Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 73 ГК РФ. ПРАВО НА СЕЛЕКЦИОННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ>§ 5. Право изготовителя базы данных>Статья 1436. Временная правовая охрана селекционного достижения

1. Селекционному достижению, на которое подана заявка в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям, со дня подачи заявки и до даты выдачи заявителю патента на селекционное достижение предоставляется временная правовая охрана.


2. После получения патента на селекционное достижение патентообладатель имеет право получить денежную компенсацию от лица, совершившего без разрешения заявителя в период временной правовой охраны селекционного достижения действия, указанные в пункте 3 статьи 1421 настоящего Кодекса. Размер компенсации определяется по соглашению сторон, а в случае спора - судом.


3. В период временной правовой охраны селекционного достижения заявителю разрешены продажа и иная передача семян, племенного материала только для научных целей, а также в случаях, когда продажа и иная передача связаны с отчуждением права на получение патента на селекционное достижение или с производством семян, племенного материала по заказу заявителя в целях создания их запаса.


4. Временная правовая охрана селекционного достижения считается ненаступившей, если заявка на выдачу патента не была принята к рассмотрению (статья 1435) либо если по заявке принято решение об отказе в выдаче патента и возможность подачи возражения против этого решения, предусмотренная настоящим Кодексом, исчерпана, а также в случае нарушения заявителем требований пункта 3 настоящей статьи.




1. Предусмотренный комментируемой статьей институт временной правовой охраны селекционного достижения призван защитить интересы патентообладателя, которые могли нарушаться в период проведения экспертиз и испытаний селекционного достижения, когда заявитель был лишен возможности воспользоваться теми мерами защиты своих прав, которые предоставлены патентообладателю (п. 1 ст. 1229, ст. ст. 1250 - 1253, 1446 и 1447 ГК).

Сам по себе термин "временная правовая охрана" является достаточно условным, т.к. собственно в течение указанного периода заявитель лишен возможности воспользоваться предусмотренными комментируемой статьей правовыми мерами и может лишь рассчитывать, что вероятность их ретроспективного применения после получения патента будет побуждать остальных участников гражданского оборота воздерживаться от нарушения прав заявителя. По своей правовой природе "временная правовая охрана" означает, по существу, придание обратной силы тем нормам закона, которые определяют правовой статус патентообладателя, главным образом, его исключительное право использовать селекционное достижение по своему усмотрению и распоряжаться таким исключительным правом (п. 1 ст. 1229, п. 1 ст. 1421 ГК). В соответствии с п. 1 ст. 1424 ГК исключительное право начинает действовать со дня государственной регистрации селекционного достижения в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений.

По своему содержанию комментируемые правила основываются на ст. 12 Женевской конвенции, на ст. 15 Закона о селекционных достижениях, а также на ст. 1392 ГК (ст. 22 Патентного закона), посвященной временной правовой охране изобретения.

2. В пункте 1 комментируемой статьи предусматривается более продолжительный по сравнению с ранее действовавшим законодательством срок предоставления правовой охраны, который отсчитывается не с даты поступления заявки на выдачу патента (как предусматривалось ч. 1 ст. 15), а со дня подачи указанной заявки. Отсчет срока временной правовой охраны со дня подачи заявки допускается ст. 13 Женевской конвенции и обеспечивает, таким образом, наиболее льготные для патентообладателя условия, т.к. его исключительное право будет подлежать частичной защите даже за пределами даты приоритета селекционного достижения, которая устанавливается по дате поступления заявки на выдачу патента (п. 1 ст. 1434 ГК).

3. В пункте 2 комментируемой статьи предоставление временной правовой охраны связывается с получением заявителем патента на селекционное достижение. Таким образом, временная правовая охрана не наступает в случае отказа в выдаче патента на селекционное достижение, не отвечающего критериям охраноспособности (п. 2 ст. 1437, п. 1 ст. 1439 ГК). В случае признания патента недействительным действие патента аннулируется не со дня его выдачи, а со дня подачи заявки на выдачу патента (п. 3 ст. 1441 ГК), что, в свою очередь, исключает последующее предоставление временной правовой охраны.

Другие обстоятельства, исключающие возникновение временной правовой охраны, перечислены в п. 4 комментируемой статьи. Включение в этот перечень отказа в принятии заявки к рассмотрению (п. 4 ст. 1435 ГК) вызвано тем, что в соответствии с п. 1 комментируемой статьи временная правовая охрана предоставляется со дня подачи заявки на селекционное достижение, а следовательно, с указанного дня до даты принятия решения об отрицательном результате предварительной экспертизы может пройти определенный срок, на который временная охрана не должна распространяться.

Указание п. 4 комментируемой статьи на то, что временная правовая охрана селекционного достижения не может считаться ненаступившей до тех пор, пока не исчерпана возможность подачи возражения против решения об отказе в выдаче патента, означает, что участники гражданского оборота должны воздерживаться от использования соответствующего селекционного достижения до истечения срока, установленного для оспаривания указанного решения. Поскольку в гл. 73 ГК не предусмотрен претензионный срок для оспаривания решения об отказе в выдаче патента на селекционное достижение, как это сделано в п. 3 ст. 1387 ГК в отношении решения об отказе в выдаче патента на изобретение, для комментируемой нормы этот срок должен определяться исходя из общих правил, применяемых при защите гражданских прав в судебном порядке (п. 1 ст. 1248 ГК). Следовательно, этот срок равен общему сроку исковой давности, составляющему 3 года (ст. 196 ГК).

