Услуги, оказанные вопреки прямому и разумному запрещению владельца находящегося в опасности судна или его капитана либо владельца находящегося в опасности любого другого имущества, которое не находится и не находилось на борту судна, не дают права на плату в соответствии с правилами, установленными настоящей главой.



Текст комментария: "КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ ТОРГОВОГО МОРЕПЛАВАНИЯ РФ"
Авторы: А.М. Симоненко
Издание: 2008 год

Противоположной стороной спасателя в договоре о спасании выступает владелец находящихся в опасности судна, груза и иного имущества, в отношении которых осуществляются спасательные операции. Как правило, в этом качестве выступает судовладелец, под которым понимается не только собственник судна, но и иное лицо, эксплуатирующее судно от своего имени, которое использует судно на законном основании (например, фрахтователь по договору фрахтования судна: тайм-чартеру или бербоут-чартеру). Указанное лицо несет риск гибели или повреждения судна, поэтому оно (так же как и владелец груза или иного имущества, находящегося на борту судна) может запретить осуществление каких-либо спасательных операций в отношении находящегося в опасности судна (груза или иного имущества). При возникновении подобной ситуации комментируемая статья содержит правила, согласно которым услуги, оказанные вопреки прямому и разумному запрещению владельца находящегося в опасности судна или его капитана либо владельца находящегося в опасности любого другого имущества, которое не находится и не находилось на борту судна, не дают права на плату в соответствии с правилами о спасании судна или другого имущества. Подобные положения содержатся и в статье 19 Конвенции о спасании 1989 г. - услуги, оказанные вопреки прямому и разумному запрещению владельца или капитана судна или владельца любого другого находящегося в опасности имущества, которое не находится и не находилось на борту судна, не дают права на плату.

Спасатель не должен предпринимать какие-либо действия вопреки запрещению только в случае, если запрещение оказывать услуги находящимся в опасности судну или другому имуществу было прямо выражено и являлось разумным. Обоснование того, что запрещение было прямо выражено, лежит на капитане или владельце судна, находившегося в опасности, либо владельце другого имущества, находившегося в опасности, а вот то, что запрещение было неразумным, напротив, - на спасателе.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области