См. Документы Федеральной службы безопасности Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 октября 2020 г. N АПЛ20-347

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Крупнова И.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Дворцова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке административное дело по административному исковому заявлению К.Б. об оспаривании пункта 28 типового положения о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 г. N 897,

по апелляционной жалобе административного истца на решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 августа 2020 г. (дело N ВКАПИ20-5), которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., объяснения представителя административного истца К.Б. - Т., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, выступление представителя Правительства Российской Федерации К.А., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы, и заключение прокурора Дворцова С.В., полагавшего апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 г. N 897 утверждено типовое положение о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - Типовое положение).

Типовое положение официально опубликовано в Собрании законодательства Российской Федерации 23 декабря 2002 г., N 51 и в "Российской газете" 28 декабря 2002 г., N 244.

Согласно пункту 27 Типового положения сотрудник (военнослужащий), проживающий в служебном жилом помещении и прекративший службу (военную службу), подлежит выселению из служебного жилого помещения со всеми проживающими с ним лицами без предоставления другого жилого помещения в сроки, установленные в договоре найма.

В соответствии с пунктом 28 Типового положения без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в пункте 27, не могут быть выселены:

сотрудники, имеющие выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет;

члены семьи сотрудника (военнослужащего), погибшего (умершего) при исполнении служебных обязанностей (обязанностей военной службы), которому было предоставлено служебное жилое помещение;

иные категории сотрудников (военнослужащих) и членов их семей в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими их статус и устанавливающими социальные гарантии сотрудников (военнослужащих).

К.Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим пункта 28 Типового положения.

По мнению административного истца, оспариваемый пункт позволяет федеральным органам исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, выселять военнослужащих (граждан, уволенных с военной службы), достигших предельного возраста пребывания на военной службе, имеющих выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет, из служебных жилых помещений в случае отсутствия у них других жилых помещений, пригодных для постоянного проживания, что нарушает его жилищные права.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 13 августа 2020 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В обоснование решения суд указал, что пункт 28 Типового положения не противоречит нормам жилищного законодательства, а установленный оспариваемой нормой запрет на выселение определенных категорий граждан из служебных жилых помещений не может рассматриваться без учета положений части 2 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации, касающихся нахождения таких лиц на учете нуждающихся в жилых помещениях.

В апелляционной жалобе административный истец, выражая несогласие с решением суда первой инстанции, просит его отменить и принять по делу новое решение.

В обоснование жалобы К.Б. указывает, что оспариваемая норма является неопределенной, поскольку он, как субъект регулируемых ею правоотношений, полагал, что не может быть выселен из служебного жилого помещения. Однако в соответствии с вступившим в законную силу решением Усть-Янского районного суда Республики Саха (Якутия) от 13 июля 2018 г. он признан утратившим право пользования служебным жилым помещением и подлежащим выселению из него. Вместе с тем пунктом 5 Положения об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. N 487, установлен запрет на выселение граждан, уволенных с военной службы, имеющих общую продолжительность военной службы 20 лет и более, а также уволенных по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более.

Статья 103 Жилищного кодекса Российской Федерации, указывает далее в жалобе К.Б., не содержит нормы о льготной категории граждан, уволенных с военной службы, которые должны состоять на учете в качестве нуждающихся, поэтому ссылка на данную статью в обжалуемом решении некорректна. В жалобе также утверждается, что судом не исследованы представленные в качестве письменных доказательств копии листа беседы с увольняемым военнослужащим и письма председателя жилищной комиссии о принятии К.Б. до увольнения с военной службы на учет нуждающихся в жилых помещениях.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель Правительства Российской Федерации К.А., указывая на отсутствие нарушений норм материального и процессуального права, просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, Верховный Суд Российской Федерации пришел к правильному выводу о том, что Типовое положение утверждено Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, а оспариваемая норма не противоречит действующему законодательству и не нарушает прав административного истца.

Согласно части 2 статьи 5 Жилищного кодекса Российской Федерации жилищное законодательство состоит из этого Кодекса, принятых в соответствии с ним других федеральных законов, а также изданных в соответствии с ними указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, принятых законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

В соответствии с частью 8 указанной статьи в случае несоответствия норм жилищного законодательства, содержащихся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актах органов местного самоуправления, положениям Жилищного кодекса Российской Федерации применяются положения Кодекса.

Согласно статье 93 Жилищного кодекса служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.

Договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения службы либо нахождения на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности. Прекращение трудовых отношений либо пребывания на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения (часть 3 статьи 104 Жилищного кодекса).

В соответствии с частью 1 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 102 и частью 2 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Часть 2 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений определенные категории граждан, не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Проанализировав данные нормы права, суд пришел к обоснованному выводу о прекращении договора найма служебного жилого помещения и выселении занимающего его лица после прекращения с ним трудовых или служебных отношений, в связи с которыми ему ранее данное жилое помещение предоставлялось для временного проживания. При этом возможность сохранения за отдельными категориями граждан права пользования служебными жилыми помещениями до обеспечения другим жильем обусловлена нахождением таких граждан на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Учитывая место Типового положения в системе нормативных правовых актов, регулирующих жилищные правоотношения, оспариваемый пункт должен рассматриваться в нормативном единстве с положениями Жилищного кодекса Российской Федерации, поэтому применение судом части 2 статьи 103 этого Кодекса является правильным.

Само по себе установление пунктом 28 Типового положения дополнительных, по сравнению с частью 2 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации, категорий лиц, выселение которых из служебных жилых помещений запрещено, нормам жилищного законодательства не противоречит и прав К.Б. не нарушает. К тому же, указанный запрет на выселение, с чем административный истец связывает нарушение своих прав (абзац второй пункта 28 Типового положения), касается только сотрудников, имеющих выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет, и на военнослужащих, к категории которых относился К.Б., не распространяется.

Что касается постановления Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. N 487, то с учетом обеспечения административного истца в период военной службы жильем за счет государства, которым он распорядился по своему усмотрению, положения названного нормативного правового акта к нему не могли быть применены. К тому же, названное постановление признано утратившим силу постановлением Правительства Российской Федерации от 25 апреля 2019 г. N 493.

С учетом изложенного доводы, подтверждающие, по мнению административного истца, неопределенность оспариваемой нормы, следует признать необоснованными.

Данных о том, что пункт 28 Типового положения противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, по делу не установлено, не приведено таковых и в апелляционной жалобе.

Вопреки утверждению К.Б., копия листа беседы наряду с иными письменными доказательствами судом исследована, что подтверждается содержанием протокола судебного заседания (л.д. 202). При этом на вопрос председательствующего о наличии ходатайств о дополнении материалов дела для исследования в судебном заседании, таковых от сторон не поступило (л.д. 203). Замечаний на протокол судебного заседания не подано.

Предусмотренные статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основания для отмены решения суда в апелляционном порядке отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 августа 2020 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К.Б. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Судьи
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
И.В.КРУПНОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области