Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 73 ГК РФ. ПРАВО НА СЕЛЕКЦИОННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ>§ 4. Селекционное достижение, созданное, выведенное или выявленное в порядке выполнения служебного задания или при выполнении работ по договору>Статья 1432. Селекционные достижения, созданные, выведенные или выявленные при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту

К селекционным достижениям, созданным, выведенным или выявленным при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту, соответственно применяются правила статьи 1373 настоящего Кодекса.




1. Комментируемая статья является новеллой правового режима селекционного достижения и устанавливает гражданско-правовые последствия создания, выведения или выявления селекционного достижения при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту. В отличие от правил о принудительной и об открытой лицензии, о служебном селекционном достижении и о селекционном достижении, созданном, выведенном или выявленном по заказу, которые прямо сформулированы в комментируемой главе, хотя и основываются большей частью на соответствующих правилах гл. 72 ГК, правовой режим селекционных достижений, созданных, выведенных или выявленных при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту, установлен путем отсылки к правилам ст. 1373 ГК, определяющим правовой режим изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, созданных при выполнении указанных контрактов.

Правила ст. 1373 ГК, которые в силу комментируемой статьи подлежат применению к селекционным достижениям, определяют только гражданско-правовые последствия создания, выведения или выявления селекционного достижения при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд (далее - государственный контракт). Вопросы, связанные с понятием государственных или муниципальных нужд, с правовым статусом сторон государственного контракта, с основаниями и порядком его заключения, исполнения и прекращения, а равно с ответственностью за нарушение или ненадлежащее исполнение государственного контракта, регулируются общими по отношению к комментируемым правилам положениями § 5 гл. 37 ГК и Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" <1>, которые в настоящем комментарии не рассматриваются и не комментируются. Следует лишь отметить, что комментируемые правила сформулированы исходя из того, что исполнителем по государственному контракту может выступать только организация - юридическое лицо, выполняющее государственный контракт.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2005. N 30 (ч. I). Ст. 3105.

Основным содержанием комментируемых положений является решение вопроса о том, какой стороне государственного контракта - исполнителю или Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, от имени которых выступает государственный или муниципальный заказчик (далее - государственный заказчик), принадлежит исключительное право на селекционное достижение, созданное, выведенное или выявленное при выполнении работ по государственному контракту, а также определение оснований и условий использования этого достижения стороной государственного контракта, не являющейся патентообладателем.

2. По общему правилу, закрепленному в п. 1 ст. 1373 ГК, право на получение патента на селекционное достижение, созданное, выведенное или выявленное при выполнении работ по государственному контракту, и исключительное право на такое селекционное достижение принадлежат исполнителю.

Приведенное правило имеет диспозитивный характер и государственным контрактом может быть предусмотрено, что право на получение патента и исключительное право на селекционное достижение принадлежит либо другой стороне государственного контракта (т.е. Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию, от имени которых выступает государственный заказчик), либо совместно обеим сторонам государственного контракта (т.е. исполнителю и Российской Федерации, исполнителю и субъекту Российской Федерации или исполнителю и муниципальному образованию).

Закрепленная в п. 1 ст. 1373 ГК презумпция принадлежности исключительного права на селекционное достижение исполнителю может быть опровергнута не только путем прямого указания в государственном контракте. Из п. 2 ст. 1373 ГК следует, что, если в случае, когда в соответствии с государственным контрактом право на получение патента и исключительное право на селекционное достижение принадлежат Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию, государственный заказчик не подаст заявку на выдачу патента в течение установленного срока, право на получение патента будет принадлежать исполнителю.

3. В пункте 2 ст. 1373 ГК 6-месячный срок, отводимый государственному заказчику на подачу заявки на получение патента на селекционное достижение, отсчитывается со дня его письменного уведомления исполнителем о получении результата интеллектуальной деятельности, способного к правовой охране в качестве селекционного достижения. Однако, в отличие от абз. 1 п. 4 ст. 1430 ГК (регулирующего отношения между работником-исполнителем и работодателем), в комментируемой норме указанное уведомление не отнесено к обязанности исполнителя. Следовательно, соответствующее условие должно быть включено непосредственно в государственный контракт.

