Правила, установленные настоящей главой, не применяются к требованиям:

вознаграждения за осуществление спасательной операции, в том числе уплаты специальной компенсации в соответствии со статьей 343 настоящего Кодекса, или взноса по общей аварии;

возмещения ущерба от загрязнения с судов нефтью, как он определен в подпункте 5 пункта 2 статьи 316 настоящего Кодекса;

возмещения ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ, как он определен в подпункте 1 пункта 2 статьи 326 настоящего Кодекса;

возмещения ядерного ущерба;

в связи с подъемом, удалением или уничтожением затонувшего судна, в том числе всего, что находится или находилось на борту такого судна;

в связи с удалением, уничтожением или обезвреживанием груза с судна;

возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу работников судовладельца или спасателя, обязанности которых связаны с судном или со спасательными операциями, а также наследников указанных работников, лиц, находившихся у них на иждивении или имевших право на получение от них содержания, если к трудовому договору, заключенному между судовладельцем или спасателем и такими работниками, применяется законодательство Российской Федерации;

возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью пассажиров судна, в случаях, если судовладелец и пассажир являются организациями или гражданами Российской Федерации;

возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу гражданина в прямой связи с эксплуатацией судна или со спасательными операциями, в случаях, если судовладелец и гражданин либо спасатель и гражданин являются организациями или гражданами Российской Федерации.



Текст комментария: "КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ ТОРГОВОГО МОРЕПЛАВАНИЯ РФ"
Авторы: А.М. Симоненко
Издание: 2008 год

Установленное комментируемой статьей исключение требований о возмещении ущерба от загрязнения с судов нефтью обусловлено положениями Конвенции о загрязнении нефтью 1969 г., регулирующими вопросы ответственности судовладельцев за ущерб, причиненный их судами в результате загрязнения нефтью. Они значительно отличаются от правил, определяющих такую ответственность в национальном праве. В свою очередь, ответственность за ущерб в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ предусмотрена Международной конвенцией об ответственности и компенсации за ущерб в связи с перевозкой морем опасных и вредных веществ 1996 г., а возмещение ядерного ущерба в соответствии с Парижской конвенцией от 29 июля 1960 г. об ответственности третьих лиц в области ядерной энергии с поправками к ней либо в соответствии с Венской конвенцией от 21 мая 1963 г. о гражданской ответственности за ядерный ущерб.

Согласно статье 18 Конвенции 1976 г. любое государство может сделать оговорку об исключении применения ограничения ответственности в связи с подъемом, удалением или уничтожением затонувшего судна и в связи с удалением, уничтожением или обезвреживанием груза и судна. При присоединении к Протоколу 1996 г. Россия сделала собственную оговорку, и в ст. 356 КТМ РФ прямо указывается, что к указанным выше требованиям ограничение ответственности не применяется. В связи с этим возникает вопрос не только о возможности такого ограничения, если судно затонуло в пределах исключительной экономической зоны РФ или в территориальном море или во внутренних водах, но и о выдаче свидетельства, удостоверяющего наличие страхования или иного финансового обеспечения (п. 3 ст. 12). Международная группа (ассоциация) клубов P&I и Международная палата судоходства отмечали, что, хотя Конвенция не препятствует зарегистрированному владельцу судна ограничить ответственность на основании любого национального или международного режима, в самой Конвенции это право прямо не установлено. В этой связи они возражали против положения Конвенции (п. 11 ст. 12), дающего право предъявлять требование о компенсации непосредственно страховщику. В этой связи они призывали государства ратифицировать Конвенцию об ограничении ответственности по морским требованиям 1976 г. и убедиться в том, что национальное законодательство разрешает зарегистрированному собственнику ограничить ответственность в отношении требований по удалению судов.

Абзац 8 ст. 356 соответствует подп. "е" ст. 3 Конвенции 1976 г. При присоединении к Конвенции Россия сделала заявление, согласно которому в соответствии с подп. "е" Российская Федерация будет применять к этим требованиям законодательство Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в полном объеме, если к трудовому договору, заключенному между судовладельцем или спасателем и такими служащими, подлежит применению законодательство Российской Федерации.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области