ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 февраля 2016 г. N АПЛ15-637

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Крупнова И.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению К. о признании недействующими пункта 1 постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 11 июля 2007 г. N 47 "О прекращении использования метилового спирта в средствах по уходу за автотранспортом" и абзаца седьмого пункта 3.22 санитарных правил СП 2.3.3.2892-11 "Санитарно-гигиенические требования к организации и проведению работ с метанолом", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 99,

по апелляционной жалобе К. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2015 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека М., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 11 июля 2007 г. принято постановление N 47 "О прекращении использования метилового спирта в средствах по уходу за автотранспортом" (далее - Постановление), которое зарегистрировано 22 августа 2007 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации, регистрационный номер 10037, и опубликовано 4 сентября 2007 г. в "Российской газете". Пунктом 1 Постановления организациям, осуществляющим деятельность по производству и реализации средств по уходу за автотранспортом, в том числе стеклоомывающих жидкостей, предписано прекратить практику использования метанола при их производстве, а также продажу населению указанных средств, содержащих метанол.

Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 99 утверждены санитарные правила СП 2.3.3.2892-11 "Санитарно-гигиенические требования к организации и проведению работ с метанолом" (далее - Санитарные правила), которые зарегистрированы 29 сентября 2011 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации, регистрационный номер 21920, и опубликованы 17 октября 2011 г. в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, N 42. В силу абзаца седьмого пункта 3.22 Санитарных правил не допускается использование метанола при изготовлении стеклоомывающих жидкостей.

К. оспорил в Верховном Суде Российской Федерации пункт 1 Постановления и абзац седьмой пункта 3.22 Санитарных правил, указав, что они противоречат Единым санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю), утвержденным решением Комиссии Таможенного союза от 28 мая 2010 г. N 299 "О применении санитарных мер в таможенном союзе" (далее - Единые санитарные требования), а именно пункту 5.2 таблицы 1 "Основные требования к подконтрольным товарам и показателям их безопасности" приложения 5А к разделу 5 главы II, допускающему в стеклоомывающей жидкости содержание метанола (массовая доля) не более 0,05%. По мнению административного истца, эта норма Единых санитарных требований, с которой национальное санитарное законодательство не гармонизировано, позволяет применять метиловый спирт (метанол) при производстве стеклоомывающей жидкости. Нарушение оспариваемых нормативных положений влечет привлечение лиц, осуществляющих производство или продажу стеклоомывающей жидкости с содержанием метилового спирта (метанола), к уголовной или административной ответственности.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2015 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной жалобе К. просит решение суда отменить и направить административное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на то, что суд не рассмотрел его доводы о противоречии Единым санитарным требованиям пункта 1 Постановления в части запрета использования метанола при производстве стеклоомывающей жидкости, а также разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу Министерство юстиции Российской Федерации считает доводы К. необоснованными и не подлежащими удовлетворению, просит рассмотреть дело в отсутствие своего представителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения не находит.

Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" в абзацах первом и четвертом подпункта 5 пункта 1, абзаце втором пункта 2 статьи 51 наделяет Главного государственного санитарного врача Российской Федерации полномочиями принимать в установленном законом порядке меры по приостановлению разработки, производства, реализации и применения (использования) продукции, а также принимать постановления, издавать распоряжения и указания, утверждать методические, инструктивные и другие документы по вопросам организации федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Согласно преамбуле Постановления, принятого 11 июля 2007 г., по результатам государственного санитарно-эпидемиологического надзора и соответствующих лабораторно-инструментальных исследований выявлено увеличение количества случаев использования метилового спирта (метанола) для изготовления технических жидкостей, используемых в средствах по уходу за автотранспортом, в том числе в составе стеклоомывающих средств; обнаружено отсутствие на этикетках и в сопроводительных документах бытовых технических жидкостей информации о наличии в их составе метанола, который является наиболее опасным токсическим веществом, по органолептическим свойствам практически не отличим от этилового спирта и в случае использования его в качестве суррогатного алкоголя приводит к летальному исходу. Вместе с тем недостаточное информирование населения о тяжелых последствиях употребления технических средств, содержащих метанол, в качестве суррогатов алкоголя, пренебрежительное отношение к факторам, наносящим вред здоровью, приводят к многочисленным случаям отравлений им в быту.

Как правильно указал суд первой инстанции, Главный государственный санитарный врач Российской Федерации, реализуя предоставленные ему федеральным законодателем полномочия, вправе был принять Постановление, направленное на предупреждение возникновения отравлений среди населения метанолом. Пункт 1 Постановления, предписывающий прекратить использование метанола при производстве средств по уходу за автотранспортом, в том числе стеклоомывающих жидкостей, не только не нарушает права граждан, а, напротив, имеет своей целью обеспечение их конституционного права на охрану здоровья.

