Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 73 ГК РФ. ПРАВО НА СЕЛЕКЦИОННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ>§ 4. Селекционное достижение, созданное, выведенное или выявленное в порядке выполнения служебного задания или при выполнении работ по договору>Статья 1430. Служебное селекционное достижение

1. Селекционное достижение, созданное, выведенное или выявленное работником в порядке выполнения своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, признается служебным селекционным достижением.


2. Право авторства на служебное селекционное достижение принадлежит работнику (автору).


3. Исключительное право на служебное селекционное достижение и право на получение патента принадлежат работодателю, если трудовым или гражданско-правовым договором между работником и работодателем не предусмотрено иное.


4. В случае отсутствия в договоре между работодателем и работником соглашения об ином (пункт 3 настоящей статьи) работник должен письменно уведомить работодателя о создании, выведении или выявлении в порядке выполнения своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя результата, в отношении которого возможно предоставление правовой охраны в качестве селекционного достижения.


Если работодатель в течение четырех месяцев со дня уведомления его работником о созданном, выведенном или выявленном им результате, в отношении которого возможно предоставление правовой охраны в качестве селекционного достижения, не подаст заявку на выдачу патента на это селекционное достижение в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям, не передаст право на получение патента на служебное селекционное достижение другому лицу или не сообщит работнику о сохранении информации о соответствующем результате в тайне, право на получение патента на такое селекционное достижение возвращается работнику. В этом случае работодатель в течение срока действия патента имеет право на использование служебного селекционного достижения в собственном производстве на условиях простой (неисключительной) лицензии с выплатой патентообладателю компенсации, размер, условия и порядок выплаты которой определяются договором между работником и работодателем, а в случае спора - судом.


5. Работник имеет право на получение от работодателя вознаграждения за использование созданного, выведенного или выявленного служебного селекционного достижения в размере и на условиях, которые определяются соглашением между ними, но не менее чем в размере, составляющем два процента от суммы ежегодного дохода от использования селекционного достижения, включая доход от предоставления лицензий. Спор о размере, порядке или об условиях выплаты работодателем вознаграждения в связи с использованием служебного селекционного достижения разрешается судом.


Вознаграждение выплачивается работнику в течение шести месяцев после истечения каждого года, в котором использовалось селекционное достижение.


Право на вознаграждение за служебное селекционное достижение неотчуждаемо, но переходит к наследникам автора на оставшийся срок действия исключительного права.


6. Селекционное достижение, созданное, выведенное или выявленное работником с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в порядке выполнения своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, не является служебным. Право на получение патента на селекционное достижение и исключительное право на такое селекционное достижение принадлежат работнику. В этом случае работодатель имеет право по своему выбору потребовать предоставления ему безвозмездной простой (неисключительной) лицензии на использование селекционного достижения для собственных нужд на весь срок действия исключительного права на селекционное достижение либо возмещения расходов, понесенных им в связи с созданием, выведением или выявлением такого селекционного достижения.




1. В комментируемой статье дается легальное определение служебного селекционного достижения и устанавливаются правовые последствия его создания, выведения или выявления. Большая часть норм комментируемой статьи является новеллами правового режима служебного селекционного достижения, т.к. ранее действовавшее законодательство (ч. 2 ст. 5 Закона о селекционных достижениях) лишь устанавливало презумпцию права работодателя на подачу заявки на получение патента на такое селекционное достижение. По своему содержанию правовой режим служебного селекционного достижения практически совпадает с правовым режимом служебных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, отличаясь от последнего лишь условиями определения размера вознаграждения работника за использование работодателем соответствующего служебного результата интеллектуальной деятельности (ср. абз. 3 и 4 п. 4 ст. 1370 ГК и п. 5 комментируемой статьи).

Из содержащегося в п. 1 комментируемой статьи понятия служебного селекционного достижения следует, что для возникновения прав и обязанностей, связанных с созданием, выведением или выявлением такого достижения, необходимо два условия. Во-первых, наличие трудовых отношений между автором селекционного достижения (работником) и работодателем. В соответствии с ч. 1 ст. 16 ТК основанием возникновения трудовых отношений между работником и работодателем является трудовой договор, порядок заключения и содержание которого урегулированы в части третьей ТК.

