ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 сентября 2020 г. N АПЛ20-278

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Горчаковой Е.В., Корчашкиной Т.Е.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие "Инженерный центр Эра" о признании недействующими абзаца двенадцатого пункта 8, абзаца девятого пункта 13 Положения о военных представительствах Министерства обороны Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 11 августа 1995 г. N 804,

по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие "Инженерный центр Эра" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2020 г. по делу N АКПИ20-24, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя административного истца Д., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения представителей Правительства Российской Федерации К., П., А., Ш., Н. относительно доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 11 августа 1995 г. N 804 утверждено Положение о военных представительствах Министерства обороны Российской Федерации (далее - Положение).

Нормативный правовой акт 31 мая 1999 г. опубликован в "Собрании законодательства Российской Федерации" N 22.

Абзац двенадцатый пункта 8 Положения возлагает на военные представительства обязанность по выдаче заключений о цене военной продукции, в том числе прогнозной.

В силу абзаца девятого пункта 13 Положения руководители организаций обеспечивают обоснование цен на военную продукцию, согласование их с военными представительствами.

Общество с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие "Инженерный центр Эра" (далее также - Общество) обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просило признать абзац двенадцатый пункта 8, абзац девятый пункта 13 Положения недействующими. В обоснование заявления ссылалось на то, что оспариваемые предписания противоречат нормам Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 275-ФЗ "О государственном оборонном заказе" (далее - Закон о государственном оборонном заказе) и нарушают его права.

Как указано в административном исковом заявлении, Положение в оспариваемой части предусматривает обязательное согласование цены договора с военным представительством Министерства обороны Российской Федерации для всех контрагентов, работающих (участвующих в поставках продукции или оказывающих услуги) в рамках государственного оборонного заказа, но не входящих в состав кооперации головного исполнителя, в том числе при отсутствии в договоре (контракте) обязательного условия согласования цены с военным представительством Министерства обороны Российской Федерации, что не соответствует Закону о государственном оборонном заказе.

Административный истец также ссылался на то, что какими-либо нормативными правовыми актами порядок выдачи заключения и перечень представляемых документов не регламентированы, в связи с чем юридические лица при заключении договоров подряда на проведение тех или иных видов работ лишены возможности самостоятельно обратиться и прикрепиться к военному представительству Министерства обороны Российской Федерации в целях согласования цены на продукцию, работы в рамках государственного оборонного заказа.

Правительство Российской Федерации возражало против удовлетворения административного иска, считая, что Положение издано в пределах его полномочий, а оспариваемые нормы соответствуют действующему законодательству и прав административного истца не нарушают.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2020 г. в удовлетворении административного искового заявления Обществу отказано.

Не согласившись с таким решением, Общество в апелляционной жалобе просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска, считая выводы суда первой инстанции основанными на неверном толковании норм действующего законодательства. По мнению административного истца, оспариваемые предписания Положения предусматривают для всех контрагентов, работающих (участвующих в поставках продукции) в рамках государственного оборонного заказа и не входящих в состав кооперации головного исполнителя, обязательное согласование цены договора с военным представительством Министерства обороны Российской Федерации, в том числе при отсутствии в договоре (контракте) данного условия, что противоречит Закону о государственном оборонном заказе и принятым в его исполнение нормативным правовым актам.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу Правительство Российской Федерации просит отказать в ее удовлетворении, считая, что решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, судом исследованы все доводы административного истца и им дана надлежащая правовая оценка.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Отказывая Обществу в удовлетворении административного искового заявления, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что по настоящему административному делу такое основание для признания абзаца двенадцатого пункта 8, абзаца девятого пункта 13 Положения недействующими отсутствует.

Порядок принятия и официального опубликования Положения Правительством Российской Федерации соблюден и административным истцом не оспаривается.

Разрешая настоящее административное дело, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые предписания Положения не противоречат нормативным правовым актам большей юридической силы и, следовательно, не нарушают прав и законных интересов Общества.

Военные представительства Министерства обороны Российской Федерации создаются для контроля качества и приемки военной продукции на предприятиях, в организациях и учреждениях независимо от ведомственной подчиненности и организационно-правовых форм, осуществляющих в интересах обороны разработку, испытания, производство, поставку и утилизацию этой продукции как непосредственно, так и в порядке кооперации, а также работ по сервисному обслуживанию, ремонту и (или) модернизации военной продукции, проводимых специалистами организаций непосредственно у потребителей этой продукции в соответствии с условиями государственных контрактов (пункт 1 Положения).

Закон о государственном оборонном заказе устанавливает правовые основы государственного регулирования отношений, связанных с формированием, особенностями размещения, выполнения государственного оборонного заказа и государственного контроля (надзора) в сфере государственного оборонного заказа, определяет основные принципы и методы государственного регулирования цен на товары, работы, услуги по государственному оборонному заказу (статья 1).

Как правомерно отмечено судом первой инстанции, абзац двенадцатый пункта 8 Положения, возлагающий на военные представительства Министерства обороны Российской Федерации обязанность по выдаче заключений о цене военной продукции, соответствует основным принципам и методам государственного регулирования цен на продукцию по государственному оборонному заказу и, в частности, согласуется с нормой, закрепленной в пункте 10 части 1 статьи 10 Закона о государственном оборонном заказе. В силу данного предписания государственное регулирование цен на продукцию по государственному оборонному заказу осуществляется посредством государственного контроля за применением цен на продукцию по государственному оборонному заказу при формировании, размещении и выполнении государственного оборонного заказа.