В пункте 4 Постановления Управлению санитарного надзора Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека дано поручение организовать разработку санитарных правил "Гигиенические требования к условиям труда при работе с метанолом". 12 июля 2011 г. утверждены Санитарные правила, которые определяют обязательные санитарно-гигиенические требования к организации и проведению работ с метанолом, распространяются на объекты, использующие в технологическом процессе метанол, и предназначены для организаций, специалистов, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, деятельность которых связана с проведением работ с метанолом.

Пунктом 7 Положения о федеральном государственном санитарно-эпидемиологическом надзоре, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2013 г. N 476, предусмотрено, что правовые акты по вопросам организации государственного надзора и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, издаваемые главным государственным санитарным врачом Российской Федерации, являются обязательными для исполнения органами государственного надзора и организациями, указанными в пунктах 3 и 4 данного положения.

Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере защиты прав потребителей, разработке и утверждению государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов, а также по организации и осуществлению федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, руководитель которой является главным государственным санитарным врачом Российской Федерации (пункт 1, абзац второй пункта 8 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 322).

На территории Российской Федерации действуют федеральные санитарные правила, утвержденные федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц (пункты 1, 3 статьи 39 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения").

Исходя из пункта 1, абзацев первого и четвертого пункта 5 Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. N 554, установление санитарно-эпидемиологических требований, обеспечивающих безопасность для здоровья человека среды его обитания, - основная задача государственного санитарно-эпидемиологического нормирования, которое осуществляется федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации и включает в себя, кроме прочего, разработку (пересмотр), экспертизу, утверждение, введение в действие и опубликование санитарных правил.

Согласно пунктам 2 и 3 указанного положения нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования, являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы), содержащие гигиенические и противоэпидемические требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, благоприятных условий его проживания, труда, быта, отдыха, обучения и питания, а также сохранению и укреплению его здоровья, оптимальные и предельно допустимые уровни влияния на организм человека факторов среды его обитания, максимально или минимально допустимое количественное и (или) качественное значение показателя, характеризующего с позиций безопасности и (или) безвредности для здоровья человека тот или иной фактор среды его обитания. Государственные санитарно-эпидемиологические правила устанавливают единые санитарно-эпидемиологические требования, в том числе к продукции производственно-технического назначения, товарам для личных и бытовых нужд и технологиям их производства, потенциально опасным для человека химическим, биологическим веществам и отдельным видам продукции, условиям труда.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека имеет право пресекать факты нарушения законодательства Российской Федерации в установленной сфере деятельности, а также применять предусмотренные законодательством Российской Федерации меры ограничительного, предупредительного и профилактического характера, направленные на недопущение и (или) ликвидацию последствий нарушений юридическими лицами и гражданами обязательных требований в установленной сфере деятельности (подпункт 6.5 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека).

Проанализировав приведенные нормы, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об утверждении Санитарных правил руководителем федерального органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в пределах предоставленных ему полномочий.

Закрепленный абзацем седьмым пункта 3.22 Санитарных правил запрет использования метанола при изготовлении стеклоомывающих жидкостей, как обоснованно указано в обжалуемом решении суда, направлен на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Довод К. о противоречии Санитарных правил в оспариваемой части Единым санитарным требованиям судом правильно признан несостоятельным, так как данные акты имеют различные предметы правового регулирования.

Утверждение административного истца о том, что Единые санитарные требования разрешают использование метанола при изготовлении стеклоомывающих жидкостей, ошибочен, поскольку такая норма в них отсутствует.

Ссылка К. на нерассмотрение судом его доводов о противоречии Единым санитарным требованиям пункта 1 Постановления в части запрета использования метанола при производстве стеклоомывающей жидкости основанием для отмены обжалуемого судебного акта служить не может, поскольку указанный запрет аналогичен изложенному в абзаце седьмом пункта 3.22 Санитарных правил, который, как уже отмечено, Единым санитарным требованиям не противоречит.

Довод в апелляционной жалобе о том, что суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, не соответствует фактическим обстоятельствам и опровергается содержанием решения, из которого следует, что судом осуществлена исключительно проверка законности оспариваемых в части нормативных правовых актов по правилам главы 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Указание в решении на неподтверждение административным истцом обстоятельств применения в отношении его оспариваемого предписания Санитарных правил или того, что он является субъектом правоотношений, регулируемых Санитарными правилами, согласуется с материалами дела.

Установив, что оспариваемые положения Постановления и Санитарных правил соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
И.В.КРУПНОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области