ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2018 г. N АПЛ18-412

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зайцева В.Ю.,

членов коллегии Попова В.В., Ситникова Ю.В.,

при секретаре Г.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению К. о признании недействующим подпункта 154.1 пункта 154 Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной таможенной службы от 6 октября 2006 г. N 786/310/470/454/333/971,

по апелляционной жалобе К. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2018 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителей административного истца Р. и М., поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения представителей административных ответчиков Министерства внутренних дел Российской Федерации С., Генеральной прокуратуры Российской Федерации Г.Н., Федеральной службы безопасности Российской Федерации Ч., Федеральной службы охраны Российской Федерации П., Федеральной таможенной службы Е., возражавших против доводов апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России), Министерства юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России), Федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее - ФСБ России), Федеральной службы охраны Российской Федерации (далее - ФСО России), Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной таможенной службы (далее - ФТС России) от 6 октября 2006 г. N 786/310/470/454/333/971 (далее - Приказ) утверждена Инструкция по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола (далее - Инструкция).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 3 ноября 2006 г., N 8437, и опубликован 20 ноября 2006 г. в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, N 47.

В пункте 154 раздела "Прекращение международного розыска лиц" Инструкции перечислены основания для вынесения решения о прекращении международного розыска обвиняемых, осужденных, разыскиваемых с целью ареста и выдачи, одним из которых является выдача или депортация разыскиваемого лица из иностранного государства в Российскую Федерацию (подпункт 154.1).

К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просил признать недействующим со дня принятия подпункт 154.1 пункта 154 Инструкции. В обоснование заявления административный истец ссылался на то, что вопреки требованиям статьи 210 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) и статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) оспариваемой нормой установлены иные основания для отмены международного розыска и для исчисления сроков давности совершения преступления, что позволяет правоохранительным органам Российской Федерации не принимать решение о прекращении международного розыска обнаруженных и находящихся за пределами Российской Федерации на законных основаниях лиц, в отношении которых властями иностранного государства по месту их нахождения по ходатайству российских правоохранительных органов избрана мера пресечения, и ставит указанных граждан в неравное положение с лицами, объявленными в розыск и обнаруженными на территории Российской Федерации.

В административном исковом заявлении указано, что 15 апреля 2015 г. К. объявлен в международный розыск. 14 мая 2015 г. Тверским районным судом г. Москвы в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 8 мая 2016 г. он задержан в городе Юрмале Латвийской Республики на 72 часа, а затем постановлением следственного судьи Видземского предместья города Риги Латвийской Республики в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на один год с целью экстрадиции. 15 июля 2016 г. по ходатайству Генеральной прокуратуры Российской Федерации принято решение о применении к нему меры пресечения в виде запрета на выезд из страны. Постановлением исполняющего обязанности заместителя начальника 11 отдела Следственной части Главного следственного управления ГУ МВД России по г. Москве от 22 августа 2016 г. адвокату Никольской Н.Н. отказано в удовлетворении ходатайства об отмене международного розыска в отношении обвиняемого К. со ссылкой на оспариваемую норму Инструкции.

МВД России, Минюст России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России и Генеральная прокуратура Российской Федерации в суде первой инстанции административный иск не признали, пояснив в письменных возражениях, что Инструкция утверждена федеральными органами исполнительной власти в пределах предоставленных им полномочий, оспариваемая норма соответствует законодательству Российской Федерации и не нарушает прав и законных интересов административного истца.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе К., не согласившись с таким решением, просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении административного искового заявления. В обоснование жалобы ссылается на то, что обжалуемое решение является незаконным, поскольку суд первой инстанции неправильно применил нормы материального и процессуального права, а именно положения статьи 210 УПК РФ , части 3 статьи 78 УК РФ .

МВД России представило письменные возражения на апелляционную жалобу, в которых указало на то, что ее доводы повторяют доводы административного искового заявления и основаны на ошибочном толковании норм права. Считает, что суд первой инстанции правильно определил все обстоятельства, имеющие значение для дела, изложенные в решении суда выводы соответствуют обстоятельствам дела, судом не нарушены и верно применены нормы материального и процессуального права.

