См. Документы Министерства обороны Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 августа 2018 г. N АПЛ18-304

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Крупнова И.В.,

при секретаре Г., с участием прокурора Склярова В.В., рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке административное дело по административному исковому заявлению Х. о признании недействующим раздела III Перечня воинских должностей, должностей федеральной государственной гражданской службы в Министерстве обороны Российской Федерации, должностей в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны Российской Федерации, при замещении которых военнослужащие, федеральные государственные гражданские служащие, работники, а также граждане при назначении на должности в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны Российской Федерации, обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 4 апреля 2016 г. N 175, в части включения в пункты 9 и 10 должностей заведующего кафедрой, профессора, доцента кафедры, старшего преподавателя, преподавателя,

по апелляционной жалобе административного истца на решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2018 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., объяснения административного истца Х., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя Министра обороны Российской Федерации И., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, и заключение прокурора Склярова В.В., полагавшего апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министра обороны Российской Федерации от 4 апреля 2016 г. N 175 утвержден Перечень воинских должностей, должностей федеральной государственной гражданской службы в Министерстве обороны Российской Федерации, должностей в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны Российской Федерации, при замещении которых военнослужащие, федеральные государственные гражданские служащие, работники, а также граждане при назначении на должности в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны Российской Федерации, обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей (далее - Перечень).

Приказ Министра обороны Российской Федерации от 4 апреля 2016 г. N 175 зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 25 апреля 2016 г., N 41913, и опубликован для общего сведения 27 апреля 2016 г. на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru.

Пунктами 9 и 10 раздела III Перечня должности заведующего кафедрой, профессора, доцента кафедры, старшего преподавателя, преподавателя отнесены к числу должностей, при замещении которых работники обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Х., являясь адвокатом и по совместительству профессором кафедры уголовного права Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим раздела III Перечня в части указания в пунктах 9 и 10 должностей заведующего кафедрой, профессора, доцента кафедры, старшего преподавателя, преподавателя, утверждая, что оспариваемые положения противоречат Указу Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 557 "Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей", Указу Президента Российской Федерации от 2 апреля 2013 г. N 309 "О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона "О противодействии коррупции", Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", статье 349.2 Трудового кодекса Российской Федерации, постановлению Правительства Российской Федерации от 5 июля 2013 г. N 568 "О распространении на отдельные категории граждан ограничений, запретов и обязанностей, установленных Федеральным законом "О противодействии коррупции" и другими федеральными законами в целях противодействия коррупции", а применительно к лицам, замещающим названные должности в военных учебных заведениях Министерства обороны Российской Федерации по совместительству, имеющим статус адвоката, и статьям 1, 6 - 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", а также статье 6 Кодекса профессиональной этики адвоката.

По мнению административного истца, исполнение адвокатами, замещающими по совместительству должности профессорско-преподавательского состава в военных учебных заведениях, обязанности по представлению сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, повлечет за собой нарушение законодательства об адвокатуре, а непредставление сведений о доходах повлечет нарушение законодательства о противодействии коррупции.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В обоснование решения суд указал, что отнесение должностей профессорско-преподавательского состава военных учебных заведений Министерства обороны Российской Федерации к числу должностей, исполнение обязанностей по которым связано с коррупционными рисками, соответствует критериям, установленным в разделе III Перечня должностей федеральной государственной службы, при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 557. В связи с этим включение должностей заведующего кафедрой, профессора, доцента кафедры, старшего преподавателя и преподавателя в пункты 9 - 10 раздела III оспариваемого Перечня является правомерным.

В апелляционной жалобе административный истец, выражая несогласие с решением, просит его отменить и принять новое, которым его требования удовлетворить.

В обоснование утверждается, что судом допущено неправильное применение и толкование норм материального права, в частности, положений Указов Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 557 и от 2 апреля 2013 г. N 309, приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 11 января 2011 г. N 1н, приказа Министра обороны Российской Федерации от 15 сентября 2014 г. N 670, а также письма Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 25 декабря 2014 г. N 18-0/10/В-8980, поскольку осуществление контроля успеваемости обучающихся не относится к государственным функциям контроля и надзора.

По мнению Х., административным ответчиком не доказана законность нормативного правового акта. Суд оставил без внимания, что в большинстве государственных органов должности профессорско-преподавательского состава в перечни коррупционно-опасных не включены.

