ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 июля 2021 г. N АПЛ21-237

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зайцева В.Ю.,

членов коллегии Вавилычевой Т.Ю., Ситникова Ю.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Гавриловой М.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Ш. о признании частично недействующими абзаца четвертого пункта 42(1) Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. N 354, пункта 3(4) приложения N 2 к данным правилам

по апелляционной жалобе Ш. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2021 г. по делу N АКПИ21-140, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя Правительства Российской Федерации К., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гавриловой М.Н., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. N 354 утверждены Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (далее - Правила).

Нормативный правовой акт опубликован 30 мая 2011 г. в "Собрании законодательства Российской Федерации" N 22 и 1 июня 2011 г. в "Российской газете" N 116.

Абзацем четвертым пункта 42(1) Правил (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2018 г. N 1708) предусмотрено, что в многоквартирном доме, который оборудован коллективным (общедомовым) прибором учета тепловой энергии и в котором хотя бы одно, но не все жилые или нежилые помещения оборудованы индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учета тепловой энергии, размер платы за коммунальную услугу по отоплению определяется по формулам 3(1) и 3(4) приложения N 2 к Правилам на основании показаний индивидуального и (или) общего (квартирного) и коллективного (общедомового) приборов учета тепловой энергии.

Согласно пункту 3(4) приложения N 2 к Правилам (в редакциях постановлений Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2018 г. N 1708 и от 23 февраля 2019 г. N 184) размер платы за коммунальную услугу по отоплению в i-м жилом или нежилом помещении в многоквартирном доме, определенный по формулам 3, 3(1) и 3(3), размер платы за коммунальную услугу по отоплению в жилом доме, который оборудован индивидуальным прибором учета, определенный по формуле 3(5), при оплате равномерно в течение календарного года корректируются в I квартале года, следующего за расчетным годом, исполнителем по формуле 3(4). Как следует из этой формулы, такая корректировка (Pi) представляет собой разность между размером платы за коммунальную услугу по отоплению, потребленную за прошедший год в i-м жилом или нежилом помещении в многоквартирном доме, определенным по формулам 3, 3(1) и 3(3) исходя из показаний индивидуального или общего (квартирного) прибора учета в i-м жилом или нежилом помещении и показаний коллективного (общедомового) прибора учета тепловой энергии, размером платы за коммунальную услугу по отоплению в жилом доме, который оборудован индивидуальным прибором учета, определенным по формуле 3(5), исходя из показаний индивидуального прибора учета тепловой энергии (Pkpi) (в случаях, предусмотренных пунктами 59, 59(1) и 60(1) Правил, для расчета размера платы за коммунальную услугу по отоплению используется объем (количество) коммунального ресурса, определенный в соответствии с положениями указанных пунктов), и размером платы за коммунальную услугу по отоплению, начисленным за прошедший год потребителю в i-м жилом или нежилом помещении в многоквартирном доме, определенным по формулам 3, 3(1) и 3(3), размером платы за коммунальную услугу по отоплению в жилом доме, который оборудован индивидуальным прибором учета, определенным по формуле 3(5), исходя из среднемесячного объема потребления тепловой энергии за предыдущий год (Pnpi).

