См. Документы Министерства юстиции Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 января 2016 г. N АПЛ15-580

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Горчаковой Е.В.,

при секретаре Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению М. о признании частично недействующим пункта 148 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205,

по апелляционной жалобе М. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2015 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя Министерства юстиции Российской Федерации Ц., представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации Р., возражавших против доводов апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 14 ноября 2005 г., регистрационный номер 7161, согласованным с Генеральной прокуратурой Российской Федерации и опубликованным в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 21 ноября 2005 г., N 47, утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее - Правила), которые в разделе XXIII регламентируют особенности условий содержания осужденных в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, одиночных камерах. В силу пункта 148 Правил осужденным запрещено брать с собой в штрафные изоляторы имеющиеся у них продукты питания и личные вещи, за исключением полотенца, мыла, зубной щетки, зубной пасты (зубного порошка), туалетной бумаги, средств личной гигиены (для женщин), выписанных ими журналов и газет, а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения.

М., отбывающий наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии, оспорил в Верховном Суде Российской Федерации приведенную норму Правил в части запрета осужденным брать с собой в штрафные изоляторы средства гигиены в виде бритвенного станка, пены (геля) для бритья, помазка для бритья, щипчиков для ногтей, дезодоранта.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2015 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе М. просит решение суда отменить ввиду его незаконности и необоснованности и принять новое решение об удовлетворении заявленного требования. По мнению административного истца, суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, суд неправильно применил нормы материального права и нарушил нормы процессуального права.

М. о времени и месте судебного заседания суда апелляционной инстанции извещен в установленном законом порядке, просил обеспечить его участие в рассмотрении жалобы путем использования систем видеоконференц-связи.

Данное ходатайство оставлено без удовлетворения, поскольку рассмотрение и разрешение настоящего дела связано с юридической оценкой оспариваемого нормативного правового акта и не требует установления фактических обстоятельств. Административный истец представил апелляционную жалобу и изложил в ней мотивы, по которым считает решение суда незаконным и необоснованным. Апелляционная жалоба не содержит информации, которая бы подлежала проверке при личном участии М. в судебном заседании.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены решения суда не находит.

Согласно части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации в части 2 статьи 10 гарантирует осужденным при исполнении наказаний права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными законодательством Российской Федерации.

Осужденные к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях, где действует определенный режим. Исходя из частей 1, 2 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации под режимом в исправительных учреждениях понимается установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания; режим создает условия для применения других средств исправления осужденных.

Водворение осужденных, содержащихся в исправительных колониях или тюрьмах, в штрафной изолятор в силу части 1 статьи 118 названного кодекса относится к наиболее суровым видам дисциплинарных наказаний, существенно ограничивающих их правовой статус, влекущих дополнительные лишения за дисциплинарные проступки, совершенные в местах отбывания наказания, и предполагающих дополнительную изоляцию осужденных, усиление в отношении их режимных требований.

Федеральным законодателем на осужденных возложена обязанность по соблюдению требований как федеральных законов, определяющих порядок и условия отбывания наказаний, так и принятых в соответствии с ними нормативных правовых актов (часть 2 статьи 11 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

Оспариваемые административным истцом Правила утверждены Министерством юстиции Российской Федерации во исполнение части 3 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и в пункте 148 запрещают осужденным брать с собой в штрафные изоляторы имеющиеся у них продукты питания и личные вещи, за исключением полотенца, мыла, зубной щетки, зубной пасты (зубного порошка), туалетной бумаги, средств личной гигиены (для женщин), выписанных ими журналов и газет, а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения.

Определяя особенности содержания осужденных в штрафных изоляторах, которые, как уже указано, отличаются от общих условий содержания осужденных в исправительных учреждениях, оспариваемое положение неправомерного ограничения прав осужденных, помещенных в штрафной изолятор, не содержит, поскольку гарантирует предоставление им для содержания себя в чистоте индивидуальных средств гигиены, согласующихся с поименованными в части 2 статьи 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и в утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 11 апреля 2005 г. N 205 минимальной норме материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы на мирное время. При этом право на регулярное бритье не нарушается, так как одноразовые станки согласно пункту 106 Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 13 июля 2006 г. N 252-дсп, выдаются осужденным, водворенным в штрафной изолятор, сотрудником исправительного учреждения в установленное распорядком дня время. Из содержания данного пункта также следует, что в таком же порядке им выдаются и другие средства индивидуальной гигиены, перечень которых не является исчерпывающим.

В связи с изложенным вывод суда первой инстанции о том, что указываемые административным истцом индивидуальные средства гигиены могут быть выданы осужденным, водворенным в штрафной изолятор, является правильным.

Верховный Суд Российской Федерации обоснованно признал пункт 148 Правил соответствующим статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и требованиям о личной гигиене Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принятых в г. Женеве 30 августа 1955 г. Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, поскольку он не предполагает ненадлежащего обращения с осужденными, не носит по отношению к ним дискриминационного характера, не преследует цель оскорбить или унизить их, соответствует стандартам гигиены и обеспечивает возможность поддержания своего тела в чистоте.

Довод апелляционной жалобы о неполучении М. копии определения судьи Верховного Суда Российской Федерации о возбуждении административного дела, его подготовке к судебному разбирательству безоснователен, так как опровергается материалами дела, из которых следует, что копия вынесенного 30 июля 2015 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации в порядке статей 133, 147, 149, 150, 153 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определения М. была получена.

Ссылка в апелляционной жалобе на неразъяснение судом административному истцу его прав несостоятельна, поскольку в судебном извещении от 31 июля 2015 г. о слушании дела М. его права были разъяснены.

Утверждение в апелляционной жалобе о том, что М. незаконно был лишен права участвовать в судебном заседании в режиме видеоконференц-связи, ошибочно, так как, отказывая в удовлетворении заявленного им ходатайства, судья Верховного Суда Российской Федерации правомерно исходил из того, что рассмотрение и разрешение дела связано с юридической оценкой пункта 148 Правил и установления фактических обстоятельств не требует.

С учетом изложенного оснований считать, что ссылка М. на неполучение им на момент рассмотрения дела судом первой инстанции возражений Министерства юстиции Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерации свидетельствует о вынесении судом незаконного решения, не имеется. Кроме того, в силу части 7 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при проверке законности оспариваемых положений нормативного правового акта суд не связан основаниями и доводами административного искового заявления о признании нормативного правового акта недействующим и выясняет обстоятельства, указанные в части 8 этой статьи, в полном объеме.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренные статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основания для отмены решения в апелляционном порядке отсутствуют.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу М. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
Е.В.ГОРЧАКОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области