Во-вторых, соответствующее селекционное достижение должно быть создано, выведено или выявлено работником при выполнении им своих трудовых обязанностей. Последнее условие охватывает не только создание результата интеллектуальной деятельности в случае, когда это было прямо предусмотрено трудовым договором и составляло, следовательно, неотъемлемую часть трудовых обязанностей работника. Служебными признаются также селекционные достижения, создание, выведение или выявление которых не было прямо предусмотрено трудовым договором работника, но стало возможным постольку, поскольку последний обязан был выполнять свою трудовую функцию ("в связи с выполнением своих трудовых обязанностей"), либо при выполнении последним конкретного задания работодателя. При этом такое задание, безусловно, не может выходить за рамки трудовых обязанностей работника.

В разработанной Госкомиссией до введения в действие части 4 ГК примерной форме договора о взаимоотношениях между селекционером и работодателем в связи с созданием селекционного достижения не проводится четкого различия между созданием селекционного достижения при выполнении работником-селекционером служебных обязанностей или служебного задания работодателя. Последнее рассматривается в качестве общего условия, предопределяющего служебный характер соответствующего результата (п. п. 1 и 3). В то же время к обязанностям селекционера относится выполнение "плана селекционно-опытных работ, предусматривающего выведение, создание или выявление нового сорта" (п. 2), что означает по существу отнесение соответствующей деятельности к служебным (трудовым) обязанностям работника.

Последствия создания, выведения или выявления селекционного достижения не в порядке выполнения своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя установлены в п. 6 комментируемой статьи.

2. В пункте 2 комментируемой статьи применительно к автору служебного селекционного достижения сформулировано общее правило о неотчуждаемости и непередаваемости права авторства на результат интеллектуальной деятельности (п. 2 ст. 1228, ст. 1418 ГК).

3. В пунктах 3, 4 и 5 комментируемой статьи устанавливаются особенности приобретения исключительного права на служебное селекционное достижение.

Служебный характер деятельности работника по созданию селекционного достижения предопределяет наделение в п. 3 комментируемой статьи работодателя правом на получение патента на такое достижение и, следовательно, исключительным правом использования такого достижения. Поскольку в соответствии с п. 3 ст. 1228 ГК исключительное право на селекционное достижение первоначально возникает у его автора, необходимо рассматривать п. 3 комментируемой статьи как установленное законом основание перехода этого права к другим лицам. Более того, раз соглашение сторон не является безусловно необходимым условием для приобретения исключительного права на селекционное достижение, следует признать, что право на получение патента возникает у работодателя в силу закона, а договор является лишь допускаемой законом формой опровержения указанной презумпции.

Поскольку презумпция п. 3 комментируемой статьи установлена диспозитивной нормой, стороны вправе предусмотреть, что право на получение патента и исключительное право на служебное селекционное достижение принадлежит не работодателю, а работнику. При отсутствии в договоре между работником и работодателем каких-либо положений о субъекте права на получение патента и исключительного права на селекционное достижение в соответствии с п. 3 комментируемой статьи указанные права будут принадлежать работодателю.

В комментируемой норме особо подчеркивается, что соглашение о том, кому из сторон принадлежит исключительное право на служебное селекционное достижение, может быть, прежде всего, включено в трудовой договор. При этом в отличие от других случаев ссылки Кодекса на договоры, когда речь идет о договоре как соглашении (сделке), указанную ссылку необходимо рассматривать как указание на документ ("трудовой договор"), в котором может быть решен вопрос о принадлежности исключительного права на служебное селекционное достижение. Необходимость подобного акцента, очевидно, вызвана чисто практическими соображениями, т.к. с теоретической точки зрения соглашение об исключительном праве по своей природе останется гражданско-правовой сделкой независимо от того, как будет называться документ, в котором такое соглашение будет закреплено.

Заложенная в п. 3 комментируемой статьи презумпция наделения работодателя исключительным правом на селекционное достижение может быть опровергнута не только в соглашении между работником и работодателем, но и самим работодателем в одностороннем порядке, т.к. при несовершении последним ряда свидетельствующих о его намерении приобрести патент или распорядиться исключительным правом на служебное селекционное достижение действий закон наделяет соответствующими правами работника (см. абз. 2 п. 4 комментируемой статьи).

4. В пункте 4 комментируемой статьи для случая, когда право на получение патента и исключительное право на служебное селекционное достижение принадлежат работодателю, установлена обязанность работника уведомить работодателя о создании, выведении или выявлении результата интеллектуальной деятельности, способного к правовой охране в качестве селекционного достижения.