Признание судом Перечня в оспариваемой части законным влечет, по утверждению административного истца, фактический запрет для него на осуществление педагогической деятельности. В свою очередь, выполнение им, как лицом, обладающим статусом адвоката, предписаний приказа Министра обороны Российской Федерации от 4 апреля 2016 г. N 175 является нарушением законодательства об адвокатуре.

Судом не учтено, что нормативный правовой акт в оспариваемой части нарушает положения статей 19, 44, 48 и 62 Конституции Российской Федерации, статьи 7 Федерального закона "О противодействии коррупции", а также статей 1, 6 - 8 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и статьи 6 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель Минобороны России С., указывая на отсутствие нарушений норм материального и процессуального права, просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Отказывая в удовлетворении административного искового заявления, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что по настоящему административному делу такое основание отсутствует.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" граждане, претендующие на замещение отдельных должностей, включенных в перечни, установленные федеральными государственными органами, на основании трудового договора в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, обязаны представлять представителю нанимателя (работодателю) сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Следовательно, установление соответствующих перечней должностей в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, законом отнесено к компетенции этих органов.

При этом подпунктом "а" пункта 22 Указа Президента Российской Федерации от 2 апреля 2013 г. N 309 "О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона "О противодействии коррупции" определено, что перечни должностей в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, должны соответствовать требованиям, предусмотренным разделом III Перечня должностей федеральной государственной службы, при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 557, (далее - Перечень должностей федеральной государственной службы).

В соответствии с разделом III Перечня должностей федеральной государственной службы критериями отнесения должности к категории, предусматривающей для работника указанную обязанность, являются:

осуществление постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями функций представителя власти либо организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций;

предоставление государственных услуг гражданам и организациям;

осуществление контрольных и надзорных мероприятий;

подготовку и принятие решений о распределении бюджетных ассигнований, субсидий, межбюджетных трансфертов, а также распределение ограниченного ресурса (квоты, частоты, участки недр и др.);

управление государственным имуществом;

осуществление государственных закупок либо выдачу лицензий и разрешений;

хранение и распределение материально-технических ресурсов.

Из содержания проанализированных судом первой инстанции должностных обязанностей профессорско-преподавательского состава, утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 11 января 2011 г. N 1н, следует, что исполнение таковых предусматривает осуществление организационно-распорядительных функций, которые, в частности, включают руководство и контроль учебной, воспитательной и учебно-методической работы по соответствующим дисциплинам, контроль за обучающимися (студентами, слушателями), текущий контроль успеваемости, а также контроль качества подготовки обучающихся с занесением результатов такового в соответствующие документы.

Таким образом, включение Министром обороны Российской Федерации в оспариваемый Перечень (пункты 9 - 10) должностей заведующего кафедрой, профессора, доцента кафедры, старшего преподавателя и преподавателя соответствует положениям нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу, о чем правильно указано в решении Верховного Суда Российской Федерации.

В связи с этим утверждение административного истца о допущенных судом нарушениях норм материального права является ошибочным.

Ссылка в апелляционной жалобе на нормативные правовые акты иных федеральных государственных органов, не содержащих положений о представлении сотрудниками соответствующих сведений, не влияет на законность оспариваемых положений Перечня.

Оспариваемые нормы не противоречат статье 7 Федерального закона "О противодействии коррупции", которая закрепляет только основные направления деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции и не регулирует отношения, связанные с вопросами представления гражданами сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.

Вопреки мнению Х., оспариваемые нормы не вводят запрета на профессию, поскольку педагогическая деятельность не ограничивается военными учебными заведениями Министерства обороны Российской Федерации, а конституционные принципы свободного распоряжения способностями к труду, избрания рода деятельности и профессии, позволяют гражданину определить сферу реализации его права на труд.

С учетом этого оснований полагать, что пункты 9 - 10 раздела III Перечня нарушают положения статей 19, 44, 48 и 62 Конституции Российской Федерации, не имеется.

Что касается упомянутых в жалобе норм Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и Кодекса профессиональной этики адвоката, то суд их проанализировал и пришел к правильному выводу об отсутствии противоречий с оспариваемыми нормами, о чем мотивированно указал в решении.

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемых нормативных правовых положений.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Х. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Судьи
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
И.В.КРУПНОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области