См. Документы Генеральной прокуратуры Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 февраля 2017 г. N АПЛ17-11

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Ситникова Ю.В.,

при секретаре Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению К. о признании частично недействующим пункта 1.16 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 15 марта 2010 г. N 107 "Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам"

по апелляционной жалобе К. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 1 ноября 2016 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения против доводов апелляционной жалобы представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации Р.,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

15 марта 2010 г. Генеральным прокурором Российской Федерации издан приказ N 107 "Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам" (далее - Приказ). Приказ опубликован в журнале "Законность", 2010 г., N 6.

Пункт 1.16 Приказа содержит предписание прокурорам в соответствии с установленной законом компетенцией при получении сведений о несоблюдении подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве (сообщение заведомо ложных сведений, отказ от участия в следственных действиях, оперативно-розыскных мероприятиях, сокрытие важных для следствия данных и др.) выносить постановление о прекращении досудебного сотрудничества, а в случае их поступления при выполнении требований статьи 221 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации - постановление об отказе во внесении представления, предусмотренного статьей 317.5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Копии указанных документов с разъяснением порядка обжалования направлять обвиняемому и его защитнику. Уголовное дело при изложенных обстоятельствах направлять в суд для рассмотрения в общем порядке.

К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующим Приказа в части, допускающей при получении сведений о несоблюдении подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве (сообщении заведомо ложных сведений, отказ от участия в следственных действиях, оперативно-розыскных мероприятиях, сокрытие важных для следствия данных и др.) выносить постановление о прекращении досудебного сотрудничества. В обоснование заявленного требования указал на противоречие оспоренного им положения Приказа статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статье 45 Конституции Российской Федерации, статьям 15, 47, 317.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ), полагая, что при его реализации нарушается право обвиняемого на защиту, поскольку постановление о прекращении досудебного сотрудничества выносится прокурором единолично и, соответственно, без предоставления стороне защиты права давать пояснения по поводу поступившей информации о нарушении досудебного сотрудничества, а также приводить доказательства в поддержку своей позиции о недостоверности такой информации.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 1 ноября 2016 г. административное исковое заявление К. оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе административный истец просит об отмене указанного решения суда первой инстанции, полагая его вынесенным при неправильном толковании закона, в частности статьи 317.4 УПК РФ, статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 45 Конституции Российской Федерации, и о принятии нового решения об удовлетворении заявленного им требования. К. указывает в апелляционной жалобе на то, что расторжение прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым должно осуществляться с обязательным участием стороны защиты и с предоставлением возможности обвиняемому давать соответствующие пояснения и приводить доказательства в пользу своей позиции, что обеспечит соблюдение прав обвиняемого (статья 47 УПК РФ) и таких принципов уголовного процесса, как презумпция невиновности, состязательность сторон, право на защиту (статьи 14, 15, 16 УПК РФ).

Административный истец К. и его представитель М. в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены в установленном законом порядке.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с частью 1 статьи 129 Конституции Российской Федерации полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом.

Федеральным законом от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" закреплено, что прокуратура Российской Федерации составляет единую федеральную централизованную систему органов и организаций и действует на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации (пункт 1 статьи 4); Генеральный прокурор Российской Федерации руководит системой прокуратуры Российской Федерации, издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и организаций прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры Российской Федерации (пункт 1 статьи 17).

Реализуя полномочия, предоставленные названным федеральным законом, Генеральный прокурор Российской Федерации вправе был принять нормативный правовой акт, определяющий единый для системы прокуратуры Российской Федерации порядок работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемым (обвиняемым) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам.

Как следует из преамбулы оспоренного в части Приказа, он издан в целях обеспечения единства правоприменительной практики и практики прокурорского надзора, а также повышения эффективности борьбы с преступностью, особенно ее организованными формами.

Полномочие прокурора по заключению с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве было предоставлено Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" (часть 5 статьи 21 УПК РФ).

Пункт 61 статьи 5 УПК РФ определяет досудебное соглашение о сотрудничестве как соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения.