Работник не может быть освобожден от указанной обязанности в силу императивного характера комментируемой нормы. В судебной практике применения аналогичного положения ст. 1370 ГК нарушение работником указанной обязанности рассматривается в качестве основания для оспаривания действительности патента, полученного при этом работником на свое имя.

5. В случае, когда исключительное право на служебное селекционное достижение и право на получение патента принадлежит работодателю, работник, творческим трудом которого создано, выведено или выявлено соответствующее селекционное достижение, имеет право на получение от работодателя вознаграждения за его использование в размере и на условиях, которые определяются соглашением между работником и работодателем (абз. 1 п. 5 комментируемой статьи). При этом Кодекс сохранил установленный ранее действовавшим законодательством минимальный размер причитающего работнику вознаграждения (ч. 1 ст. 23 Закона о селекционных достижениях). Кроме того, в абз. 2 п. 5 комментируемой статьи воспроизведена норма ч. 3 ст. 23 Закона о селекционных достижениях, изымающая из числа условий, согласование которых относится на усмотрение работника и работодателя, условие о сроке выплаты вознаграждения, который установлен императивной нормой закона.

Во втором предложении абз. 1 п. 5 комментируемой статьи применительно к размеру, порядку и условиям выплаты работодателем вознаграждения работнику закреплено общее правило п. 1 ст. 11 ГК о судебной защите нарушенных или оспоренных гражданских прав. При этом, правда, формулировка комментируемой нормы может быть истолкована в том смысле, что суду подведомственны только споры, возникающие у сторон по поводу вознаграждения исключительно "в связи с использованием служебного селекционного достижения", так что спор о вознаграждении, непосредственно не связанном с использованием служебного достижения, суду неподведомствен. Однако с учетом общего правила ст. 11 ГК приведенная формулировка должна толковаться расширительно, с тем чтобы на усмотрение суда относились все споры о размере, порядке и об условиях выплаты вознаграждения работнику, независимо от оснований их возникновения, тем более что именно таким образом сформулированы аналогичные нормы Кодекса о вознаграждении за использование служебных результатов интеллектуальной деятельности (п. 2 ст. 1295, п. 4 ст. 1370 ГК).

Вопрос о вознаграждении за использование служебного селекционного достижения в случае, когда исключительное право на него и право получения патента принадлежат в соответствии с п. 3 комментируемой статьи работнику, должен решаться не п. 5 комментируемой статьи, а по общим правилам в связи с отчуждением работником исключительного права на селекционное достижение (ст. ст. 1234, 1426 ГК) или в связи с предоставлением работником-лицензиаром права использования селекционного достижения другим лицам (ст. ст. 1235 - 1238, 1428 ГК).

6. В первом предложении абз. 2 п. 4 комментируемой статьи перечислены действия работодателя, которые должны свидетельствовать о его заинтересованности в приобретении исключительного права на служебное селекционное достижение. Таким образом, презюмируя исключительное право работодателя (п. 3 комментируемой статьи), Кодекс требует для его приобретения явного волеизъявления работодателя, отводя для этого определенный срок, по истечении которого право на получение патента и, соответственно, исключительное право на служебное селекционное достижение могут быть реализованы работником.

Перечисленные действия работодателя по-разному влияют на признание охраноспособности соответствующего селекционного достижения. Первое из них прямо, а второе опосредованно приводят к возникновению исключительного права на это достижение (в первом случае - у работодателя, во втором - у лица, которому последний передаст право на получение патента). Третье действие - сохранение информации о служебном селекционном достижении в тайне - по существу означает отказ от патентования этого достижения.

Поскольку такой отказ не связан с возникновением у других лиц (включая автора - работника) права на получение патента, он, безусловно, свидетельствует о сохранении за работодателем юридического контроля над служебным селекционным достижением. Следовательно, не исключается и последующее обращение работодателя за государственной регистрацией этого селекционного достижения и получение им соответствующего патента на свое имя.

В случае сохранения работодателем информации о служебном селекционном достижении в тайне работник не имеет права на получение от работодателя предусмотренного п. 5 комментируемой статьи вознаграждения, связанного с использованием селекционного достижения. Однако, если работодатель, сохранив служебное селекционное достижение в тайне и отказавшись, таким образом, от его гражданско-правовой охраны, будет тем не менее использовать это достижение одним из способов, перечисленных в п. 3 ст. 1421 ГК, работник в силу п. 5 комментируемой статьи вправе потребовать выплаты соответствующего вознаграждения.

