ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 февраля 2022 г. N АПЛ21-573

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Зинченко И.Н.,

при секретаре Ш.,

с участием прокурора Засеевой Э.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению ООО "Инвестпромстрой - XXI" о признании частично недействующими пунктов 128, 179, 183, 186 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 г. N 442,

по апелляционной жалобе общества на решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 октября 2021 г. по делу N АКПИ21-594, которым в удовлетворении административного иска отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя административного истца О., поддержавшего апелляционную жалобу, возражения представителя Правительства Российской Федерации Г. относительно доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., которая полагала апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 г. N 442, опубликованным в Собрании законодательства Российской Федерации 4 июня 2012 г., N 23, утверждены Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии (далее - Основные положения), которые содержат раздел IX "Порядок взаимодействия субъектов розничных рынков, участвующих в обороте электрической энергии, с организациями технологической инфраструктуры на розничных рынках", состоящий из пунктов 118 - 135, и раздел X "Правила организации учета электрической энергии на розничных рынках", включающий пункты 136 - 197(11).

Пункт 128 Основных положений в абзаце первом определяет, что фактические потери электрической энергии (далее также - электроэнергия) в объектах электросетевого хозяйства приобретаются и оплачиваются сетевыми организациями, в объектах электросетевого хозяйства которых возникли такие потери, путем приобретения электрической энергии (мощности) у гарантирующего поставщика электрической энергии (далее - гарантирующий поставщик) по договору купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности), заключенному в порядке и на условиях, указанных в разделе III Основных положений.

Пункт 179 Основных положений закрепляет, что в случаях отсутствия, неисправности, утраты или истечения интервала между поверками, истечения срока эксплуатации расчетного прибора учета, непредставления показаний расчетного прибора учета в установленные сроки, а также отсутствия контрольного прибора учета определение объема потребления электрической энергии для расчета за потребленную электрическую энергию (мощность) и оказанные услуги по передаче электрической энергии производится на основании замещающей информации с учетом особенностей, указанных в пункте 136 Основных положений.

Исходя из пункта 183 Основных положений в случае снятия показаний приборов учета за период времени (его часть), в течение которого объем электрической энергии был определен в порядке, предусмотренном пунктами 179 - 181 Основных положений, разница между объемом, определенным по показаниям прибора учета, и объемом, определенным в предусмотренном указанными пунктами порядке, учитывается равномерно по всем часам при определении объема электрической энергии за расчетный период, в котором были сняты соответствующие показания.

Согласно пункту 186 Основных положений расчет объема безучетного потребления или бездоговорного потребления электрической энергии осуществляется сетевой организацией в соответствии с пунктом 187 или 189 Основных положений в течение 2 рабочих дней со дня составления акта о неучтенном потреблении электрической энергии на основании материалов проверки (акта о неучтенном потреблении электрической энергии, акта предыдущей проверки приборов учета), а также на основании документов, представленных потребителем, осуществляющим безучетное потребление (обслуживающим его гарантирующим поставщиком (энергосбытовой, энергоснабжающей организацией), или лицом, осуществляющим бездоговорное потребление электрической энергии. Расчет объема безучетного потребления направляется сетевой организацией гарантирующему поставщику (энергосбытовой, энергоснабжающей организации), обслуживающему потребителя, осуществляющего безучетное потребление, вместе с актом о неучтенном потреблении электрической энергии в срок, установленный пунктом 177 Основных положений.

ООО "Инвестпромстрой - XXI" (далее также - Общество) обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным иском и дополнениями к нему о признании частично недействующими пунктов 128, 179, 183, 186 Основных положений, ссылаясь на то, что они в толковании, данном им арбитражными судами, не соответствуют статье 6 Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике), статьям 1, 5, 6, 308, 539, 541, 544 Гражданского кодекса Российской Федерации, конституционно-правовому смыслу пункта 4 статьи 26 Закона об электроэнергетике, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 25 апреля 2019 г. N 19-П; нарушают баланс гражданских отношений в сфере электроснабжения, устанавливая произвольные, не основанные на федеральном законе или ином публичном порядке, правила поведения, которые предоставляют произвольные преференции гарантирующему поставщику и сетевой компании по отношению к собственнику объекта электросетевого хозяйства, включенного сетевой компанией без согласия собственника в схему транзита (перетока) электроэнергии конечным потребителям гарантирующего поставщика; нарушают установленный статьей 19 Конституции Российской Федерации запрет на дискриминацию, поскольку носят дискриминационный характер по отношению к собственникам объектов электросетевого хозяйства, присоединенных к сетям сетевой компании, не использующим их по прямому назначению.