4. В пункте 3 ст. 1373 ГК предусмотрено правило, облегчающее приобретение исключительного права на селекционное достижение Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации и муниципальным образованием в случае, когда на основании государственного контракта указанным лицам принадлежат право на получение патента и исключительное право на селекционное достижение. Комментируемая норма возлагает на исполнителя обязанность в целях последующей передачи Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию приобрести или обеспечить приобретение исключительного права на селекционное достижение путем заключения соответствующих соглашений со своими работниками или третьими лицами. Необходимость в таком приобретении возникает в тех случаях, когда селекционное достижение создавалось, выводилось или выявлялось лицом, являющимся работником исполнителя (ст. 1430 ГК), либо третьим лицом по заказу исполнителя (ст. 1431 ГК).

При этом исполнитель имеет право на возмещение затрат, понесенных им в связи с приобретением соответствующих исключительных прав у третьих лиц. Указанное право принадлежит исполнителю независимо от того, приобретал ли он указанные права у своих работников или у третьих лиц, т.к. в отношениях исполнителя со своим контрагентом по государственному контракту и работники исполнителя, и лица, создававшие, выводившие или выявлявшие селекционное достижение по заказу исполнителя, являются третьими лицами.

В комментируемой норме не решается вопрос о том, должен ли исполнитель, заключая соответствующие договоры, выступать в качестве комиссионера (п. 1 ст. 990 ГК) и приобретать исключительное право на свое имя в целях последующей его передачи своему контрагенту по государственному контракту либо в качестве поверенного этого контрагента (п. 1 ст. 971 ГК) и приобретать соответствующее право непосредственно для своего доверителя. Следовательно, выбор модели комиссии или поручения для регулирования предусмотренных п. 3 ст. 1373 ГК отношений между сторонами государственного контракта также должен быть произведен непосредственно в государственном контракте.

5. В пунктах 4 и 5 ст. 1373 ГК содержатся нормы, обеспечивающие возможность использования для государственных или муниципальных нужд селекционного достижения, созданного, выведенного или выявленного при выполнении работ по государственному контракту.

Несмотря на то что цели использования селекционного достижения сформулированы в указанных нормах ст. 1373 ГК по-разному: в п. 4 речь идет об "использовании для государственных или муниципальных нужд", а в п. 5 - о "выполнении работ или осуществлении поставок продукции для государственных или муниципальных нужд", следует признать, что речь идет об одной и той же цели - использовании для государственных и муниципальных нужд, поскольку действующее законодательство предусматривает особые гражданско-правовые формы обеспечения государственных и муниципальных нужд только в отношении поставки товаров (§ 4 гл. 30 ГК) и подрядных работ (§ 5 гл. 37 ГК).

Для обеспечения возможности использования селекционного достижения для государственных и муниципальных нужд используется правовая форма безвозмездной простой (неисключительной) лицензии, порядок представления которой зависит от того, кем в соответствии с государственным контрактом получен патент на селекционное достижение.

Если патентообладателем является исполнитель, государственный заказчик вправе выбрать лицензиата по собственному усмотрению (п. 4 ст. 1373 ГК). В этом случае патентообладатель обязан заключить лицензионный договор с лицом, указанным государственным заказчиком. Поскольку основанием для заключения лицензионного договора будет при этом являться императивное указание закона, лицензиар (патентообладатель) не вправе уклониться от заключения договора с указанным государственным заказчиком лицом. Иные, помимо вида лицензии и ее безвозмездности, условия такого договора подлежат определению по общим правилам о лицензионных договорах (см. комментарий к ст. 1428).

