>) не опровергает вывод суда первой инстанции о соответствии приложения 1 к Положению в оспариваемой части нормативным правовым актам большей юридической силы, так как земельное законодательство и законодательство об особо охраняемых природных территориях не исключают возможности расположения населенных пунктов в границах национального парка (пункт 2 статьи 95 Земельного кодекса Российской Федерации, пункт 2 статьи 5.1, подпункт "д" пункта 2, пункт 6 статьи 15 Закона об особо охраняемых природных территориях).

Вопреки утверждению в апелляционной жалобе основания, указанные в части 2 статьи 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, для отмены решения Верховного Суда Российской Федерации отсутствуют.

Не имеется и иных предусмотренных названной статьей оснований для отмены обжалуемого судебного решения в апелляционном порядке.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2020 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу В. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
Т.Е.КОРЧАШКИНА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области