Как указало Общество, удовлетворяя исковые требования к нему о взыскании стоимости фактических потерь электроэнергии и неустойки, арбитражные суды по делам N А40-105990/2020, А40-227997/2020 исходили из того, что оно имело на балансе объекты электросетевого хозяйства, технологически присоединенные к сетям ПАО "Россети Московский регион" (ранее ПАО "МОЭСК"), в границах балансовой принадлежности была расположена ТП-1005; к принадлежавшим ООО "Инвестпромстрой - XXI" объектам электросетевого хозяйства присоединены многоквартирные дома, в отношении которых у АО "Мосэнергосбыт" имеются действующие договоры энергоснабжения; между Обществом и АО "Мосэнергосбыт" договор энергоснабжения не заключался. В силу данного арбитражными судами толкования оспариваемых норм они допускают определение потерь электроэнергии на объектах электросетевого хозяйства третьих лиц, выбранных территориальной сетевой компанией для транзита (перетока) электроэнергии конечным потребителям гарантирующего поставщика, либо на основании показаний приборов учета конечных потребителей гарантирующего поставщика, либо по правилам безучетного (бездоговорного) потребления электроэнергии, освобождая сетевую компанию от организации учета возможных потерь в выбранной схеме транзита (перетока) электроэнергии.

В обоснование заявленных требований отмечено, что обязанность перед гарантирующим поставщиком по возмещению потерь электроэнергии на объектах электросетевого хозяйства, принадлежащих третьим лицам, которые выбраны сетевой компанией для транзита (перетока) электроэнергии конечным потребителям гарантирующего поставщика, несет сетевая компания. При выборе территориальной сетевой компанией схемы транзита (перетока) электроэнергии конечным потребителям гарантирующего поставщика с использованием объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих третьим лицам, сетевая компания также несет обязанности по организации учета возможных потерь электроэнергии на объектах электросетевого хозяйства, принадлежащих третьим лицам, в том числе обязанность по установке приборов учета в зоне технологической ответственности объекта электросетевого хозяйства иного собственника (владельца), технологически присоединенного к оборудованию сетевой компании, как на входе в зону ответственности, так и на выходе из нее.

По мнению ООО "Инвестпромстрой - XXI", Основные положения в оспариваемой части допускают определение потерь электроэнергии на объектах электросетевого хозяйства третьих лиц, выбранных иным законным владельцем для транзита (перетока) электроэнергии конечным потребителям гарантирующего поставщика, либо на основании показаний приборов учета конечных потребителей гарантирующего поставщика, либо по правилам безучетного (бездоговорного) потребления электроэнергии, освобождая лицо, владеющее объектом на ином законном основании, от организации учета потерь электроэнергии на объекте электросетевого хозяйства, право собственности на который принадлежит третьему лицу. В противоречие общим принципам владения, установленным статьями 1, 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, арбитражные суды ошибочно толкуют оспариваемые предписания, возлагая обязанности по возмещению потерь на собственника объекта электросетевого хозяйства, хотя титул владения и пользования объектом электросетевого хозяйства он не имеет в связи с переходом к третьему лицу по предусмотренной законом инициативе последнего. На собственника имущества не могут быть возложены обязанности нормативным правовым актом, не являющимся федеральным законом.

Правительство Российской Федерации требования Общества не признало, считая, что Основные положения в оспариваемой части изданы в пределах полномочий Правительства Российской Федерации, соответствуют действующему законодательству и прав административного истца не нарушают.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 октября 2021 г. в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней (далее - апелляционная жалоба) ООО "Инвестпромстрой - XXI" просит данное решение отменить, как незаконное и необоснованное, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении административного искового заявления с учетом его уточнений в судебном заседании от 20 октября 2021 г. Кроме того, просит дать оценку законности определения судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 июля 2021 г. и оставившего его без изменения определения Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2021 г., а также обеспечить рассмотрение по существу доводов административного истца, направленных на реализацию способа защиты права, вытекающего из части 3 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее также - Кодекс).

Возражая против доводов апелляционной жалобы, представитель Правительства Российской Федерации Г. в настоящем судебном заседании пояснила, что решение суда является законным и обоснованным, не содержит неясности, в апелляционной жалобе, как и в административном иске, по сути, Общество просит о пересмотре дел, по которым с него арбитражными судами взысканы соответствующие суммы, что не может быть осуществлено Верховным Судом Российской Федерации по правилам главы 21 Кодекса.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

Как правомерно указано судом первой инстанции, в силу пунктов 1 и 2 статьи 21 Закона об электроэнергетике Правительство Российской Федерации наделено федеральным законодателем полномочиями по утверждению основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, правил организации учета электрической энергии на розничных рынках.