Если патент получен совместно обеими сторонами государственного контракта (т.е. исполнителем и Российской Федерацией, исполнителем и субъектом Российской Федерации или исполнителем и муниципальным образованием), то в изъятие из общего правила (абз. 3 п. 3 ст. 1229 ГК) распорядиться исключительным правом на селекционное достижение путем предоставления другому лицу права использования селекционного достижения на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии может единолично государственный заказчик, который должен лишь уведомить об этом исполнителя (п. 5 ст. 1373 ГК). Хотя комментируемая норма, в отличие от п. 4 ст. 1373 ГК, не определяет порядок взаимодействия государственного заказчика - лицензиара с потенциальными лицензиатами, следует сделать вывод о том, что и в этом случае право выбора лицензиата остается за государственным заказчиком. Однако в остальном условия предоставления лицензиату права использования селекционного достижения на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии должны определяться по общим правилам о лицензионных договорах (см. комментарий к ст. 1428).

В случае, когда патент получен на имя Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, последние как обладатели исключительного права на селекционное достижение вправе использовать это селекционное достижение по своему усмотрению. Патентообладатель может свободно распорядиться исключительным правом на селекционное достижение, в т.ч. в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд, выбрав для этого наиболее оптимальный способ. Поскольку в этом случае в одном лице совпадает субъект соответствующих нужд и правообладатель, комментируемая норма не предусматривает специальных правил, обеспечивающих использование селекционного достижения для государственных или муниципальных нужд, имея в виду, что эти нужды будут обеспечиваться патентообладателем самостоятельно, в порядке осуществления исключительного права на селекционное достижение.

6. В пункте 6 ст. 1373 ГК содержатся зеркальные нормы, предоставляющие стороне, не являющейся патентообладателем, право на безвозмездное приобретение патента на селекционное достижение в случае, когда патентообладателем будет принято решение о досрочном прекращении действия патента.

При этом комментируемую норму следует рассматривать не в качестве исключения из общего правила о досрочном прекращении действия патента на селекционное достижение (ст. 1442 ГК), а в качестве своеобразного права преимущественной покупки патента, предоставляемого в силу закона одной из сторон государственного контракта в случае, когда другая сторона - патентообладатель по каким-либо причинам утратит интерес к дальнейшему сохранению за собой исключительного права на селекционное достижение и поддержанию соответствующего патента в силе. Правда, предоставляя указанное преимущественное право, законодатель не вполне последователен. Принуждая патентообладателя, утратившего интерес к дальнейшему поддержанию патента, уведомить об этом своего контрагента по государственному контракту и по требованию последнего безвозмездно передать ему патент, закон никак не регулирует ситуацию, когда патентообладатель решит распорядиться исключительным правом на селекционное достижение путем его отчуждения. В последнем случае патентообладатель вовсе не обязан предложить своему контрагенту по государственному контракту приобрести патент и может свободно заключить договор об отчуждении патента с любым лицом. Совершенно очевидно, что интересы контрагента патентообладателя по государственному контракту в этом случае никак не будут защищены.

Комментируемая норма не предусматривает последствий принятия решения о досрочном прекращении действия патента в случае, когда патент выдан совместно исполнителю и Российской Федерации, исполнителю и субъекту Российской Федерации или исполнителю и муниципальному образованию. Хотя в силу п. 3 ст. 1229 ГК распоряжение исключительным правом осуществляется правообладателями совместно, это не исключает конфликт интересов лиц, совместно получивших патент, когда одно из них будет заинтересовано в дальнейшем поддержании патента, а другое - нет. При возникновении аналогичного конфликта в отношении патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец суд может принять решение о признании патента частично недействительным и о выдаче нового патента на имя того из патентообладателей, кто заинтересован в дальнейшем сохранении исключительного права (подп. 4 п. 1 и п. 3 ст. 1398 ГК). Поскольку в отношении патента на селекционное достижение институт частичной недействительности патента прямо Кодексом не предусмотрен, при возникновении спора суд должен будет применить указанные положения ст. 1398 ГК по аналогии.