ФСБ России, ФТС России, ФСО России, Генеральная прокуратура Российской Федерации в письменных возражениях на апелляционную жалобу указали, что обжалуемое решение является законным и обоснованным, а доводы жалобы повторяют доводы административного иска и направлены на переоценку уже установленных обстоятельств дела, просили в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Минюст России просил рассмотреть апелляционную жалобу без участия своего представителя, полагая необходимым обжалуемое решение суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены решения суда первой инстанции не находит.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. По настоящему административному делу такое основание для признания подпункта 154.1 пункта 154 Инструкции не действующим отсутствует.

Функционирование и взаимодействие федеральных органов исполнительной власти и правоохранительных органов иностранных государств по вопросам борьбы с преступностью, а также выполнения обязательств, вытекающих из членства Российской Федерации в Международной организации уголовной полиции - Интерполе, осуществляется на основании международных договоров, законодательства Российской Федерации, Указа Президента Российской Федерации от 30 июля 1996 г. N 1113 "Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции - Интерпола" (далее - Указ N 1113).

В силу статьи 2 Устава Международной организации уголовной полиции (Интерпол), который вступил в силу 13 июня 1956 г. (далее - Устав Интерпола), Международная организация уголовной полиции (Интерпол) имеет целью обеспечивать широкое взаимодействие всех органов (учреждений) уголовной полиции в рамках существующего законодательства стран и в духе Всеобщей декларации прав человека; создавать и развивать учреждения, которые могут успешно способствовать предупреждению уголовной преступности и борьбе с ней. Согласно статье 32 указанного Устава для обеспечения сотрудничества каждая страна определяет орган, который будет выступать в качестве Национального центрального бюро. Национальное центральное бюро осуществляет взаимодействие с различными учреждениями страны; с теми органами других стран, которые выступают в качестве Национальных центральных бюро; с Генеральным секретариатом Интерпола.

Пунктом 1 Указа N 1113 установлено, что органом по сотрудничеству правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации с правоохранительными органами иностранных государств - членов Международной организации уголовной полиции - Интерпола и Генеральным секретариатом Интерпола является Национальное центральное бюро Интерпола, структурное подразделение Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - НЦБ Интерпола).

Пункт 4 данного указа предписывал федеральным органам исполнительной власти оказывать содействие НЦБ Интерпола в осуществлении его полномочий в соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации.

НЦБ Интерпола при МВД России, а также территориальные подразделения (филиалы) НЦБ Интерпола в МВД, ГУВД, УВД по субъектам Российской Федерации, УВДТ осуществляют информационное обеспечение сотрудничества взаимодействующих органов с правоохранительными органами иностранных государств - членов Интерпола, Генеральным секретариатом Интерпола.

Инструкция регламентирует организацию информационного обеспечения сотрудничества органов прокуратуры Российской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации, органов ФСБ России, органов ФСО России, органов ФТС России, подразделений Федеральной миграционной службы, органов Государственной противопожарной службы, органов Федеральной службы судебных приставов (далее - взаимодействующие органы, если не оговорено иное) с правоохранительными органами иностранных государств - членов Интерпола и Генеральным секретариатом Интерпола, определяет порядок направления запросов, поручений, сообщений и ответов в правоохранительные органы иностранных государств, информационного обеспечения по отдельным направлениям борьбы с преступностью и сотрудничества, а также порядок объявления и прекращения международного розыска обвиняемых, осужденных и лиц, пропавших без вести.

Федеральные органы исполнительной власти, утвердившие Инструкцию по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, имели полномочия на издание нормативных правовых актов, в том числе совместно с руководителями других федеральных органов исполнительной власти в данной сфере деятельности.

Таким образом, Инструкция утверждена в соответствии с требованиями названных выше нормативных правовых актов при реализации федеральными органами их полномочий, порядок принятия нормативного правового акта, а также требования к его государственной регистрации и опубликованию были соблюдены.

Пункт "e" статьи 26 Устава Интерпола устанавливает, что вопросы, связанные с розыском преступников, решаются через национальные центральные бюро, о чем также указано в пункте 113 Инструкции, предусматривающем, что через НЦБ Интерпола возможно объявление розыска лиц только на территории иностранных государств - членов Интерпола.