7. В случае, когда ввиду несовершения работодателем в установленный срок перечисленных в первом предложении абз. 2 п. 4 комментируемой статьи действий право на получение патента и, соответственно, исключительное право на служебное селекционное достижение принадлежит работнику, Кодекс предоставляет работодателю право использования этого достижения на условиях простой (неисключительной) лицензии. Закрепление указанного права работодателя в законе связано с односторонним характером действий, приводящих к возникновению исключительного права на служебное селекционное достижение у работника.

Отсутствие упоминания о соответствующем праве работодателя в случае, когда право на получение патента и исключительное право на служебное селекционное достижение по соглашению между ним и работником принадлежит последнему, связано с тем, что, заключая соответствующее соглашение, работодатель вправе оговорить любые условия дальнейшего использования служебного селекционного достижения.

Право работодателя на использование селекционного достижения на условиях простой (неисключительной) лицензии, несмотря на императивный характер нормы второго предложения абз. 2 п. 4 комментируемой статьи, возникает не автоматически в силу закона, а требует заключения между работником и работодателем соответствующего лицензионного договора (ст. 1428 ГК). Указание на использование работодателем селекционного достижения исключительно "в собственном производстве" следует рассматривать как прямой запрет на выдачу работодателем сублицензий, а следовательно, и исключение из общего правила п. 1 ст. 1238 ГК, относящего разрешение этого вопроса на усмотрение лицензиара и лицензиата. Такой запрет призван защитить работника от злоупотребления со стороны работодателя, который, заключая соответствующие сублицензионные договоры, как сторона экономически более сильная мог бы конкурировать с работником-лицензиаром, подрывая его экономические интересы.

Кроме того, указание на использование селекционного достижения "в собственном производстве" предопределяет и содержание такого существенного условия лицензионного договора, как способы использования селекционного достижения (п. 6 ст. 1235 ГК). Следовательно, в перечень действий (из числа предусмотренных п. 3 ст. 1421 ГК), которые лицензиат вправе совершать в отношении соответствующего селекционного достижения, не могут быть включены действия, совершение которых невозможно вне границ "собственного производства" лицензиата-работодателя. В этом отношении используемое в п. 6 комментируемой статьи для определения условий другого лицензионного договора указание на "собственные нужды" работодателя является более широким и может включать любое из действий, предусмотренных п. 3 ст. 1421 ГК.

8. Предусматривая заключение между работником и работодателем лицензионного договора, п. 5 комментируемой статьи императивно устанавливает право работника на вознаграждение (п. 5 ст. 1235 ГК), которое, очевидно, в целях отличия от вознаграждения, причитающегося в соответствии с п. 5 комментируемой статьи работнику, не являющемуся патентообладателем, не вполне удачно названо "компенсацией". Строго говоря, компенсацией по своей природе является как раз вознаграждение, предусмотренное п. 5 комментируемой статьи.

Установленная вторым предложением абз. 2 п. 4 комментируемой статьи возмездность лицензионного договора также представляет собой исключение из правила п. 5 ст. 1235 ГК, в соответствии с которым вопрос о вознаграждении за использование результата интеллектуальной деятельности отнесен на усмотрение лицензиара и лицензиата.

Ввиду прямого запрета применения правила п. 3 ст. 424 ГК, позволяющего путем сопоставления с ценой аналогичного товара восполнить отсутствующее в возмездном лицензионном договоре условие о размере причитающегося лицензиару вознаграждения, условие о вознаграждении в возмездном лицензионном договоре относится к числу его существенных условий (п. 1 ст. 432 ГК), при отсутствии которого соответствующий договор в силу прямого указания п. 5 ст. 1235 ГК считается незаключенным.