7. В соответствии с п. 7 ст. 1373 ГК не являющийся патентообладателем автор селекционного достижения, созданного, выведенного или выявленного при выполнении работ по государственному контракту, имеет право на получение вознаграждения в соответствии с п. 4 ст. 1370 ГК. Приведенная двойная отсылка вызывает ряд правовых проблем.

С одной стороны, в силу п. 1 ст. 1373 ГК автор как физическое лицо, творческим трудом которого создано, выведено или выявлено селекционное достижение при выполнении работ по государственному контракту, не сможет стать патентообладателем, поскольку в качестве исполнителя по государственному контракту может выступать только организация, а не гражданин. Следовательно, автор селекционного достижения будет удовлетворять приведенной диспозиции п. 7 ст. 1373 ГК независимо от того, занимался ли он созданием, выведением или выявлением селекционного достижения в качестве работника, состоящего с исполнителем в трудовых отношениях, или в качестве третьего лица, которому исполнитель заказал создание, выведение или выявление соответствующего достижения. Таким образом, автор должен иметь право на получение вознаграждения в обоих случаях.

Однако п. 4 ст. 1370 ГК, устанавливающий требования к порядку выплаты и размеру соответствующего вознаграждения, рассчитан только на трудовые отношения между патентообладателем-работодателем и автором-работником. Из абз. 3 п. 4 ст. 1370 ГК прямо вытекает, что вознаграждение выплачивается автору работодателем. Таким образом, буквальное толкование норм п. 7 ст. 1373 и п. 4 ст. 1370 ГК приводит к выводу о том, что право на получение вознаграждения будет иметь только автор, состоявший с исполнителем в трудовых отношениях. Права не являющегося патентообладателем автора на получение вознаграждения в случае, когда селекционное достижение было им создано, выведено или выявлено по заказу исполнителя (стороны государственного контракта), должны регулироваться в рамках договорных отношений между автором и этим лицом.

8. Другая проблема вызвана тем, что условия определения порядка выплаты и размера вознаграждения за использование служебного изобретения, служебной модели или служебного промышленного образца, к которым mutatis mutandis отсылает ст. 1432 ГК как условиям, подлежащим применению к вознаграждению, на получение которого имеет право автор селекционного достижения, созданного, выведенного или выявленного при выполнении работ по государственному контракту, несколько отличаются от предусмотренных п. 5 ст. 1430 ГК порядка и размера выплаты вознаграждения за использование служебного селекционного достижения. Логика законодательного регулирования требует, чтобы последние правила подлежали применению и в случае, предусмотренном в ст. 1432 ГК, даже вопреки содержащейся в ней недвусмысленной отсылке к п. 4 ст. 1370 ГК.

Императивный характер ст. ст. 1432 и 1373 ГК, однако, исключает возможность обращения к правилам п. 5 ст. 1430 ГК. Главное отличие между правилами п. 4 ст. 1370 ГК и правилами п. 5 ст. 1430 ГК заключается в том, что первые отдают решение вопросов о размере вознаграждения, об условиях и порядке его выплаты на усмотрение сторон, предусматривая лишь право Правительства РФ на установление минимальных ставок, тогда как вторые непосредственно устанавливают минимальный размер вознаграждения и императивно указывают срок его выплаты.

В то же время, несмотря на прямое указание о распространении действия п. 4 ст. 1370 ГК на селекционные достижения, созданные, выведенные или выявленные при выполнении работ по государственному контракту, есть серьезные основания сомневаться в применимости к последним нормы абз. 4 п. 4 ст. 1370 ГК, предоставляющей Правительству РФ право устанавливать минимальные ставки вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы. Поскольку в общей норме п. 5 ст. 1430 ГК отсутствует аналогичное положение о минимальных ставках, нет оснований допускать установление этих ставок и для одного из частных случаев выплаты вознаграждения автору селекционного достижения, предусмотренного п. 4 ст. 1370 ГК.