Основные положения, устанавливая правовые основы функционирования розничных рынков электроэнергии, в разделе IX регламентируют порядок взаимодействия субъектов розничных рынков, участвующих в обороте электрической энергии, с организациями технологической инфраструктуры на розничных рынках. Предписание абзаца первого пункта 128 о том, что фактические потери электроэнергии в объектах электросетевого хозяйства приобретаются и оплачиваются сетевыми организациями, в объектах электросетевого хозяйства которых возникли такие потери, путем приобретения электрической энергии (мощности) у гарантирующего поставщика по договору купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности), заключенному в порядке и на условиях, указанных в разделе III "Правила заключения договоров между потребителями (покупателями) и гарантирующими поставщиками и правила их исполнения, включающие существенные условия таких договоров, а также условия договоров, заключаемых потребителями (покупателями) с энергосбытовыми (энергоснабжающими) организациями, производителями электрической энергии (мощности) на розничных рынках" Основных положений, Закону об электроэнергетике не противоречит.

Абзац третий пункта 4 статьи 26 поименованного закона закрепляет, что сетевая организация или иной владелец объектов электросетевого хозяйства, к которым в надлежащем порядке технологически присоединены энергопринимающие устройства или объекты электроэнергетики, не вправе препятствовать передаче электрической энергии на указанные устройства или объекты и (или) от указанных устройств или объектов, в том числе заключению в отношении указанных устройств или объектов договоров купли-продажи электрической энергии, договоров энергоснабжения, договоров оказания услуг по передаче электрической энергии, и по требованию собственника или иного законного владельца энергопринимающих устройств или объектов электроэнергетики в установленные законодательством Российской Федерации сроки обязаны предоставить или составить документы, подтверждающие технологическое присоединение и (или) разграничение балансовой принадлежности объектов электросетевого хозяйства и энергопринимающих устройств или объектов электроэнергетики и ответственности сторон за нарушение правил эксплуатации объектов электросетевого хозяйства. Указанное лицо в установленном порядке также обязано осуществлять по требованию гарантирующего поставщика (энергосбытовой, сетевой организации) действия по введению полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии такими энергопринимающими устройствами или объектами электроэнергетики и оплачивать стоимость потерь, возникающих на находящихся в его собственности объектах электросетевого хозяйства.

Отвергая доводы ООО "Инвестпромстрой - XXI" о незаконности пунктов 179, 183, 186 оспариваемого нормативного правового акта, суд первой инстанции верно исходил из того, что предусмотренные ими правила организации учета электрической энергии на розничных рынках соответствуют пункту 4 статьи 37 Закона об электроэнергетике о том, что отношения по договору энергоснабжения регулируются утверждаемыми Правительством Российской Федерации основными положениями функционирования розничных рынков в той части, в которой Гражданский кодекс Российской Федерации допускает принятие нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения, и согласуются с пунктом 4 статьи 539 названного кодекса о применении к отношениям по договору энергоснабжения правил параграфа 6 данного кодекса (статьи 539 - 548), если законом или иными правовыми актами не установлено иное. Под иными правовыми актами Гражданский кодекс Российской Федерации понимает наряду с указами Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации (пункт 6 статьи 3).

Обоснованным следует признать вывод суда об отсутствии нормативного правового акта большей юридической силы, который бы отличным от пунктов 179, 183, 186 Основных положений образом регламентировал: определение объема потребления электроэнергии для расчета за потребленную электрическую энергию (мощность) и оказанные услуги по передаче электроэнергии в случаях отсутствия, неисправности, утраты или истечения интервала между поверками, истечения срока эксплуатации расчетного прибора учета, непредставления показаний расчетного прибора учета в установленные сроки, а также отсутствия контрольного прибора учета; учет разницы между объемом, определенным по показаниям прибора учета, и объемом, определенным в предусмотренном пунктами 179 - 181 Основных положений порядке, за соответствующий расчетный период; осуществляемый сетевой организацией расчет объема безучетного или бездоговорного потребления электрической энергии.