9. В пункте 4 комментируемой статьи установлено условие о максимальном сроке действия простой (неисключительной) лицензии, предоставляемой работодателю. Это указание не означает, однако, что стороны не вправе договориться о более коротком сроке действия лицензионного договора. Поскольку установленное комментируемой статьей право на заключение лицензионного договора является своеобразной льготой для работодателя, вряд ли было бы целесообразно требовать от него заключения лицензионного договора на весь срок действия патента, если такое условие его по каким-либо причинам не устраивает. Важно лишь, что работник-лицензиар не вправе отказать работодателю в заключении с ним лицензионного договора на весь срок действия патента. С учетом положений п. 4 ст. 1235 ГК указанное в комментируемой норме условие должно быть отнесено к числу обычных условий лицензионного договора, не требующих, в отличие от существенных условий, непременного согласования сторонами. Однако в случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, предусмотренный п. 4 комментируемой статьи договор должен считаться заключенным не на пять лет, как предусмотрено общим правилом п. 4 ст. 1235 ГК, а на срок действия патента.

10. Норма п. 6 комментируемой статьи направлена на защиту интересов работодателя, денежные, технические или иные материальные средства которого использовались работником при создании, выведении или выявлении селекционного достижения, которое не является служебным. Поскольку селекционное достижение создавалось не в порядке выполнения работником своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя (п. 1 комментируемой статьи), работодатель лишен возможности компенсировать понесенные расходы за счет приобретения исключительного права в порядке п. 3 комментируемой статьи. Работодатель не вправе рассчитывать на приобретение исключительного права на селекционное достижение в качестве соавтора (ст. 1411 ГК), т.к. в силу прямого указания п. 1 ст. 1228 ГК не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, оказавшие автору результата только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь.

Комментируемая норма предоставляет работодателю право компенсировать свои расходы, понесенные в связи с созданием, выведением или выявлением его работником селекционного достижения, либо непосредственно - путем предъявления к работнику иска о возмещении соответствующих убытков, либо опосредованно - через приобретение права использования селекционного достижения на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии на весь срок действия исключительного права на селекционное достижение.

Хотя в комментируемой норме и говорится о "предоставлении" лицензии, речь в данном случае идет не о принудительной лицензии, предоставляемой по решению суда (п. 1 ст. 1423 ГК), а о праве работодателя на заключение с работником лицензионного договора на установленных в законе условиях.

11. Поскольку целью предоставления лицензии является возмещение расходов работодателя-лицензиата, понесенных им по вине работника-лицензиара, рассматриваемый лицензионный договор в силу прямого указания п. 6 комментируемой статьи является безвозмездным. Освобождение лицензиата-работодателя от обязанности по уплате вознаграждения (п. 5 ст. 1235 ГК) обеспечивает компенсацию расходов работодателя за счет доходов, полученных от использования селекционного достижения в установленных договором пределах. В то же время возможности лицензиата по использованию селекционного достижения ограничены за счет запрета заключения сублицензионных договоров, о чем свидетельствует прямое указание п. 6 комментируемой статьи о том, что лицензиат-работодатель вправе использовать селекционное достижение "для собственных нужд".

Указание на "собственные нужды" шире предусмотренного п. 4 комментируемой статьи ограничения использования работодателем селекционного достижения "в собственном производстве". Таким образом, на основании п. 6 комментируемой статьи работодатель вправе претендовать на использование селекционного достижения и теми способами из числа предусмотренных п. 3 ст. 1421 ГК, которые не связаны исключительно с "собственным производством".

12. Условие о сроке действия предусмотренного п. 6 комментируемой статьи лицензионного договора аналогично сроку, предусмотренному абз. 2 п. 4 комментируемой статьи, хотя в последнем случае и говорится о сроке действия патента. Привязка в п. 6 комментируемой статьи срока действия лицензионного договора к сроку действия исключительного права более точно воспроизводит общую норму п. 4 ст. 1435 ГК.

Условие п. 6 комментируемой статьи о праве работодателя использовать селекционное достижение в течение всего срока действия исключительного права следует рассматривать как указание максимального срока действия соответствующего лицензионного договора (см. п. 9 комментария к настоящей статье).

13. Еще одно средство компенсации работодателем расходов, понесенных в связи с созданием, выведением или выявлением работником селекционного достижения с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в порядке выполнения своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, предусмотрена в примерной форме Договора о взаимоотношениях между селекционером и работодателем в связи с созданием селекционного достижения, разработанной Госкомиссией до введения в действие части 4 ГК. Это средство заключается в наделении работодателя правом на получение патента и в этом случае, когда такая возможность прямо предусмотрена договором между работником и работодателем.

С точки зрения действующего законодательства приведенную конструкцию следует рассматривать как отчуждение работником права на получение патента на селекционное достижение (п. 3 ст. 1420 ГК).