Индивидуальный предприниматель Ш. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующими абзаца четвертого пункта 42(1), пункта 3(4) приложения N 2 к Правилам в части распространения на те периоды (календарные годы), в течение которых в соответствующем субъекте Российской Федерации действовал способ оплаты коммунальной услуги по отоплению равномерно в течение календарного года. В обоснование заявления ссылалась на то, что оспариваемые положения противоречат части 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, пункту 1 статьи 544 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В административном исковом заявлении указано, что Ш. является собственником трех нежилых помещений в многоквартирном жилом доме в г. Березовском Кемеровской области, который оборудован общедомовым прибором учета тепловой энергии, при этом лишь одно помещение в этом доме оборудовано индивидуальным прибором учета тепловой энергии. В Кемеровской области постановлением Коллегии Администрации Кемеровской области от 11 января 2017 г. N 9 установлен способ оплаты отопления равномерно в течение календарного года. Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 12 марта 2020 г., оставленным без изменения в апелляционном и кассационном порядке, по иску энергоснабжающей организации с нее взыскана корректировка платы за отопление с учетом данных фактического потребления за 2019 г. со ссылкой на формулу 3(4) приложения N 2 к Правилам. Административный истец полагает, что расчет по этой формуле применительно к потребителям, определяющим объем и стоимость тепловой энергии по формуле 3(1) и оплачивающим отопление равномерно в течение календарного года на протяжении двух последовательных лет подряд, приводит к двойному учету одного и того же объема тепловой энергии - фактического потребления по общедомовому прибору учета тепловой энергии за календарный год: первый раз фактическое потребление тепловой энергии по общедомовому прибору учета за 2019 г. (объем энергии по данному счетчику) учитывается при расчете платы за отопление за каждый месяц 2020 г. (значения Vi и Vд в формуле 3(1)); второй раз этот же объем энергии за 2019 г. учитывается в начале 2020 г. при корректировке платы за отопление по итогам 2019 г. (значение Pkpi в формуле 3(4)). Такое применение оспариваемых положений приводит к неосновательному обогащению энергоснабжающей организации - повторному получению стоимости одного и того же объема тепловой энергии.

Правительство Российской Федерации административный иск не признало, указав в письменных возражениях, что Правила приняты в пределах предоставленных ему полномочий, а оспариваемые предписания соответствуют действующему законодательству и прав административного истца не нарушают.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2021 г. в удовлетворении административного искового заявления административному истцу отказано.

В апелляционной жалобе Ш., не соглашаясь с таким решением, просит его отменить ввиду неправильного применения норм материального права и принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска. Полагает, что судом первой инстанции не дана правовая оценка доводам административного искового заявления о незаконности оспариваемых положений Правил.

Ш. ссылается также на то, что в силу части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд первой инстанции должен был проверить оспариваемые предписания на соответствие нормам главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации ("Обязательства вследствие неосновательного обогащения"), поскольку эти предписания приводят к получению энергоснабжающими организациями неосновательного обогащения - двукратной стоимости фактически потребленного объема тепловой энергии за прошедший календарный год.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу Правительство Российской Федерации просит в ее удовлетворении отказать, считая решение суда первой инстанции законным и обоснованным, вынесенным с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для дела, при правильном применении норм материального и процессуального права.

Административный истец Ш. и ее представитель Л. о времени и месте судебного заседания извещены в установленном законом порядке, в суд апелляционной инстанции не явились, сведения о причинах неявки не представили.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Отказывая Ш. в удовлетворении административного искового заявления, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что по настоящему административному делу такое основание для признания оспариваемых положений Правил недействующими отсутствует.

Частью 4 статьи 5 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что Правительство Российской Федерации вправе издавать постановления, содержащие нормы, регулирующие жилищные отношения, на основании и во исполнение данного кодекса, других федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации.

В силу части 1.1 статьи 157 названного кодекса правила предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, особенности предоставления отдельных видов коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, условия и порядок заключения соответствующих договоров устанавливаются Правительством Российской Федерации. Указанные правила должны предусматривать в том числе порядок определения размера платы за тепловую энергию (мощность) в многоквартирных домах, которые оснащены коллективными (общедомовыми) приборами учета тепловой энергии и в которых не все помещения оснащены индивидуальными и (или) общими (для коммунальных квартир) приборами учета тепловой энергии, с учетом показаний индивидуальных и (или) общих (для коммунальных квартир) приборов учета тепловой энергии.

С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно указал в решении, что Правила приняты Правительством Российской Федерации во исполнение предоставленных ему федеральным законодателем полномочий.

Правила регулируют отношения по предоставлению коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах, собственникам и пользователям жилых домов, в том числе отношения между исполнителями и потребителями коммунальных услуг, устанавливают их права и обязанности, порядок заключения договора, содержащего положения о предоставлении коммунальных услуг, а также порядок контроля качества предоставления коммунальных услуг, порядок определения размера платы за коммунальные услуги с использованием приборов учета и при их отсутствии, порядок перерасчета размера платы за отдельные виды коммунальных услуг в период временного отсутствия граждан в занимаемом жилом помещении, порядок изменения размера платы за коммунальные услуги при предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность, определяют основания и порядок приостановления или ограничения предоставления коммунальных услуг, а также регламентируют вопросы, связанные с наступлением ответственности исполнителей и потребителей коммунальных услуг (пункт 1).

