Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 77 ГК РФ. ПРАВО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОСТАВЕ ЕДИНОЙ ТЕХНОЛОГИИ>Статья 1542. Право на технологию

1. Единой технологией в смысле настоящей главы признается выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который включает в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране в соответствии с правилами настоящего раздела, и может служить технологической основой определенной практической деятельности в гражданской или военной сфере (единая технология).


В состав единой технологии могут входить также результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране на основании правил настоящего раздела, в том числе технические данные, другая информация.


2. Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии, признаются и подлежат защите в соответствии с правилами настоящего Кодекса.


3. Право использовать результаты интеллектуальной деятельности в составе единой технологии как в составе сложного объекта (статья 1240) принадлежит лицу, организовавшему создание единой технологии (право на технологию) на основании договоров с обладателями исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав единой технологии. В состав единой технологии могут входить также охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, созданные самим лицом, организовавшим ее создание.




1. Основное нормативное требование, позволяющее признать научно-технический результат "единой технологией", - использование при создании такого результата некой совокупности решений, относящихся (в соответствии со ст. 1225 ГК) к охраняемым объектам интеллектуальной деятельности (изобретениям, программам ЭВМ и др.). В практике этот критерий единой технологии в каждом случае, очевидно, должен определяться экспертным путем (в Кодексе он сформулирован в самой общей форме). Нуждается в уточнении и сам термин "единая технология", поскольку он может быть применен к любой технологии, используемой в практической деятельности. Не говоря уже о том, что количество охраноспособных решений не всегда свидетельствует об уровне инновационных достижений.

Второе существенное требование - завершенные разработки должны быть "выражены в объективной форме". Необходимой формой завершения любых научно-технических разработок всегда служит техническая и иная документация, иначе они не могут быть включены в экономический оборот. Именно для этого необходимо их воплощение в материальные носители, что обусловлено, как уже отмечалось в литературе, присущей интеллектуальным продуктам двойственной природой - содержательной сутью и вещественной формой.

2. В процессе оформления охраны объектов интеллектуальных прав и их защиты следует руководствоваться не только нормами, содержащимися в специальных разделах части 4 ГК, посвященных патентным правам (гл. 72), авторским правам (гл. 70) и др. В каждом случае следует также принимать во внимание соответствующие нормы общих положений (гл. 69), в частности, касающиеся распоряжения исключительными правами, защиты исключительных прав и др.

3. В введенных в ГК нормах о сложных объектах (ст. 1240) установлен исчерпывающий перечень сложных объектов. В их число, наряду с объектами авторского права и смежных прав, включены единые технологии. Эти нормы определяют особый порядок распоряжения правами на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав сложного объекта. Они устанавливают изъятия из общих правил, регулирующих распоряжение исключительными правами (ст. ст. 1233 - 1235) в целях защиты интересов "лица, организовавшего создание сложного объекта". Во-первых, презюмируется, что если в договоре о предоставлении прав на использование заказного результата не указано иное, то такой договор признается договором об отчуждении прав. Тогда как, согласно общим правилам, договор, в котором прямо не указано, что исключительное право передается в полном объеме, считается лицензионным договором. Во-вторых, лицензионные договоры на использование результатов интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта не могут быть ограничены каким-либо сроком (в пределах действия исключительных прав) и не могут содержать условия, ограничивающие права лицензиата на использование объекта договора, такие условия признаются ничтожными. В соответствии с п. 3 комментируемой статьи эти правила распространены на отношения, связанные с созданием единых технологий.

Действительно, процесс создания инновационных достижений в современных условиях нередко базируется на научно-технической кооперации, что обусловлено глубокой специализацией, особенно в области высоких технологий. Возникает необходимость в использовании готовых научно-технических результатов, принадлежащих сторонним обладателям, а также в привлечении субисполнителей, которые разрабатывают отдельные узлы, входящие в состав единой технологии.

В этих случаях нормы о сложных объектах могут применяться к договорным отношениям между правообладателями и исполнителем работ по созданию единой технологии, предметом которых является отчуждение прав или предоставление лицензий на охраняемые (готовые) объекты. В равной мере они могут применяться к договорным условиям о правах на заказные разработки, выполняемые субисполнителями.

Нельзя также не обратить внимание на достаточно существенные различия в составе субъектов и самой структуре договорных отношений, возникающих в связи с созданием технологий и других сложных объектов, относящихся к сфере авторских и смежных прав. Так, продюсер кинофильма - это заказчик и инвестор фильма. Он вступает в договорные отношения с авторами будущего фильма - режиссером, сценаристом, композитором, а также актерами, художниками, операторами и другими участниками съемок, чьи творческие результаты будут использованы в фильме. Предмет такого договора - создание фильма и приобретение прав на его использование. В то время как "лицо, организовавшее создание единой технологии", является лишь исполнителем работ, которые финансируются заказчиком этих работ. Здесь нормы о сложных объектах регулируют лишь "промежуточные" договорные отношения (об отчуждении прав или предоставлении лицензий) между исполнителем работ и обладателями прав на отдельные решения, использованные в сложном объекте. В то время как договорные отношения о создании единой технологии, а следовательно, и о правах на единые технологии в целом определяются договором исполнителя с заказчиком единой технологии и специальными нормами комментируемой главы (см. п. 1 ст. 1544 и ст. 1546 ГК). Исполнитель научно-технических разработок выступает, таким образом, в двух лицах: как обладатель прав на отдельные "чужие" решения, включенные в единую технологию, и как разработчик единой технологии в целом. Заметим также, что, в отличие от других сложных объектов, "единая технология" не отнесена ГК к самостоятельному виду объектов исключительных прав, хотя и представляет собой результат интеллектуальной деятельности, содержащий отдельные охраноспособные решения.

Следует иметь в виду, что разработкой новых технологий обычно занимаются организации с высоким научным и техническим потенциалом. Авторами узловых охраноспособных решений, которые входят в состав единой технологии, могут быть сотрудники организации-разработчика. Полученные этими сотрудниками патентоспособные решения относятся к служебным продуктам. Исключительные права (т.е. не только право использования, но и право распоряжения) на такие продукты принадлежат работодателю, независимо от того, относится ли разработка к единым технологиям. Исключительные права у организации - исполнителя работ возникают в этом случае в силу трудовых отношений с сотрудниками - авторами изобретений, программ ЭВМ и других охраноспособных решений, полученных в процессе выполнения работ, в соответствии с нормами ГК о служебных продуктах. К этим отношениям нормы о сложных объектах неприменимы.