При этом абзац двенадцатый пункта 8 Положения каких-либо обязанностей на административного истца не возлагает, в связи с чем не может рассматриваться как нарушающий его права и свободы.

Абзац девятый пункта 13 Положения, предусматривающий, что руководители организаций обеспечивают обоснование цен на военную продукцию и согласование их с военными представительствами, также не противоречит действующему законодательству.

Как следует из Закона о государственном оборонном заказе, государственное регулирование цен на продукцию по государственному оборонному заказу основывается на принципах единого нормативно-правового обеспечения для всех участников размещения и выполнения государственного оборонного заказа; стимулирования снижения затрат на поставки продукции по государственному оборонному заказу; обеспечения прибыльности поставок продукции по государственному оборонному заказу; обоснованности затрат головного исполнителя, исполнителя; применения мер антимонопольного регулирования; соблюдения баланса интересов государственного заказчика и головного исполнителя, исполнителя (часть 2 статьи 9).

Таким образом, абзац девятый пункта 13 Положения направлен на реализацию приведенных выше принципов государственного регулирования цен на продукцию по государственному оборонному заказу, которое осуществляется в целях эффективного использования бюджетных средств и создания оптимальных условий для рационального размещения и своевременного выполнения такого заказа при соблюдении баланса интересов государственного заказчика и головного исполнителя, исполнителя.

Несостоятельным является довод Общества о том, что оспариваемые положения допускают обязательное согласование цены договора с военным представительством Министерства обороны Российской Федерации для всех контрагентов, работающих (участвующих в поставках продукции) в рамках государственного оборонного заказа, но не входящих в состав кооперации головного исполнителя.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 8 Закона о государственном оборонном заказе головной исполнитель определяет состав исполнителей, обосновывает с их участием цену на продукцию по государственному оборонному заказу, сроки и условия финансирования. Головной исполнитель, определенный в установленном порядке, раскрывает с соблюдением требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне информацию о его кооперации, а также обосновывает цену на такую продукцию (в том числе на каждом этапе исполнения государственного контракта), возможные сроки и порядок формирования ее поставок.

Указанный закон определяет кооперацию головного исполнителя как совокупность взаимодействующих между собой лиц, участвующих в поставках продукции по государственному оборонному заказу в рамках сопровождаемых сделок. В кооперацию входят головной исполнитель, заключающий государственный контракт с государственным заказчиком, исполнители, заключающие контракты с головным исполнителем, и исполнители, заключающие контракты с исполнителями. Лицо, входящее в кооперацию головного исполнителя и заключившее контракт с головным исполнителем или исполнителем, является исполнителем государственного оборонного заказа (пункты 4, 4.1 статьи 3).

Следовательно, организация, заключающая контракт с головным исполнителем или исполнителем, является исполнителем, участвующим в поставках продукции по государственному оборонному заказу, и в силу приведенных законоположений входит в кооперацию головного исполнителя в рамках сопровождаемой сделки.

При этом исполнитель исполняет обязанности, предусмотренные законодательством Российской Федерации, в том числе постановлениями Правительства Российской Федерации, регулирующими отношения в сфере государственного оборонного заказа и принятыми в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом о государственном оборонном заказе, федеральными законами в области обороны и безопасности Российской Федерации, поставок продукции для обеспечения федеральных нужд, законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (часть 1 статьи 2, пункт 19 части 2 статьи 8 Закона о государственном оборонном заказе).

Какие-либо нормативные правовые акты, имеющие большую юридическую силу, которые бы по-иному определяли обязанности военных представительств Министерства обороны Российской Федерации и руководителей организаций, отсутствуют.

Вопреки утверждению в апелляционной жалобе суд первой инстанции принял решение с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые отношения, при правильном их толковании. Выводы суда о законности оспариваемых предписаний Положения подробно мотивированы и соответствуют обстоятельствам административного дела.

Довод административного истца о том, что нормативными правовыми актами порядок выдачи заключения и перечень представляемых документов недостаточно урегулирован, не может повлечь отмену решения суда, поскольку неполнота правовой нормы может быть восполнена федеральным органом государственной власти, осуществляющим правовое регулирование в соответствующей сфере деятельности, и не может устраняться судом путем признания нормы недействующей.

Ссылка Общества в обоснование своего требования на различные акты Правительства Российской Федерации также не влияет на правильность выводов суда первой инстанции, так как нормативные правовые акты, оспариваемые в порядке главы 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, проверяются судом на соответствие лишь нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

При изучении иных доводов Общества, приведенных в апелляционной жалобе, усматривается их тождественность доводам, заявленным в суде первой инстанции, которым в обжалуемом решении дана надлежащая правовая оценка с изложением конкретных мотивов отказа в административном иске.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, абзац двенадцатый пункта 8, абзац девятый пункта 13 Положения не противоречат, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, отказал Обществу в удовлетворении заявленного требования.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены или изменения решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2020 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие "Инженерный центр Эра" - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
Е.В.ГОРЧАКОВА
Т.Е.КОРЧАШКИНА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области