См. Документы Министерства внутренних дел Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 октября 2014 г. N АПЛ14-464

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Горшкова В.В., Шамова А.В.,

при секретаре П.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ш.А.Ф. об оспаривании абзаца пятого пункта 24 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним, утвержденного приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 7 августа 2013 г. N 605,

по апелляционной жалобе Ш.А.Ф. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2014 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя Ш.А.В. - по доверенности Х., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения против апелляционной жалобы представителя Министерства внутренних дел Российской Федерации И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 7 августа 2013 г. N 605 утвержден Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) по предоставлению государственной услуги по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним (далее - Административный регламент), определяющий сроки и последовательность административных процедур (действий) должностных лиц подразделений Госавтоинспекции на районном и региональном уровнях, а также Центра специального назначения в области обеспечения безопасности дорожного движения МВД России, на которых возложена обязанность по предоставлению государственной услуги по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним.

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 27 сентября 2013 г., регистрационный номер 30048, опубликован 4 октября 2013 г. в "Российской газете".

В соответствии с абзацем пятым пункта 24 Административного регламента основанием для отказа в предоставлении государственной услуги по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним является обнаружение признаков скрытия, подделки, изменения, уничтожения идентификационной маркировки, нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями, либо подделки представленных документов, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также при наличии сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных).

Ш.А.Ф. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим абзаца пятого пункта 24 Административного регламента, ссылаясь на то, что оспариваемая норма противоречит части 2 статьи 35, части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, статьям 1, 129, 209 и 216 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункту 3 статьи 15 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" и лишает собственника транспортного средства возможности пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. Нарушение своего права усматривает в том, что на основании договора от 28 февраля 2013 г. между Ч. и Ш.А.Ф. по уступке права требования и перехода права собственности ему принадлежит автомобиль, который 13 августа 2012 г. был тайно похищен неустановленным лицом у прежнего собственника Ч. и имеет измененные идентификационные номера кузова (VIN) и двигателя, что подтверждается заключением криминалистической экспертизы. В марте 2014 г. ему было отказано в подразделении Госавтоинспекции по г. Москве в проведении регистрационных действий в отношении принадлежащего ему автомобиля со ссылкой на пункт 24 Административного регламента.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2014 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе Ш.А.Ф. просит об отмене решения суда первой инстанции, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, нарушение и неправильное применение судом норм материального права, и принятии по делу нового решения об удовлетворении требования. В обоснование апелляционной жалобы указал на то, что нормы Федеральных законов "О безопасности дорожного движения", "О полиции" не содержат запрета на регистрацию транспортных средств, имеющих измененную маркировку узлов и агрегатов, а лишь ограничивают возможность их эксплуатации до проведения требуемых регистрационных действий. Установленный оспариваемым положением Административного регламента запрет на постановку транспортных средств на учет, имеющих измененную идентификационную маркировку, ограничивает права собственника, установленные частью 2 статьи 35 Конституции Российской Федерации и пунктом 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации. Полагает в апелляционной жалобе, что ссылка суда первой инстанции на Указ Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. N 711 "О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения" является несостоятельной, так как данный акт является подзаконным актом, а обосновывать правомерность применения одного нормативного правового акта другим, имеющим с ним равную юридическую силу, неправомерно.

Ш.А.Ф., представитель Министерства юстиции Российской Федерации в судебное заседание Апелляционной коллегии не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены в установленном законом порядке. Представитель Министерства юстиции Российской Федерации просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ограничение правомочий собственника транспортного средства, выражающееся в особом правовом режиме данного источника повышенной опасности и специальных правилах допуска его в эксплуатацию, установлено Федеральным законом "О безопасности дорожного движения", определяющим правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации и устанавливающим порядок регистрации транспортных средств. Согласно пункту 3 статьи 15 данного закона допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 7 декабря 2006 г. N 544-О разъяснено, что беспрепятственное осуществление субъективных гражданских прав, а значит, и права частной собственности, провозглашаемое в статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве одного из основных начал гражданского законодательства, не означает безграничную свободу собственника в отношении принадлежащего ему имущества. Государственная регистрация транспортных средств в подразделениях ГИБДД, предусмотренная Федеральным законом "О безопасности дорожного движения" (пункт 3 статьи 15) как обязательное условие для осуществления собственниками принадлежащих им имущественных прав на автомобили, а именно для использования в дорожном движении, в определенной степени ограничивает субъективное право собственности. Однако такое ограничение нельзя рассматривать как недопустимое, поскольку оно направлено на защиту здоровья, прав и законных интересов как самих собственников, так и других лиц, в том числе права на обеспечение эффективного противодействия преступлениям и другим правонарушениям, связанным с использованием транспортных средств, а сами по себе регистрационные действия, осуществляемые подразделениями ГИБДД, являются формой административного контроля с целью соблюдения конституционных прав граждан и гарантирования их имущественных интересов.

