См. Документы Министерства внутренних дел Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 апреля 2017 г. N АПЛ17-98

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Асташова С.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Ш. о признании частично недействующим абзаца четвертого пункта 3 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 1001,

по апелляционной жалобе Ш. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2016 г., которым в удовлетворении заявленного требования было отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения против доводов апелляционной жалобы представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации П., М., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 1001 утверждены Правила регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - Правила). Правила зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации 30 декабря 2008 г., N 13051 и опубликованы в "Российской газете" 16 января 2009 г.

Пунктом 3 Правил установлено, что не подлежат регистрации в Госавтоинспекции и не проводятся регистрационные действия с транспортными средствами по следующим основаниям (абзац первый);

если представлены транспортные средства, конструкция которых или внесенные в конструкцию изменения не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации в области обеспечения безопасности дорожного движения или сведениям, указанным в представленных документах (абзац четвертый).

Ш. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим приведенного выше положения абзаца четвертого пункта 3 Правил, полагая его не соответствующим целям Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (далее - Закон о безопасности дорожного движения), абзацу восьмому пункта 6 и пункту 78 технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств" (ТР ТС 018/2011), утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. N 877 (далее - Технический регламент), поскольку в настоящее время отсутствует нормативное правовое регулирование в области обеспечения безопасности дорожного движения: не определен порядок внесения изменений в конструкцию транспортных средств, порядок контроля за такими изменениями, а, следовательно, как следует из заявления, оспариваемая в части норма опирается на несуществующее положение законодательства. Нарушение своих прав усматривает в том, что на основании оспариваемого положения была аннулирована регистрация принадлежащего ему транспортного средства.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2016 г. в удовлетворении заявленного требования Ш. было отказано.

В апелляционной жалобе административный истец не соглашаясь с приведенным выше решением суда, просит его отменить, поскольку национальное законодательство Российской Федерации не регулирует вопросы обеспечения безопасности дорожного движения в случае внесения изменений в конструкцию транспортных средств, имеются лишь нормативные требования Технического регламента, применяемого в целях определения состояния безопасности непосредственно транспортного средства, в связи с чем вывод суда о соответствии оспоренного положения Правил действующему законодательству ошибочен.

Ш., его представитель в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены в установленном законом порядке.

Представитель Министерства юстиции Российской Федерации в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке, просил рассмотреть дело в отсутствие представителя данного министерства, оставив апелляционную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнения к ней, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Правила утверждены в соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации" и от 11 ноября 2005 г. N 679 "О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций (предоставления государственных услуг)".

В силу пункта 2 Правил регистрация транспортных средств осуществляется в целях: обеспечения их государственного учета, надзора за соответствием конструкции, технического состояния и оборудования транспортных средств установленным требованиям безопасности, выявления преступлений и пресечения правонарушений, связанных с использованием транспортных средств, исполнения законодательства Российской Федерации.

Компетенция Министерства внутренних дел Российской Федерации по принятию Правил ранее неоднократно проверялась Верховным Судом Российской Федерации (решения N АКПИ13-1251, АКПИ14-818, АКПИ15-268, АКПИ15-40). Суд установил, что оспариваемый в части нормативный правовой акт утвержден компетентным федеральным органом исполнительной власти в соответствии с предоставленными ему полномочиями и с соблюдением порядка, установленного постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009.

Согласно пункту 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие оспариваемого правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Закон о безопасности дорожного движения, как следует из его преамбулы, определяет правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации. Задачами данного закона являются: охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий.

Статья 2 упомянутого выше закона раскрывает содержание основных терминов, применяемых для целей этого закона, к их числу относятся:

- "безопасность дорожного движения - состояние данного процесса, отражающее степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий";

- "обеспечение безопасности дорожного движения - деятельность, направленная на предупреждение причин возникновения дорожно-транспортных происшествий, снижение тяжести их последствий".

