ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 октября 2019 г. N АПЛ19-368

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Ксенофонтовой Н.А.,

при секретаре Г.Е.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "РегионЭнергоКонтракт" о признании частично недействующим абзаца первого пункта 15.2 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861,

по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью "РегионЭнергоКонтракт" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 июля 2019 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя административного истца Г.И., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителей Правительства Российской Федерации Р., К., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в целях содействия развитию конкуренции на рынке производства и сбыта электрической энергии, защиты прав потребителей электрической энергии и в соответствии с Федеральным законом от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее также - Закон об электроэнергетике) Правительство Российской Федерации постановлением от 27 декабря 2004 г. N 861 утвердило Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг (далее также - Правила).

В настоящее время Правила действуют в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 22 июня 2019 г. N 800.

Первоначально текст нормативного правового акта официально опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 27 декабря 2004 г., N 52 (часть 2), "Российской газете" 19 января 2005 г., N 7.

Правила, определяя общие принципы и порядок обеспечения недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии, а также оказания этих услуг, в разделе II регулируют порядок заключения и исполнения договора на оказание услуг по передаче электрической энергии, который является публичным и обязательным к заключению для сетевой организации.

Пункт 15.2 Правил предусматривает порядок определения уровня напряжения в отношении каждой точки поставки при расчете и применении цены (тарифа) на услуги по передаче электрической энергии, которая согласно абзацу первому дифференцируется по уровням напряжения в соответствии с Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике.

Общество с ограниченной ответственностью "РегионЭнергоКонтракт" (далее - ООО "РегионЭнергоКонтракт", Общество), являющееся энергосбытовой организацией, приобретающей электрическую энергию с целью ее последующей продажи, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании частично недействующим абзаца первого пункта 15.2 Правил, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта не соответствуют пункту 2 статьи 40 Закона об электроэнергетике, поскольку не позволяют энергосбытовой организации, не являющейся гарантирующим поставщиком, продавать электрическую энергию потребителям (за исключением населения и иных случаев, установленных законом) по свободной (договорной) цене, чем нарушаются права административного истца в области торговли электроэнергией. Полагает, что оспариваемые положения содержат неопределенность, приводящую к противоречивой практике их применения.

В частности, суды применяют положения пункта 15.2 Правил при рассмотрении споров о взыскании потребителями с ООО "РегионЭнергоКонтракт" неосновательного обогащения, полагая, что стороны договора энергоснабжения (потребитель и энергосбытовая организация) не свободны в определении цены, а должны руководствоваться требованиями пункта 15.2 Правил.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 17 июля 2019 г. в удовлетворении административного искового заявления Обществу отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда первой инстанции, как незаконное и необоснованное, вынесенное при неправильном применении норм материального права, поскольку отсутствуют правовые основания для вывода суда о том, что положение пункта 2 статьи 40 Закона об электроэнергетике о свободной цене действует в отношении цены на электрическую энергию (мощность), не включающей стоимость услуг по ее передаче. По мнению Общества, в приведенной выше норме закона под ценой на электрическую энергию (мощность) понимается цена, которая включает все затраты по приобретению электрической энергии, а структура этих затрат определяется в зависимости от рынка, на котором она приобретается (оптовый, розничный), типа договора (энергоснабжение, купля-продажа) и субъекта рынка, выступающего продавцом. Общество осуществляет экономическую деятельность в качестве сбытовой организации, не являющейся гарантирующим поставщиком, в связи с чем при заключении договора энергоснабжения поставка электрической энергии должна осуществляться по свободной цене, которая не подлежит государственному регулированию.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на нее представителей Правительства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

Закон об электроэнергетике устанавливает правовые основы экономических отношений в сфере электроэнергетики, определяет полномочия органов государственной власти на регулирование этих отношений, основные права и обязанности субъектов электроэнергетики при осуществлении деятельности в сфере электроэнергетики (в том числе производства в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии) и потребителей электрической энергии (статья 1).

Технологическую основу функционирования электроэнергетики составляют единая национальная (общероссийская) электрическая сеть, территориальные распределительные сети, по которым осуществляется передача электрической энергии, и единая система оперативно-диспетчерского управления. Экономической основой функционирования электроэнергетики является обусловленная технологическими особенностями функционирования объектов электроэнергетики система отношений, связанных с производством и оборотом электрической энергии и мощности на оптовом и розничных рынках (пункт 1, 2 статьи 5 названного закона).

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Закона об электроэнергетике Правительство Российской Федерации утверждает правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии, услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и услугам организаций коммерческой инфраструктуры, правила оказания этих услуг.

Реализуя предоставленные законом полномочия, Правительство Российской Федерации 27 декабря 2004 г. издало постановление N 861, которым утверждены оспоренные в части Правила.

Суд первой инстанции правомерно исходил из того, что Правила утверждены Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных полномочий с соблюдением формы и порядка введения в действие.

На основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие этого акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Рассматривая и разрешая данное административное дело, суд первой инстанции выполнил приведенные требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации. Отказывая в удовлетворении административного искового заявления, правильно исходил из того, что оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют действующему законодательству об электроэнергетике, а следовательно, права и законные интересы административного истца не нарушают.

