Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 76 ГК РФ. ПРАВА НА СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ, ТОВАРОВ, РАБОТ, УСЛУГ И ПРЕДПРИЯТИЙ>§ 2. Права на исполнение>Статья 1488. Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак

1. По договору об отчуждении исключительного права на товарный знак одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать в полном объеме принадлежащее ей исключительное право на соответствующий товарный знак в отношении всех товаров или в отношении части товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован, другой стороне - приобретателю исключительного права.


2. Отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.


3. Отчуждение исключительного права на товарный знак, включающий в качестве неохраняемого элемента наименование места происхождения товара, которому на территории Российской Федерации предоставлена правовая охрана (пункт 7 статьи 1483), допускается только при наличии у приобретателя исключительного права на такое наименование.




1. Исключительное право на товарный знак может реализовываться путем распоряжения товарным знаком, в т.ч. путем его полной или частичной передачи этого права юридическому лицу либо индивидуальному предпринимателю.

Отчуждение исключительного права означает, что после вступления договора в силу исключительное право на данный товарный знак переходит к новому владельцу (новому правообладателю).

2. В статье особо отмечается, что исключительное право на товарный знак может передаваться в отношении всех либо части товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован. То есть если товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 9 и 13 классов МКТУ, исключительное право может передаваться как для индивидуализации товаров, относящихся к обоим обозначенным классам, так и товаров, относящихся к одному из них либо их части (при условии соблюдения п. 2 комментируемой статьи).

Пункт 1 статьи не содержит каких-либо специальных требований к договору об отчуждении исключительного права на товарный знак. Из содержания комментируемой нормы лишь следует, что, во-первых, такой договор должен относиться лишь к зарегистрированным (исходя из положений других норм Кодекса - охраняемым) товарным знакам; во-вторых, исключительное право может быть передано сразу двум другим приобретателям (одному передается исключительное право в отношении одного класса товаров, а другому - в отношении оставшихся классов товаров и услуг, для индивидуализации которых зарегистрирован товарный знак); в-третьих, объем отчуждаемого права может не совпадать с объемом охраняемого исключительного права.

3. Общее ограничительное правило содержится в п. 2 комментируемой статьи: отчуждение исключительного права не должно являться причиной введения потребителя в заблуждение. При этом Гражданский кодекс не раскрывает, что именно может пониматься под введением потребителя в заблуждение, и не содержит перечня тех случаев, которые могут рассматриваться как вводящие в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Принимая во внимание тот факт, что правовое регулирование отношений, связанных с передачей (отчуждением) исключительных прав на товарные знаки, значительно не изменилось, можно руководствоваться подходами, использовавшимися в ранее действовавшем законодательстве. Исходя из этого договор об отчуждении исключительного права на товарный знак может рассматриваться как вводящий в заблуждение относительно товара или его изготовителя в случаях, когда товарный знак содержит:

обозначение, представляющее собой государственный герб, флаг или эмблему;

официальное название государства, эмблему, сокращенное или полное наименование международной межправительственной организации;

официальное контрольное, гарантийное и пробирное клейма, печать, награду и другой знак отличия или сходное с ним до степени смешения обозначение, которое было включено как неохраняемый элемент на основании согласия соответствующего компетентного органа или правообладателя, если исключительное право на товарный знак отчуждается в пользу лица, которому такое право не предоставлено;

обозначение, указывающее на место производства или сбыта товара и включенное в товарный знак как неохраняемый элемент, если исключительное право на товарный знак отчуждается в пользу лица, находящегося в другом географическом объекте;

обозначение, воспроизводящее официальное наименование и изображение особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также изображение культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях, фондах, если исключительное право на товарный знак отчуждается в пользу лица, не имеющего согласия собственника.

Отчуждение исключительного права на товарный знак также может быть признано как вводящее в заблуждение, когда оно осуществляется относительно:

части товаров, являющихся однородными с товарами, в отношении которых правообладатель товарного знака сохраняет за собой право на товарный знак;

товарного знака, признанного в установленном порядке общеизвестным;

товарного знака, воспроизводящего промышленный образец, право на который принадлежит лицу, уступающему товарный знак, но сохраняющему за собой право на промышленный образец;

товарного знака, воспроизводящего фирменное наименование (или его часть), право на которое принадлежит лицу, уступающему товарный знак, но сохраняющему за собой право на фирменное наименование.

4. В отличие от значительного числа оснований, вошедших в вышеприведенный перечень, но не содержащихся в самом Гражданском кодексе, одно из возможных оснований п. 3 комментируемой статьи выделяет, учитывая при этом особую природу такого средства индивидуализации, как наименование места происхождения товара.

В Российской Федерации зарегистрировано значительное число товарных знаков, в которые в качестве неохраняемых элементов включены зарегистрированные в стране наименования мест происхождения товаров. Безусловно, их регистрация была осуществлена с соблюдением закона о возможности регистрации таких товарных знаков только на имя лиц, имеющих свидетельство на право пользования тем или иным наименованием места происхождения товара. Очевидно, что последующая бесконтрольная передача подобных товарных знаков лицам, не имеющим права пользования наименованием места происхождения товара (в настоящее время - исключительного права на наименование места происхождения товара), не только вводила бы потребителей в заблуждение, но и, по сути, нарушала бы п. 2 ст. 7 Закона о товарных знаках. Таким образом, установление п. 3 комментируемой статьи преследует две цели - защиту интересов потребителей и предотвращение "опосредованного" нарушения закона.

5. Из содержания комментируемой статьи не следует запрета на передачу нескольких товарных знаков, принадлежащих одному правообладателю, в рамках договора об отчуждении исключительного права на товарный знак между одним правообладателем и одним приобретателем.