Гражданский кодекс часть 1>Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ>Глава 7 ГК РФ. ЦЕННЫЕ БУМАГИ>§ 2. Документарные ценные бумаги>Статья 147. Ответственность за действительность прав, удостоверенных документарной ценной бумагой

1. Лицо, передавшее документарную ценную бумагу, несет ответственность за недействительность прав, удостоверенных ценной бумагой, если иное не установлено законом.


Лицо, передавшее документарную ценную бумагу, несет ответственность за исполнение обязательства по ней при наличии соответствующей оговорки, а также в иных случаях, установленных законом.


2. Владелец ценной бумаги, обнаруживший ее подлог или подделку, вправе потребовать от лица, передавшего ему ценную бумагу, исполнения обязательств по такой ценной бумаге и возмещения убытков.




1. Пункт 1 коммент. статьи содержит один из случаев солидарной ответственности, установленной ст. 322 ГК. Несмотря на отсутствие специальной оговорки, речь в этом пункте фактически идет об ответственности должников по ордерным ценным бумагам, права по которым согласно п. 3 ст. 146 ГК передаются посредством индоссамента и которые изначально предназначены для передачи от одного лица к другому. Лицо, выдавшее ордерную ценную бумагу, и все лица, совершившие на ней передаточные надписи (индоссанты), несут перед законным владельцем такой бумаги солидарную ответственность (за исключением лиц, сделавших оговорки, освобождающие их от ответственности). О солидарной ответственности см. ст. ст. 323, 325 ГК и коммент. к ним.

2. От лиц, выдавших ценную бумагу, и всех индоссантов, несущих обязательство по ценной бумаге, о которых говорится в п. 1 ст. 147 ГК, необходимо отличать других должников по ордерным ценным бумагам. К таковым, в частности, относятся лица, совершившие на переводных чеках поручительства (аваль). Эти лица в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного поручительством обязательства несут наряду с последним солидарную ответственность (п. 1 ст. 885 ГК).

3. Поскольку ценные бумаги на предъявителя передаются посредством простого вручения, а по именной ценной бумаге лица, передавшие права по ней, несут ответственность только за недействительность соответствующего требования, но не за его исполнение, то по таким ценным бумагам ответственность несут лица, эмитировавшие их.

4. В абз. 1 п. 2 комментируемой статьи содержится правило, не позволяющее обязанному по ценной бумаге лицу не исполнять обязательство, ссылаясь на отсутствие оснований ее выдачи. Иначе говоря, обязанное по ценной бумаге лицо должно производить исполнение, доверившись лишь формальным признакам (необходимым реквизитам) и не проверяя исходных положений, по которым эта бумага выдана.

5. В случае обнаружения заведомо ложных сведений (подлог) или фальшивости (подделка) ценной бумаги ее владелец вправе предъявить к лицу, передавшему эту бумагу (независимо от его добросовестности), требование не только о надлежащем исполнении обязательства, содержащегося в ценной бумаге, но и возмещении причиненных убытков. В свою очередь, это лицо имеет право предъявить аналогичные требования к тому лицу, от которого оно получило подложную либо поддельную бумагу.

От названной ответственности, направленной на защиту владельцев ценных бумаг, нужно отличать ответственность по убыткам, возникшим вследствие исполнения обязательства по подложной или поддельной ценной бумаге. Об этом, в частности, говорится в п. 4 ст. 879 ГК, согласно которому убытки, возникшие вследствие оплаты подложного чека, возлагаются на плательщика или чекодателя в зависимости от того, по чьей вине они были причинены.