Из изложенного следует, что реализация права собственности в отношении транспортных средств при их использовании по назначению имеет свои особенности, которые определены спецификой их правового режима, связанной с техническими параметрами предметов, представляющих повышенную опасность для жизни, здоровья, имущества третьих лиц, поэтому регистрация транспортных средств, как правильно указал суд первой инстанции в решении, является обязательным условием для осуществления собственниками принадлежащих им имущественных прав на автомобили, а именно для использования в дорожном движении.

Госавтоинспекция с учетом возложенных на нее Положением о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. N 711, осуществляет федеральный государственный надзор и специальные разрешительные функции в области безопасности дорожного движения, имеет право, в том числе, не допускать к участию в дорожном движении путем отказа в регистрации и выдаче соответствующих документов автотранспортные средства и прицепы к ним, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки (пункт 1, подпункт "з" пункта 12), и на основании подпункта "д" пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г. N 250 "Вопросы организации полиции" входит в состав полиции.

В соответствии с Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" полиция осуществляет обеспечение безопасности дорожного движения и наделена правом, в том числе, запрещать эксплуатацию транспортных средств, имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов либо поддельные, измененные государственные регистрационные знаки, а равно имеющих маркировку, не соответствующую данным, указанным в регистрационных документах (пункт 7 части 1 статьи 2, пункт 21 части 1 статьи 13).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемый абзац пятый пункта 24 Административного регламента, устанавливающий в качестве основания для отказа в предоставлении государственной услуги по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним обнаружение признаков вскрытия, подделки, изменения, уничтожения идентификационной маркировки, нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями, либо подделки представленных документов, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также при наличии сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных), основан на приведенных нормах действующего законодательства, не противоречит им и прав и законных интересов заявителя не нарушает.

Вопреки утверждениям заявителя в апелляционной жалобе, отказывая в регистрации транспортных средств и выдаче соответствующих документов на автомототранспортные средства и прицепы к ним, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки, Госавтоинспекция, реализуя полномочия, возложенные на нее названным выше Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. N 711, имеющим большую юридическую силу по отношении к оспариваемому в части Административному регламенту, ограничивает права собственника транспортного средства на основании приведенного выше федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, в том числе права на обеспечение эффективного противодействия преступлениям и другим правонарушениям, связанным с использованием транспортных средств.

Несостоятелен довод апелляционной жалобы о том, что суд, разрешая данное дело, был не вправе ссылаться на названный Указ Президента Российской Федерации. Вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 2003 г. N ГКПИ03-1012 примененный судом подпункт "з" пункта 12 данного Указа признан не противоречащим законодательству Российской Федерации.

Судом первой инстанции обоснованно учтено, что оспариваемые предписания Административного регламента не регулируют вопросы регистрации похищенных транспортных средств, которые возвращены их собственникам или владельцам, и не лишают собственника транспортного средства права произвести постановку транспортного средства на регистрационный учет в порядке, установленном пунктом 15 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 1001, регулирующим внесение изменений в регистрационные данные транспортных средств, которые были похищены и возвращены их собственникам или владельцам с измененной маркировкой, нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями.

Установив, что нормативный правовой акт в оспариваемой части не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, прав и законных интересов заявителя не нарушает, суд правомерно, в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отказал в удовлетворении заявления.

Доводы апелляционной жалобы о неправильном применении судом норм материального права ошибочны. Решение суда первой инстанции принято с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании, выводы суда о законности оспариваемого предписания мотивированы.

Ссылка в апелляционной жалобе на нарушение требований части 1 статьи 249 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующей распределение обязанности по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений, не соответствует действительности и опровергается имеющимися в деле материалами, в том числе письменными возражениями и пояснениями в суде представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации, представивших доказательства законности оспоренного в части нормативного правового акта.

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемого абзаца пятого пункта 24 Административного регламента, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется. Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш.А.Ф. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.В.ГОРШКОВ
А.В.ШАМОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области