Суд первой инстанции привел в решении подробный анализ правовых положений главы 40.1 (статьи 317.1 - 317.9) УПК РФ, регулирующей особенности производства по уголовному делу, в том числе выделенному в отдельное производство при заключении с обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, и пришел к правильному выводу о том, что закрепленное пунктом 1.16 Приказа положение о том, что при получении сведений о несоблюдении подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве (сообщение заведомо ложных сведений, отказ от участия в следственных действиях, оперативно-розыскных мероприятиях, сокрытие важных для следствия данных и др.) прокурор выносит постановление о прекращении досудебного сотрудничества, полностью согласуется с нормами закона.

Кроме того, Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 322-ФЗ часть вторая статьи 37 УПК РФ была дополнена пунктом 5.2, в соответствии с которым в ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен рассматривать ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, выносить постановление об удовлетворении такого ходатайства либо об отказе в его удовлетворении, заключать досудебное соглашение о сотрудничестве, выносить постановление об изменении или о прекращении действия такого соглашения в порядке и по основаниям, предусмотренным этим кодексом, а также выносить представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

В части 5 статьи 317.4 УПК РФ, регулирующей проведение предварительного следствия в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, законодатель приводит основания, при наличии которых прокурор вправе вынести постановление об изменении или о прекращении действия такого соглашения: в случае сообщения подозреваемым или обвиняемым, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, лишь сведений о собственном участии в совершенном деянии или сведений, уже известных органам предварительного расследования, в случае отказа от дачи показаний, изобличающих других соучастников преступления, либо в случае выявления других данных, свидетельствующих о несоблюдении подозреваемым или обвиняемым условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 20 июля 2016 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина У." также подчеркнул, что для обеспечения условий и выполнения обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве, обвиняемым по уголовному делу, выделенному в связи с заключением соглашения в отдельное производство, уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с учетом новелл, включенных в него Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 322-ФЗ) предусматривает ряд правовых институтов. В частности, УПК РФ наделяет прокурора полномочием выносить постановление об изменении или о прекращении действия досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке и по основаниям, предусмотренным данным кодексом (пункт 5.2 части второй статьи 37).

Вопреки утверждениям К. в апелляционной жалобе о нарушении оспариваемым положением права подозреваемого (обвиняемого) пользоваться услугами защитника на любой стадии уголовного судопроизводства, давать показания, приводить свои доводы и представлять доказательства оспариваемая норма таких положений не содержит, а регулирует порядок работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемым (обвиняемым) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам. Не изменяя содержания полномочий прокурора, определенных уголовно-процессуальным законом, оспоренная в части правовая норма Приказа направлена на защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и не может рассматриваться как нарушающая права административного истца.

Доводы апелляционной жалобы о том, что расторжение прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым должно осуществляться с обязательным участием стороны защиты и с предоставлением возможности обвиняемому давать соответствующие пояснения и приводить доказательства в пользу своей позиции, сводятся к требованию об осуществлении нормативного правового регулирования и о внесении соответствующих изменений и дополнений в предлагаемой заявителем редакции в оспариваемый им в части пункт 1.16 Приказа, что не отнесено к компетенции суда.

Ссылки К. о противоречии оспоренного положения статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статье 45 Конституции Российской Федерации, закрепляющим право на защиту, судом первой инстанции проверялись и правильно были признаны несостоятельными, поскольку последствия несоблюдения подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве ему разъясняются прокурором на стадии подачи ходатайства о его заключении (часть 2.1 статьи 317.3 УПК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 322-ФЗ); при несогласии с вынесенным постановлением о прекращении досудебного сотрудничества подозреваемый (обвиняемый) и его защитник не лишены возможности его оспорить в установленном законом порядке вышестоящему прокурору (статья 124 УПК РФ, глава 40.1 УПК РФ). Кроме того, вынесение прокурором рассматриваемого постановления не препятствует подозреваемому (обвиняемому) ходатайствовать о дополнительном допросе, в том числе и по обстоятельствам, изложенным в постановлении.

Суд, признав, что оспариваемая в части норма издана Генеральным прокурором Российской Федерации в пределах его компетенции, не противоречит федеральному закону или другому нормативному правому акту, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и законных интересов административного истца, обоснованно отказал в удовлетворении заявленного К. требования.

Оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 1 ноября 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
Ю.В.СИТНИКОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области