См. Документы Министерства образования и науки Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 февраля 2020 г. N АПЛ19-554

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Ксенофонтовой Н.А.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Х.И. в интересах несовершеннолетней дочери Х.К. о признании недействующим приказа Министерства образования и науки Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1897 "Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования"

по апелляционной жалобе Х.И. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2019 г. по делу N АКПИ19-690, которым в удовлетворении административного искового заявления ей отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства образования и науки Российской Федерации (далее также - Минобрнауки России) от 17 декабря 2010 г. N 1897 утвержден федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования (далее соответственно - Приказ, Стандарт).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее также - Минюст России) 1 февраля 2011 г. N 19644, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 28 февраля 2011 г. N 9.

Х.И. в интересах несовершеннолетней дочери Х.К. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим Приказа, считая его противоречащим статьям 28, 29 Конституции Российской Федерации, части 1 статьи 12 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (далее - Закон об образовании). Указала, что Министерство просвещения Российской Федерации (далее также - Минпросвещения России), являясь правопреемником Министерства образования и науки Российской Федерации в вопросах общего образования, преподает в учебных заведениях лишь одну концепцию истории Руси (романовскую), чем лишает детей, в том числе ее дочь - ученицу общеобразовательной школы, возможности свободного выбора мнений и убеждений относительно древней и средневековой истории своей страны и нарушает их конституционное право на свободный выбор мнений и убеждений, что противоречит закону. На основании Стандарта разработана примерная основная образовательная программа основного общего образования, одобренная решением федерального учебно-методического объединения по общему образованию (протокол от 8 апреля 2015 г. N 1/15), альтернативных концепций по всем учебным предметам, в том числе по истории России с древности до XVII в., не имеется.

В силу Указа Президента Российской Федерации от 15 мая 2018 г. N 215 "О структуре федеральных органов исполнительной власти" функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования осуществляет Министерство просвещения Российской Федерации, которое привлечено к делу в качестве административного ответчика.

Представители указанного министерства и Минюста России в суде первой инстанции административный иск не признали, пояснив, что оспариваемый нормативный правовой акт принят федеральным органом исполнительной власти в пределах предоставленных ему полномочий, соответствует законодательству Российской Федерации.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2019 г. административное исковое заявление Х.И. оставлено без удовлетворения.

Не согласившись с таким решением, административный истец в апелляционной жалобе просит его отменить, как необоснованное и незаконное, и принять по административному делу новое решение об удовлетворении административного иска. Считает ошибочным вывод суда о том, что отсутствие в Стандарте дословного воспроизведения положений Закона об образовании, согласно которым содержание образования должно способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений, не свидетельствует о противоречии Стандарта закону.

В судебное заседание апелляционной инстанции административный истец, его представитель, а также представители Министерства просвещения Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации не явились, о месте и времени судебного заседания извещены в установленном законом порядке. Х.И. и Минюст России просили рассмотреть дело в отсутствие их представителей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого судебного решения не находит.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Проверив оспариваемые положения на их соответствие нормативным правовым актам, регулирующим рассматриваемые правоотношения и имеющим большую юридическую силу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что по настоящему административному делу такое основание для признания недействующим Стандарта отсутствует.

Полномочия Министерства образования и науки Российской Федерации на утверждение Стандарта предусмотрены совокупностью положений пункта 6 части 1 статьи 6, части 7 статьи 7 Закона об образовании, пункта 7 Правил разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 24 февраля 2009 г. N 142, действовавших до 1 сентября 2013 г., подпункта 5.2.7 Положения о Минобрнауки России, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 мая 2010 г. N 337.

Стандарт утвержден Минобрнауки России во исполнение требований федерального закона, в соответствии с полномочиями данного федерального органа исполнительной власти и с соблюдением порядка принятия, государственной регистрации и опубликования нормативного правового акта, что также подтверждается вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 11 октября 2018 г. N АКПИ18-873.

Общественные отношения, возникающие в сфере образования в связи с реализацией права на образование, обеспечением государственных гарантий прав и свобод человека в сфере образования и созданием условий для реализации права на образование, являются предметом регулирования Закона об образовании.