Пунктом 42(1) Правил определен порядок оплаты коммунальной услуги по отоплению.

Так, абзацем первым данного пункта установлено, что оплата коммунальной услуги по отоплению осуществляется одним из двух способов - в течение отопительного периода либо равномерно в течение календарного года.

Абзац четвертый названного пункта применяется при определении размера платы за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирном доме, который оборудован коллективным (общедомовым) прибором учета тепловой энергии и в котором хотя бы одно, но не все жилые или нежилые помещения оборудованы индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учета тепловой энергии, и предписывает использование формул 3(1) и 3(4) приложения N 2 к Правилам на основании показаний индивидуального и (или) общего (квартирного) и коллективного (общедомового) приборов учета тепловой энергии.

Формула 3(4) приложения N 2 к Правилам предусматривает корректировку в I квартале года, следующего за расчетным годом, размера платы за коммунальную услугу по отоплению в i-м жилом или нежилом помещении в многоквартирном доме при оплате равномерно в течение календарного года.

В обжалуемом решении правомерно отмечено, что корректировка размера платы за коммунальную услугу по отоплению при способе оплаты равномерно в течение календарного года применяется в связи с использованием средней величины потребляемой тепловой энергии (среднемесячного объема потребления тепловой энергии на отопление, полученного на основании показаний индивидуального и (или) общего (квартирного) прибора учета за предыдущий год), ее целью является учет фактически потребленного объема коммунального ресурса при расчетах с ресурсоснабжающей организацией.

Разрешая настоящее административное дело, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые положения Правил не противоречат каким-либо нормативным правовым актам большей юридической силы, в том числе пункту 1 статьи 544 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 544 Гражданского кодекса Российской Федерации оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

В части 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации закреплено, что размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии исходя из нормативов потребления коммунальных услуг (в том числе нормативов накопления твердых коммунальных отходов), утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Как уже отмечалось выше, корректировка размера платы за коммунальную услугу по отоплению при оплате равномерно в течение календарного года имеет целью учет фактически потребленного абонентом объема коммунального ресурса при расчетах с ресурсоснабжающей организацией и производится на основании данных приборов учета тепловой энергии, что согласуется с приведенными нормами действующего законодательства.

При этом пунктом 2 статьи 544 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Порядок определения размера платы за тепловую энергию (мощность) в многоквартирных домах, которые оснащены коллективными (общедомовыми) приборами учета тепловой энергии и в которых не все помещения оснащены индивидуальными и (или) общими (для коммунальных квартир) приборами учета тепловой энергии, с учетом показаний индивидуальных и (или) общих (для коммунальных квартир) приборов учета тепловой энергии предусмотрен Правилами, принятыми во исполнение требований части 1.1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции не проверил оспариваемые предписания Правил на соответствие нормам главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации ("Обязательства вследствие неосновательного обогащения"), опровергается содержанием обжалуемого решения. В нем обоснованно указано, что использование в оспариваемой формуле показателей объема (количества) потребленной за расчетный период тепловой энергии не может рассматриваться как двойной учет одного и того же объема тепловой энергии, в связи с чем оснований для применения норм о неосновательном обогащении в данном случае не имеется.

Вопреки утверждению в апелляционной жалобе о том, что судом первой инстанции не дана оценка доводам административного искового заявления о незаконности оспариваемых положений Правил, обжалуемое решение должным образом мотивировано, в нем отражены все юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для дела, указанные в части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, абзац четвертый пункта 42(1) Правил, пункт 3(4) приложения N 2 к данным правилам в оспариваемой части не противоречат, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, отказал Ш. в удовлетворении заявленного требования.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены или изменения решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2021 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш. - без удовлетворения.

Председательствующий
В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Члены коллегии
Т.Ю.ВАВИЛЫЧЕВА
Ю.В.СИТНИКОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области