Пункт 1 статьи 20 Закона об электроэнергетике к принципам государственного регулирования и контроля в электроэнергетике относит в том числе такие принципы, как достижение баланса экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии, обеспечение защиты потребителей от необоснованного повышения цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность), обеспечение недискриминационного доступа к услугам субъектов естественных монополий в электроэнергетике и услугам организаций коммерческой инфраструктуры оптового рынка, сохранение государственного регулирования в сферах электроэнергетики, в которых отсутствуют или ограничены условия для конкуренции.

Услуги по передаче электрической энергии отнесены к сфере деятельности субъектов естественных монополий и подлежат государственному регулированию (статья 4 Федерального закона от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ "О естественных монополиях").

Так, согласно пункту 4 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике государственному регулированию на оптовом и розничных рынках подлежат цены (тарифы) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям, принадлежащим на праве собственности или ином законном основании территориальным сетевым организациям, а также предельные (минимальный и (или) максимальный) уровни таких цен (тарифов).

Пунктом 2 статьи 40 поименованного закона предусмотрено, что цены (тарифы) на электрическую энергию (мощность), поставляемую с 1 января 2011 г. потребителям электрической энергии энергосбытовыми организациями, не являющимися гарантирующими поставщиками, являются свободными, складываются под воздействием спроса и предложения и не подлежат государственному регулированию, за исключением случаев, для которых названным законом предусматривается государственное регулирование цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность).

Таким образом, цена на электрическую энергию (цена по договору энергоснабжения) является нерегулируемой, в то время как цена (тариф) на услуги по передаче электрической энергии подлежит государственному регулированию.

Размер тарифа на услуги по передаче электрической энергии рассчитывается в виде экономически обоснованной ставки, которая дифференцируется по четырем уровням напряжения (на высоком напряжении, на среднем первом напряжении, на среднем втором напряжении, на низком напряжении) в точке подключения потребителя к электрической сети организации.

Основными положениями функционирования розничных рынков, утверждаемыми Правительством Российской Федерации, предусматривается порядок осуществления расчетов за электрическую энергию, в том числе при продаже по нерегулируемым ценам (пункт 3 статьи 37 Закона об электроэнергетике).

То обстоятельство, что Общество является энергосбытовой организацией, а не гарантирующим поставщиком, не свидетельствует о том, что при расчетах между сторонами могут применяться цены на электрическую энергию без учета дифференциации по уровням напряжения, регламентированной тарифами.

Цены (тарифы) на услуги по передаче электрической энергии при осуществлении государственного регулирования на основе долгосрочных параметров регулирования деятельности соответствующих организаций устанавливаются в порядке, определенном Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2011 г. N 1178.

В оплачиваемый потребителями тариф на оказание услуг по передаче электроэнергии включаются расходы сетевой организации на оплату потерь, которые возникают в силу физических процессов в ходе передачи электрической энергии на расстояние. Величина указанных расходов регулируется государством путем установления соответствующих нормативов с учетом дифференциации по уровням напряжения сетей.

Пункт 15.2 Правил уточняет порядок определения объема услуг по передаче электрической энергии, оплачиваемых потребителями, чтобы исключить случаи экономически и технологически необоснованного применения более высокого тарифа при расчете и применении тарифа на услуги по передаче электрической энергии.

Таким образом, Правительство Российской Федерации, действуя в пределах полномочий, предусмотренных Законом об электроэнергетике, установило требования к договору энергоснабжения, заключаемому энергосбытовыми организациями, в том числе в части условий, касающихся порядка предоставления услуги по передаче электрической энергии.

Каких-либо иных нормативных правовых актов в области электроэнергетики, которые бы иначе определяли уровни напряжения для расчета и применения цены (тарифа) на услуги по передаче электрической энергии, дифференцированной по уровням напряжения, и которому бы противоречили оспоренные положения пункта 15.2 Правил, не имеется.

Ссылка в апелляционной жалобе ООО "РегионЭнергоКонтракт" на положения пункта 2 статьи 40 Закона об электроэнергетике не может свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, поскольку данная норма закона не регулирует порядок предоставления услуги по передаче электрической энергии, осуществляемой в условиях естественной монополии и подлежащей государственному регулированию.

Утверждения апелляционной жалобы о необоснованности обжалованного решения суда ошибочны, так как при рассмотрении и разрешении административного дела судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в решении приведены и проанализированы в их совокупности нормы права, подлежащие применению в данном деле, а выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

Доводы Общества о правовой неопределенности оспариваемых положений Правил со ссылкой на судебные акты арбитражных судов по конкретным делам, по сути, сводятся к решению вопроса об осуществлении нормативно-правового регулирования, что не отнесено к компетенции Верховного Суда Российской Федерации. Проверка же правомерности применения арбитражным судом оспариваемых положений нормативного правового акта осуществляется с учетом фактических обстоятельств конкретного дела и не является предметом нормоконтроля по данному административному делу.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 июля 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "РегионЭнергоКонтракт" - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
Н.А.КСЕНОФОНТОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области