Доводы административного истца о противоречии Основных положений в оспариваемой части статье 6 Закона об электроэнергетике (об общих принципах организации экономических отношений и основах государственной политики в сфере электроэнергетики), пункту 4 его статьи 26 с учетом конституционно-правового смысла, выявленного Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 25 апреля 2019 г. N 19-П "По делу о проверке конституционности пункта 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг в связи с жалобой акционерного общества "Верхневолгоэлектромонтаж-НН", статьям 1, 5, 6, 308, 539, 541, 544 Гражданского кодекса Российской Федерации (об основных началах гражданского законодательства, об обычаях, о применении гражданского законодательства по аналогии, о сторонах обязательства, о договоре энергоснабжения, о количестве энергии, об оплате энергии) верно признаны судом первой инстанции не влекущими признание оспариваемых предписаний частично недействующими, поскольку они основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Утверждая о незаконности Основных положений в оспариваемой части, Общество фактически выражает несогласие с судебными актами, вынесенными арбитражными судами. Между тем проверка правильности установления и исследования названными судами фактических обстоятельств, правильности применения ими правовых норм исходя из имевших место конкретных обстоятельств может осуществляться только по правилам, регламентированным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы о том, что в обжалуемом решении отсутствует изложение требований ООО "Инвестпромстрой - XXI", его доводы в обоснование административного иска не раскрыты либо представляют собой абстрактные оценочные суждения суда первой инстанции; не отражены факт отказа судьи в принятии части заявленных требований на стадии принятия административного иска к производству, факт обжалования отказа, суть и мотивы судебного акта, принятого по результатам рассмотрения частной жалобы; другие обстоятельства административного дела также исследованы поверхностно, не приведены доводы, по которым суд первой инстанции отверг представленные доказательства; не нашли своего отражения факт уточнения Обществом заявленных требований путем подачи дополнения N 2 от 14 октября 2021 г. и факт отказа протокольным определением суда от 20 октября 2021 г. в принятии требований к производству, основанием для отмены решения суда служить не могут.

Решение вынесено с соблюдением предъявляемых законом требований к содержанию описательной и мотивировочной частей решения суда (части 3, 4 статьи 180 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), обязательность указания в решении как на вступившие в законную силу определения судов первой и второй инстанций по вопросу принятия административного иска к производству, так и на вынесенное в ходе рассмотрения дела протокольное определение суда по заявленному в судебном заседании ходатайству об изменении требований действующим процессуальным законодательством не установлена, какой-либо неясности или неполноты в отражении требуемых законодателем сведений в обжалуемом решении не имеется. Свои доводы о несогласии с определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 июля 2021 г. N АКПИ21-594 и определением Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2021 г. N АПЛ21-328 об оставлении его без изменения Общество могло привести при обжаловании их в порядке надзора по правилам главы 36 Кодекса. Согласно статьям 295, 315 Кодекса в суд апелляционной инстанции обжалуются лишь определения, не вступившие в законную силу.

Довод апелляционной жалобы о том, что судебное разбирательство в нарушение в том числе части 1 статьи 4 Кодекса представляет собой отказ в правосудии, несостоятелен, поскольку отказ суда в удовлетворении административного иска в соответствии с нормами действующего законодательства, регулирующего рассматриваемые отношения, не может расцениваться как нарушающий право лица на обращение в суд с административным исковым заявлением.

В апелляционной жалобе ООО "Инвестпромстрой - XXI" ссылается на то, что частью 3 статьи 215 Кодекса предусмотрен специальный способ защиты права, который подлежал применению в данном случае. В силу названного законоположения, если при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд установит, что применение на практике оспариваемого нормативного правового акта или его отдельных положений не соответствует истолкованию данного нормативного правового акта или его отдельных положений, выявленному судом с учетом места данного акта в системе нормативных правовых актов, суд указывает на это в мотивировочной и резолютивной частях решения по административному делу об оспаривании нормативного правового акта. Между тем по настоящему административному делу отсутствуют сведения о том, что применение на практике оспариваемых предписаний не соответствует их истолкованию, выявленному судом с учетом места этого акта в системе нормативных правовых актов.

Ошибочны утверждения Общества о нарушении судом первой инстанции по отношению к нему принципов равенства и равноправия участников судебного разбирательства; об отходе от законодательно закрепленного баланса процессуальных прав сторон при разрешении административных споров; об освобождении Правительства Российской Федерации от обязанностей доказывания законности оспариваемых предписаний, включая обязанность указания федерального закона, в соответствии с которым нормативный правовой акт принят; о том, что суд, призванный разрешить спор беспристрастно и на основе оценок правовых позиций сторон, сформировал за административного ответчика правовую позицию, которую сам же и одобрил; о том, что не подтверждены допустимыми и относимыми доказательствами доводы Правительства Российской Федерации об издании Основных положений в оспариваемой части в пределах предоставленных полномочий, о непротиворечии их действующему законодательству и об отсутствии нарушения прав Общества. Оснований считать указываемые административным истцом нормы статьи 8, частей 1, 2 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации нарушенными не имеется.