Наконец, в п. 4 комментируемой статьи указывается на то, что временная правовая охрана считается ненаступившей в случае нарушения заявителем требований п. 3 комментируемой статьи, в которой установлены ограничения использования заявленного селекционного достижения самим заявителем. Коль скоро наделение заявителя дополнительными возможностями обусловлено запретом совершения им определенных действий, нет оснований допускать предоставление временной правовой охраны в тех случаях, когда указанный запрет был самим заявителем нарушен. Таким образом, рассматриваемое основание ненаступления временной правовой охраны следует рассматривать как своего рода санкцию в отношении заявителя за нарушение установленных законом пределов использования заявленного селекционного достижения в период до выдачи патента на это селекционное достижение.

4. В пункте 2 комментируемой статьи определяется также основное содержание института "временной правовой охраны", заключающееся в праве патентообладателя потребовать денежную компенсацию от лица, использовавшего соответствующее селекционное достижение без его согласия в период временной правовой охраны. Как уже отмечалось, комментируемая норма по существу придает обратную силу общему правилу п. 1 ст. 1229 ГК о том, что использование результата интеллектуальной деятельности, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет установленную законом ответственность.

Упоминание в п. 2 комментируемой статьи лица, использующего селекционное достижение "без разрешения" заявителя, вовсе не означает, что дача заявителем "разрешения" на "использование" заявленного селекционного достижения освобождает такое лицо от обязанности уплатить предусмотренную компенсацию. До государственной регистрации селекционного достижения не может идти никакой речи о его гражданско-правовом использовании. Заявитель не только не может в этот период "разрешить использование" заявленного достижения другим лицам, он и сам практически лишен полноценной возможности его использования (см. п. 3 комментируемой статьи). В современной литературе на "несвободу" заявителя в использовании селекционного достижения обращает внимание В.О. Калятин <1>. Следовательно, упоминание в п. 2 комментируемой статьи о "разрешении заявителя" должно рассматриваться как не вполне удачный юридико-технический прием, отсылающий к понятию незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, содержащемуся в п. 1 ст. 1229 ГК.

--------------------------------

<1> См.: Калятин В.О. Указ. соч. С. 312.

Предусмотренная комментируемой нормой денежная компенсация является одним из способов защиты исключительного права. Поскольку применительно к рассматриваемому случаю Кодексом не установлены размеры компенсации, на нее не распространяются правила п. 3 ст. 1252 ГК.

На первый взгляд может показаться, что упоминание в комментируемой норме вслед за п. 3 ст. 1392 ГК (п. 3 ст. 22 Патентного закона) о денежной компенсации ограничивает патентообладателя в получении компенсации в неденежной форме, как это допускалось ранее ч. 2 ст. 15 Закона о селекционных достижениях. Однако это впечатление не совсем верно, т.к. п. 2 комментируемой статьи дополнен отсутствовавшим в ранее действовавшем законодательстве указанием об определении размера компенсации по соглашению сторон и только в случае недостижения ими согласия - судом. Следовательно, договариваясь о размере компенсации, стороны вполне могут сойтись и на неденежной форме ее получения патентообладателем - семенами, посадочным материалом и т.п.

Однако справедливости ради надо отметить, что в случае спора о размере компенсации патентообладатель сможет потребовать в судебном порядке только денежного возмещения. Размер компенсации в этом случае, очевидно, должен будет определяться судом с учетом требований разумности и справедливости в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела. На разумный размер компенсации указывает и ст. 13 Женевской конвенции.

5. Ретроспективно распространяя на период временной правовой охраны селекционного достижения действие правового статуса патентообладателя в части исключительного права давать разрешение на использование другими лицами селекционного достижения и, следовательно, получать компенсацию за нарушение этого права, закон в то же время существенно ограничивает пределы использования в этот период заявленного селекционного достижения самим заявителем. Речь по существу идет об ограничении более строгом, чем ограничения, распространяющиеся в период действия исключительного права на лиц, не являющихся правообладателями. В последнем случае предусмотрен довольно широкий перечень исключений, включающий действия, не признаваемые нарушением исключительного права (ст. 1422 ГК).

Из перечисленных п. 3 комментируемой статьи допустимых способов использования заявителем в период временной правовой охраны заявленного селекционного достижения под указанный перечень подпадает только одно - продажа и иная передача семян, племенного материала для научных целей. Два других способа никак с перечнем действий, не признаваемых нарушением исключительного права, не соотносятся.

Один из этих способов обеспечивает правомерность отчуждения заявителем права на получение патента (ст. 1420 ГК). Распорядиться указанным правом заявитель может в любое время до государственной регистрации селекционного достижения. При этом очевидно, что отчуждение права на получение патента может потребовать отчуждения и имеющихся у заявителя семян и племенного материала соответствующего селекционного достижения.

Второй способ позволяет заявителю не только самому правомерно создать запас семян и племенного материала, которые могут быть необходимы, в частности, для обеспечения проведения испытаний селекционного достижения на отличимость, однородность и стабильность (п. 1 ст. 1438 ГК), а также для сохранения селекционного достижения (ст. 1440 ГК), но и заказать его создание другому лицу.

Нарушение заявителем установленных п. 3 комментируемой статьи пределов использования заявленного селекционного достижения в период временной правовой охраны является в соответствии с п. 4 комментируемой статьи одним из оснований для ненаступления временной правовой охраны. Это означает, что даже в случае получения патента патентообладатель не сможет воспользоваться мерами, предусмотренными п. 2 комментируемой статьи.

Императивный характер нормы п. 3 комментируемой статьи не дает оснований для предположения о том, что содержащийся в ней перечень действий, которые заявитель вправе совершать до государственной регистрации заявленного селекционного достижения без угрозы утратить впоследствии право на получение соответствующей компенсации, не является исчерпывающим. В то же время трудно согласиться с тем, что совершение заявителем в отношении заявленного селекционного достижения любого из предусмотренных в ст. 1422 ГК действий, не признаваемых нарушением даже исключительного права, должно приводить к ненаступлению временной правовой охраны.