Согласно положениям статьи 210 УПК РФ если место нахождения подозреваемого, обвиняемого неизвестно, то следователь поручает его розыск органам дознания, о чем указывает в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносит отдельное постановление (часть 1). Розыск подозреваемого, обвиняемого может быть объявлен как во время производства предварительного следствия, так и одновременно с его приостановлением (часть 2). В случае обнаружения обвиняемого он может быть задержан в порядке, установленном главой 12 данного кодекса (часть 3).

По смыслу приведенных положений основанием для объявления подозреваемого, обвиняемого в розыск, в том числе и международный, является отсутствие сведений о его местонахождении.

Из пункта 114 Инструкции следует, что международный розыск лиц объявляется лишь в том случае, если в результате проведенных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий получены данные о выезде разыскиваемого лица за пределы Российской Федерации, достоверно установлены имеющиеся у разыскиваемого лица родственные, дружеские и иные связи за пределами Российской Федерации, получена достоверная информация об имевшемся у разыскиваемого лица намерении выехать из Российской Федерации с деловой или иной целью.

Пунктом 115 Инструкции установлено, что обязательным условием объявления и осуществления международного розыска лица является его объявление в федеральный розыск на территории России. Международный розыск лица объявляется после либо одновременно с объявлением федерального розыска. При наличии подтвержденных сведений о выезде разыскиваемого лица из Российской Федерации международный розыск объявляется незамедлительно, одновременно с объявлением федерального розыска.

Постановление о розыске обвиняемого либо постановление о приостановлении предварительного следствия (дознания), содержащие поручение о розыске, предусмотренные частью 1 статьи 210 УПК РФ , служат основанием для вынесения органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, постановления об объявлении лица в международный розыск, которое, в свою очередь, в силу подпункта 121.1 пункта 121 Инструкции является обязательным условием объявления в международный розыск обвиняемых и осужденных при наличии сведений, указывающих на то, что это лицо скрывается от уголовного преследования или наказания за пределами Российской Федерации.

Вопреки утверждению в апелляционной жалобе в обжалуемом решении правильно указано, что оспариваемое предписание Инструкции об одном из условий для вынесения решения о прекращении международного розыска обвиняемых, осужденных, разыскиваемых с целью ареста и выдачи, не противоречит статье 210 УПК РФ , регулирующей порядок объявления розыска обвиняемого, подозреваемого.

Основания для признания ошибочным вывода суда первой инстанции о том, что Инструкция в оспариваемой части не противоречит части 3 статьи 78 УК РФ , также отсутствуют.

В силу данной нормы течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда либо от уплаты судебного штрафа, назначенного в соответствии со статьей 76.2 названного кодекса. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Таким образом, часть 3 статьи 78 УК РФ связывает приостановление течения сроков давности с уклонением лица, совершившего преступление, от следствия или суда, а не с обязательным объявлением его в розыск; возобновление течения сроков давности связывается с моментом задержания указанного лица или явки с повинной, а не его отысканием, как ошибочно полагает административный истец.

Задержание лица, объявленного в международный розыск, место нахождения которого установлено на территории иностранного государства, возможно в Российской Федерации лишь после его выдачи.

Пункт 154 Инструкции предусматривает основания для вынесения решения о прекращении международного розыска обвиняемых, осужденных, разыскиваемых с целью ареста и выдачи. В случае выдачи или депортации разыскиваемого лица из иностранного государства в Российскую Федерацию достигается цель международного розыска и возникают основания для его отмены. Одного лишь установления местонахождения разыскиваемого лица на территории иностранного государства без решения вопросов о его задержании и выдаче в Российскую Федерацию недостаточно для прекращения его международного розыска.

Основания для вынесения решения о прекращении международного розыска обвиняемых, осужденных, разыскиваемых с целью установления местонахождения, закреплены в пункте 153 Инструкции.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы о наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции материалами административного дела не подтверждаются, поскольку получили оценку в решении суда первой инстанции и не влияют на его законность.

Установив, что подпункт 154.1 пункта 154 Инструкции не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, прав и законных интересов административного истца не нарушает, суд первой инстанции правомерно, на основании пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, принял решение об отказе в удовлетворении административного искового заявления К.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.

Председательствующий

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Члены коллегии

В.В.ПОПОВ

Ю.В.СИТНИКОВ