Вопреки позиции ООО "Инвестпромстрой - XXI" отказ суда первой инстанции в принятии дополнения к административному иску в части оспаривания абзацев второго и четвертого пункта 4 Основных положений не противоречит статье 46 Кодекса и не препятствует Обществу обратиться в Верховный Суд Российской Федерации с самостоятельным административным исковым заявлением, которое должно отвечать требованиям, предъявляемым главой 21 "Производство по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами" Кодекса. Копии административного искового заявления и приложенных к нему документов должны быть направлены административному ответчику.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что в компетенцию Министерства энергетики Российской Федерации не входят вопросы энергоснабжения и его регулирования, лишена правового значения, так как находится за рамками настоящего административного дела, при рассмотрении которого согласно подпункту "а" пункта 2 части 8 статьи 213 Кодекса подлежат выяснению полномочия государственного органа, принявшего оспариваемый нормативный правовой акт, а не названного министерства.

Довод Общества о том, что Федеральный конституционный закон от 6 ноября 2020 г. N 4-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" не наделяет Правительство Российской Федерации полномочиями на осуществление регулирования вопросов энергоснабжения, также лишен правовых оснований. Действовавшим на день издания Основных положений Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" (части 1, 2 статьи 23) и действующим с 6 ноября 2020 г. одноименным Федеральным конституционным законом от 6 ноября 2020 г. N 4-ФКЗ (части 1, 2 статьи 5) определено, что Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов, распоряжений и поручений Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, а также обеспечивает их исполнение; акты Правительства Российской Федерации, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации. Как уже отмечено, федеральный законодатель в Законе об электроэнергетике делегировал Правительству Российской Федерации соответствующие полномочия.

Несогласие ООО "Инвестпромстрой - XXI" с указанием суда положений Федерального закона от 26 июня 2008 г. N 102-ФЗ "Об обеспечении единства измерений" (из которых следует, что использование средств измерения, срок поверки которых истек, не допускается, истечение срока поверки свидетельствует о недостоверности показаний средства измерения о количестве поставленного ресурса и фактически означает отсутствие прибора учета) по тем мотивам, что на них не ссылались ни арбитражные суды при рассмотрении споров, ни административный ответчик, о незаконности обжалуемого судебного акта не свидетельствует, поскольку эти нормы находятся в неразрывной связи с отдельными предписаниями Основных положений, являющимися предметом проверки по настоящему административному делу. При рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд проверяет законность положений нормативного правового акта, которые оспариваются; при проверке законности этих положений суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании нормативного правового акта недействующим, и выясняет обстоятельства, перечисленные в части 8 статьи 213 Кодекса, в полном объеме (часть 7 данной статьи).

В апелляционной жалобе административный истец указывает, что у суда не было законных оснований для искажения в решении позиции Общества, сославшегося на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 25 апреля 2019 г. N 19-П. Данным постановлением Конституционный Суд Российской Федерации признал пункт 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861, не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования он исключает для собственника (владельца) объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединены к электрическим сетям территориальной сетевой организации энергопринимающие устройства иных потребителей, возможность возмещения расходов, понесенных им в связи с обеспечением перетока электрической энергии тем ее потребителям, договоры о технологическом присоединении с которыми были заключены им в статусе территориальной сетевой организации. Правительству Российской Федерации надлежало в срок не позднее 1 января 2020 г. внести необходимые изменения в действующее правовое регулирование. Впредь до вступления в силу нового правового регулирования упомянутый пункт 6 подлежал применению в действовавшей редакции. Как следует из обжалуемого решения, какого-либо искажения названной выше позиции ООО "Инвестпромстрой - XXI" судом первой инстанции не допущено.

Выводы суда о том, что оспариваемые нормы являются ясными и определенными, соответствуют общим принципам организации экономических отношений и основам государственной политики в сфере электроэнергетики, направлены с учетом особенностей регулирования отношений по энергоснабжению на обеспечение баланса интересов всех участников таких отношений, не носят, как ошибочно полагает Общество в апелляционной жалобе, абстрактный характер.

В обжалуемом решении дан правовой анализ норм, регулирующих рассматриваемые отношения, оно должным образом мотивировано, в нем отражены все юридически значимые обстоятельства по делу, указанные в части 8 статьи 213 Кодекса.

Установив, что оспариваемые положения, принятые правомочным государственным органом исполнительной власти с соблюдением формы и порядка введения их в действие, какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту большей юридической силы не противоречат, суд правомерно отказал Обществу в удовлетворении административного иска (пункт 2 части 2 статьи 215 Кодекса).

Предусмотренные статьей 310 Кодекса основания для отмены решения в апелляционном порядке отсутствуют.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 октября 2021 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО "Инвестпромстрой - XXI" - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
И.Н.ЗИНЧЕНКО

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области