В качестве основных принципов обеспечения безопасности дорожного движения Закон о безопасности дорожного движения в статье 3 предусматривает:

- приоритет жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности;

- приоритет ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении;

- соблюдение интересов граждан, общества и государства при обеспечении безопасности дорожного движения;

- программно-целевой подход к деятельности по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу пункта 3 статьи 15 Закона о безопасности дорожного движения допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Пунктом 4 этой статьи Закона о безопасности дорожного движения закреплено, что после внесения изменения в конструкцию зарегистрированных транспортных средств, в том числе в конструкцию их составных частей, предметов дополнительного оборудования, запасных частей и принадлежностей, влияющих на обеспечение безопасности дорожного движения, необходимо проведение повторной сертификации или повторного декларирования соответствия.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что закрепленное в абзаце четвертом пункта 3 Правил положение, устанавливающее запрет на регистрацию в Госавтоинспекции и регистрационные действия с транспортными средствами в случае, если представлены транспортные средства, конструкция которых или внесенные в конструкцию изменения не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации в области обеспечения безопасности дорожного движения, не противоречит нормам действующего законодательства (основано на них) и позволяет исключить из процесса дорожного движения транспортные средства, не отвечающие установленным требованиям в области обеспечения дорожного движения, а также создать дополнительные гарантии исполнения их владельцами обязательств, установленных действующим законодательством.

Доводы Ш. об отсутствии нормативного правового регулирования, определяющего порядок внесения изменений в конструкцию транспортных средств и порядок контроля за такими изменениями, ошибочны.

В решении суда первой инстанции правильно указано, что согласно статье 18 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании" подтверждение соответствия осуществляется в том числе в целях удостоверения соответствия продукции, процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, работ, услуг или иных объектов техническим регламентам, документам по стандартизации, условиям договоров.

Пунктом 75 Технического регламента установлено, что проверка выполнения требований к транспортным средствам, находящимся в эксплуатации, в случае внесения изменений в их конструкцию осуществляется в форме предварительной технической экспертизы конструкции на предмет возможности внесения изменений и последующей проверки безопасности конструкции и технического осмотра транспортного средства с внесенными в конструкцию изменениями. В ходе предварительной технической экспертизы удостоверяются в том, что после внесения изменений в конструкцию транспортного средства сохранится его соответствие требованиям Технического регламента, действовавшим на момент выпуска транспортного средства в обращение. В ходе проверки безопасности конструкции транспортного средства удостоверяются в том, что после внесения изменений в конструкцию транспортного средства его безопасность соответствует требованиям Технического регламента.

Внесение изменений в конструкцию транспортного средства и последующая проверка выполнения требований Технического регламента осуществляются по разрешению и под контролем подразделения органа государственного управления в сфере безопасности дорожного движения по месту регистрационного учета транспортного средства в порядке, установленном нормативными правовыми актами государства - члена Таможенного союза. По результатам рассмотрения представленных документов территориальное подразделение органа государственного управления в сфере безопасности дорожного движения оформляет, регистрирует и выдает заявителю свидетельство о соответствии транспортного средства с внесенными в его конструкцию изменениями требованиям безопасности по форме, предусмотренной приложением N 18 к Техническому регламенту, или отказывает в его выдаче с указанием причин. Номер свидетельства о соответствии транспортного средства с внесенными в его конструкцию изменениями требованиям безопасности вносится подразделением органа государственного управления в сфере безопасности дорожного движения в документ, идентифицирующий транспортное средство. В указанный документ вносятся также все особые отметки об ограничении применения транспортного средства, содержащиеся в свидетельстве о соответствии транспортного средства с внесенными в его конструкцию изменениями требованиям безопасности. Наличие в указанном документе номера свидетельства о соответствии транспортного средства с внесенными в конструкцию изменениями требованиям безопасности является необходимым условием для разрешения дальнейшей эксплуатации транспортного средства с внесенными в конструкцию изменениями (пункты 78, 79 и 80).

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 16 октября 2015 г. N 1108 "Об уполномоченных органах Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств" уполномоченным органом Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований Технического регламента в отношении колесных транспортных средств, находящихся в эксплуатации на территории Российской Федерации, является МВД России. Реализация данных полномочий осуществляется им в рамках федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения (пункты 1, 3).

Утверждения Ш. в апелляционной жалобе об отсутствии законодательства Российской Федерации в области обеспечения безопасности дорожного движения по мотиву отсутствия непосредственно в Законе о безопасности дорожного движения регламентирования порядка внесения изменений в конструкцию транспортных средств и порядка контроля за такими изменениями, лишены правовых оснований.

В силу статьи 4 Закона о безопасности дорожного движения законодательство Российской Федерации о безопасности дорожного движения состоит из данного Федерального закона и других федеральных законов, принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, муниципальных правовых актов.

Таким образом, определяя правовую основу безопасности дорожного движения в Российской Федерации, данный закон использует понятие "законодательство" в понимании, охватывающем не только уровень федерального закона, но и иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

Обжалованное решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
С.В.АСТАШОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области