Согласно части 1 статьи 12 Закона об образовании образовательные программы определяют содержание образования. Содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений, обеспечивать развитие способностей каждого человека, формирование и развитие его личности в соответствии с принятыми в семье и обществе духовно-нравственными и социокультурными ценностями. Содержание профессионального образования и профессионального обучения должно обеспечивать получение квалификации.

Как правильно указал суд первой инстанции, то обстоятельство, что Приказ и Стандарт не содержат дословного воспроизведения положений части 1 статьи 12 Закона об образовании, согласно которым содержание образования должно способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений, не может указывать на их противоречие закону.

К федеральным государственным образовательным стандартам пункт 6 статьи 2 Закона об образовании относит совокупность обязательных требований к образованию определенного уровня и (или) к профессии, специальности и направлению подготовки, утвержденных в зависимости от уровня образования федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования, или федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования.

Механизм правового регулирования федеральных образовательных стандартов, которые применяются со всеми нормативными правовыми актами, составляющими законодательство об образовании, основан на положениях Конституции Российской Федерации (статьи 29, 43), Закона об образовании и не требует включения в тексты таких стандартов (дублирования) отдельных положений тех или иных федеральных законов.

Из содержания Стандарта следует, что в нем реализованы требования части 3 статьи 11 названного закона, согласно которым федеральные государственные образовательные стандарты включают требования: 1) к структуре основных образовательных программ (в том числе соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательных отношений) и их объему; 2) к условиям реализации основных образовательных программ, в том числе кадровым, финансовым, материально-техническим и иным условиям; 3) к результатам освоения основных образовательных программ.

Так, в Стандарт включены требования: к результатам освоения основной образовательной программы основного общего образования (раздел II); к структуре основной образовательной программы основного общего образования, в том числе к соотношению частей основной образовательной программы, и их объему, а также к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательных отношений (раздел III); к условиям реализации основной образовательной программы основного общего образования, в том числе к кадровым, финансовым, материально-техническим и иным условиям (раздел IV).

Пункт 11.4 Стандарта содержит предметные результаты изучения предмета "История России. Всеобщая история", которые должны отражать в том числе овладение базовыми историческими знаниями, а также развитие умений искать, анализировать, сопоставлять и оценивать содержащуюся в различных источниках информацию о событиях и явлениях прошлого и настоящего, способностей определять и аргументировать свое отношение к ней (подпункты 2 и 5). Из перечисленного следует, что курс обучения включает получение знаний из различных источников информации, формирования умения анализировать информацию, свободно выражая свое мнение, что соотносится с приведенным в административном исковом заявлении требованием.

Из пункта 18.3.1 Стандарта следует, что предписания Стандарта реализуются при помощи учебного плана основного общего образования организации, осуществляющей образовательную деятельность. Учебный план определяет общий объем нагрузки и максимальный объем аудиторной нагрузки обучающихся, состав и структуру обязательных предметных областей по классам (годам обучения). При этом основная образовательная программа основного общего образования может включать как один, так и несколько учебных планов. Стандарт не содержит предписаний, направленных на ограничение или иное нарушение права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений.

В силу частей 5 и 7 статьи 12 Закона об образовании образовательные программы самостоятельно разрабатываются и утверждаются организацией, осуществляющей образовательную деятельность, если данным законом не установлено иное. Организации, осуществляющие образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам, разрабатывают образовательные программы в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и с учетом соответствующих примерных основных образовательных программ.

Таким образом, Стандарт не содержит требование придерживаться одной конкретной концепции, как ошибочно полагает административный истец, и не противоречит Закону об образовании, а также иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем у суда первой инстанции были основания для отказа Х.И. в удовлетворении заявленного требования на основании пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Отсутствие в Стандарте дословного содержания конкретной нормы Закона об образовании не свидетельствует о незаконности данного нормативного правового акта, содержание которого не содержит положений, противоречащих этому закону. Несогласие Х.И. в апелляционной жалобе с таким выводом фактически сводится к требованию о внесении в Стандарт изменений в предлагаемой административным истцом редакции, однако осуществление нормативно-правового регулирования не отнесено к компетенции Верховного Суда Российской Федерации.

Предусмотренные статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основания для отмены решения в апелляционном порядке отсутствуют.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Х.И. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
Н.А.КСЕНОФОНТОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области