См. Документы Министерства юстиции Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 февраля 2018 г. N АПЛ17-541

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Попова В.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению М. о признании недействующими подпунктов "ж", "з" пункта 2.4.3 Инструкции об организации работы по социальному обеспечению сотрудников и их семей в уголовно-исполнительной системе, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 30 декабря 2005 г. N 258,

по апелляционной жалобе М. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2017 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) от 30 декабря 2005 г. N 258 утверждена Инструкция об организации работы по социальному обеспечению сотрудников и их семей в уголовно-исполнительной системе (далее - Инструкция).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Минюсте России 30 января 2006 г. N 7427 и опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 27 февраля 2006 г. N 9.

Пункт 2.4.3 Инструкции содержит перечень документов, представляемых кадровыми аппаратами в пенсионный орган по месту жительства пенсионера для назначения пенсии по случаю потери кормильца.

Согласно подпункту "ж" этого пункта при необходимости подтвердить нахождение члена семьи на иждивении кормильца представляется справка из жилищных органов или органов местного самоуправления о нахождении членов семьи на иждивении умершего (погибшего) с указанием даты рождения и степени родства с кормильцем или акт обследования об установлении факта нахождения на иждивении (приложение N 4 к Инструкции), или решение суда об установлении факта нахождения на иждивении кормильца.

Подпункт "з" предусматривает представление справки из органа социальной защиты населения о том, что член семьи не получает пенсию по линии этого органа либо выплата пенсии прекращена (с указанием срока прекращения) - кроме случаев назначения второй пенсии по линии ФСИН России родителям сотрудника УИС, погибшего при исполнении служебных обязанностей.

М. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими приведенных предписаний Инструкции, ссылаясь на то, что положения подпункта "ж" пункта 2.4.3 Инструкции обладают правовой неопределенностью, так как позволяют органам ФСИН России требовать документы, подтверждающие факт нахождения на иждивении от лиц, которые признаются иждивенцами в силу закона, а подпункт "з" пункта 2.4.3 Инструкции не соответствует частям 1 и 2 статьи 7, части 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации, поскольку обязывает заявителя отказаться от пенсии по линии органа социальной защиты населения до обращения за пенсией по потере кормильца. В обоснование своего требования указала, что после смерти супруга обратилась в УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области за назначением пенсии по случаю потери кормильца, право на которую у нее возникло в соответствии со статьями 29 и 31 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей" (далее - Закон N 4468-1). На день обращения ей был 71 год и она получала пенсию по старости. В назначении пенсии по случаю потери кормильца ей отказали, так как она не представила документы, подтверждающие факт своего нахождения на иждивении у умершего супруга, а также справку о прекращении выплаты получаемой ею пенсии и страховое свидетельство.

В суде первой инстанции представители Минюста России возражали против удовлетворения заявленного требования, ссылаясь на то, что Инструкция утверждена уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, оспариваемые нормативные положения соответствуют действующему законодательству и не нарушают прав административного истца.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2017 г. в удовлетворении административного иска отказано.

Не согласившись с решением суда, М. в апелляционной жалобе просит его отменить и принять по административному делу новое решение об удовлетворении заявленного требования. Полагает, что судом неправильно применены нормы материального права, не учтены положения пункта 3 части 1 статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг". Закон N 4468-1 и постановление Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г. N 590 "Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий" (далее - Постановление N 590) не содержат требования, обязывающего лицо, претендующее на получение пенсии по потере кормильца, отказываться от своей пенсии до назначения пенсии по потере кормильца, а также предоставлять судебное решение или акт обследования, подтверждающие факт нахождения на иждивении.

Административный истец и представитель Минюста России, извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы в предусмотренном законом порядке, в судебное заседание апелляционной инстанции не явились.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда.

Компетенция Минюста России на принятие Инструкции подтверждена вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2015 г. N АКПИ14-1568.

В силу статьи 28 Закона N 4468-1 пенсия по случаю потери кормильца семьям лиц, указанных в статье 1 этого закона, назначается, если кормилец умер (погиб) во время прохождения службы или не позднее трех месяцев со дня увольнения со службы либо позднее этого срока, но вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных в период прохождения службы, а семьям пенсионеров из числа этих лиц - если кормилец умер в период получения пенсии или не позднее пяти лет после прекращения выплаты ему пенсии. При этом семьи бывших военнослужащих, умерших во время пребывания в плену (при соблюдении условия, указанного в части 1 статьи 18 этого закона), и семьи военнослужащих, пропавших без вести в период военных действий, приравниваются к семьям погибших на фронте.

Разрешая данное дело, суд первой инстанции правильно исходил из того, что в силу Закона N 4468-1, в том числе статей 29, 7, правом на назначение пенсии по случаю потери кормильца семьям пенсионеров, указанных в статье 1 этого закона, обладают нетрудоспособные члены семьи, которые состояли на иждивении у умершего, в связи с его смертью утратили источник средств к существованию и не получают иную пенсию, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Требование о необходимости представления документов, подтверждающих нахождение члена семьи на иждивении кормильца, и отсутствие у него пенсии (прекращение ее выплаты), содержащееся в подпунктах "ж" и "з" пункта 2.4.3 Инструкции, согласуется с указанным положением и не нарушает прав и законных интересов административного истца.

Довод апелляционной жалобы о том, что Закон N 4468-1 и Постановление N 590 не содержат норм, обязывающих лицо, претендующее на получение пенсии по потере кормильца, отказываться от своей пенсии до назначения пенсии по потере кормильца, необоснован. В силу статьи 7 Закона N 4468-1 лицам, указанным в статье 1 этого закона, и их семьям, имеющим одновременно право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, устанавливается лишь одна пенсия по их выбору (за исключением случаев, предусмотренных этой статьей и Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации").

Представление судебного решения или акта обследования, подтверждающих факт нахождения гражданина на иждивении, необходимо исключительно в случае отсутствия справки из жилищных органов или органов местного самоуправления о нахождении членов семьи на иждивении умершего (погибшего) с указанием даты рождения и степени родства с кормильцем, и не может рассматриваться как нарушение прав и охраняемых законом интересов административного истца, напротив, направлено на реализацию права на назначение пенсии по случаю потери кормильца.

Суд первой инстанции в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, признав, что оспариваемая в части Инструкция соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, отвечает общеправовому критерию определенности, ясности и недвусмысленности, обоснованно отказал в удовлетворении административного искового заявления.

Принятое судом решение соответствует нормам материального права, правильно примененным и истолкованным.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу М. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
В.В.ПОПОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области