ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 декабря 2018 г. N АПЛ18-503

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Ксенофонтовой Н.А.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Ш.И.А. о признании недействующими пункта 5, подпунктов "в", "д" пункта 96 положения о спортивных судьях, утвержденного приказом Министерства спорта Российской Федерации от 28 февраля 2017 г. N 134,

по апелляционной жалобе Ш.И.А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 28 августа 2018 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя Министерства спорта Российской Федерации А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Министерство спорта Российской Федерации (далее также - Минспорт России) приказом от 28 февраля 2017 г. N 134 утвердило положение о спортивных судьях (далее - Положение).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее также - Минюст России) 31 мая 2017 г., регистрационный номер 46917, размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) 2 июня 2017 г.

Согласно пункту 5 Положения квалификационная категория спортивного судьи "спортивный судья всероссийской категории" присваивается Минспортом России кандидатам: имеющим квалификационную категорию спортивного судьи "спортивный судья первой категории", но не ранее чем через 2 года со дня присвоения такой категории; имеющим квалификационную категорию спортивного судьи "судья по спорту республиканской категории" или "судья по спорту всесоюзной категории" по соответствующему виду спорта.

Подпунктами "в" и "д" пункта 96 Положения предусмотрено, что спортивный судья имеет право проводить теоретические занятия, семинары по соответствующим видам спорта (за исключением спортивных судей, имеющих квалификационные категории "юный спортивный судья" и третью категорию); осуществлять судейство соревнований в соответствии со своей квалификационной категорией, носить нагрудный знак.

Ш.И.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими приведенных выше нормативных правовых предписаний, ссылаясь на их противоречие части 1 статьи 34, части 1 статьи 37, части 2 статьи 55 Конституции Российской Федерации.

Нарушение своих прав и охраняемых законом интересов административный истец усматривает в том, что он имеет многолетний опыт проведения всероссийских соревнований в качестве судьи по мини-футболу, в том числе и международный опыт судейства матчей по этому виду спорта, проводимых под эгидой FIFA. Однако ему как лицу, не имеющему категории по данному виду спорта, исходя из установленных оспариваемым актом квалификационных требований может быть присвоена исключительно первоначальная третья квалификационная категория, что лишает его права осуществлять судейство соревнований всероссийского и международного уровня и проводить теоретические занятия, учебные семинары по мини-футболу.

Ш.И.А. полагает, что оспариваемые им правовые нормы не учитывают права и законные интересы граждан (в том числе и его), которые на время принятия Положения уже имели достаточный уровень подготовки и соответствующие способности для осуществления практического судейства во всероссийских соревнованиях, к которым были допущены общероссийскими федерациями по виду спорта, в том числе по мини-футболу, лишая их в настоящее время возможности быть допущенными к проведению всероссийских и международных соревнований.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 28 августа 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления Ш.И.А. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда первой инстанции, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленного требования. При этом указывает: суд первой инстанции не учел, что введение в действие оспоренных положений существенно нарушает его (Ш.И.А.) право на труд, поскольку достигнув высоких спортивных результатов в качестве судьи (и соответствующее право на получение вознаграждения) при прежнем регулировании, он вынужден вновь доказывать свою компетентность и квалификацию; в настоящее время лишен возможности получить категорию "спортивный судья всероссийской категории", соответствующую тому уровню соревнований, на который он был допущен до дня принятия оспариваемого в части правового акта, а также реализовать свою способность и навыки по обучению судейству лиц, лишь начинающих работу в этом направлении.

Ш.И.А. в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке.

Минюст России представил письменный отзыв на апелляционную жалобу Ш.И.А., не согласившись с его доводами, поддержал свою позицию по данному административному делу, изложенную суду первой инстанции; просил рассмотреть апелляционную жалобу без участия представителя данного министерства.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" (далее также - Федеральный закон N 329-ФЗ) устанавливает правовые, организационные, экономические и социальные основы деятельности в области физической культуры и спорта в Российской Федерации, определяет основные принципы законодательства о физической культуре и спорте.

Единство нормативной правовой базы в области физической культуры и спорта на всей территории Российской Федерации является одним из принципов, на которых основывается законодательство о физической культуре и спорте (пункт 2 статьи 3 Федерального закона N 329-ФЗ).

Согласно пункту 2 статьи 2 названного закона, раскрывающей основные понятия, используемые в этом законе, "вид спорта" - часть спорта, которая признана в соответствии с требованиями этого закона обособленной сферой общественных отношений, имеющей соответствующие правила, утвержденные в установленном данным законом порядке, среду занятий, используемый спортивный инвентарь (без учета защитных средств) и оборудование.

В силу пункта 21 приведенной выше статьи "спортивный судья" - физическое лицо, уполномоченное организатором спортивного соревнования обеспечить соблюдение правил вида спорта и положения (регламента) о спортивном соревновании, прошедшее специальную подготовку и получившее соответствующую квалификационную категорию.

На основании части 8 статьи 22 Федерального закона N 329-ФЗ Положение о Единой всероссийской спортивной классификации, Единая всероссийская спортивная классификация и Положение о спортивных судьях утверждаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Частью 5 статьи 22 названного закона закреплено, что порядок присвоения, лишения, восстановления квалификационных категорий спортивных судей и содержание квалификационных требований к присвоению соответствующих категорий, а также права и обязанности спортивных судей устанавливаются положением о спортивных судьях. Квалификационные требования к присвоению соответствующих квалификационных категорий спортивных судей утверждаются федеральным органом исполнительной власти в области физической культуры и спорта по представлениям общероссийских спортивных федераций.

Минспорт России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере физической культуры и спорта, которому, помимо прочего, предоставлено полномочие самостоятельно принимать положение о спортивных судьях (пункт 1, подпункт 4.2.5 пункта 4.2 Положения о Министерстве спорта Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 607).

Во исполнение предписаний пункта 4.1 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009, в целях обеспечения возможности проведения независимой антикоррупционной экспертизы проект оспоренного в части нормативного правового акта размещался на официальном сайте (regulation.gov.ru), созданном для размещения информации о подготовке федеральными органами исполнительной власти проектов и результатах их общественного обсуждения в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Как сообщил суду представитель Минспорта России, в сроки, установленные для прохождения независимой антикоррупционной экспертизы и общественного обсуждения проекта Положения, замечаний и предложений от граждан и организаций не поступало.

В соответствии с заключением Минюста России по итогам экспертизы проекта оспариваемого в части нормативного правового акта коррупциогенных факторов не выявлено.

С учетом изложенного вывод суда первой инстанции о том, что оспоренное в части Положение издано компетентным федеральным органом во исполнение требований федерального законодательства в пределах предоставленных ему полномочий и с соблюдением порядка издания нормативного правового акта, требований, установленных для его государственной регистрации и опубликования, правомерен.

Согласно пункту 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие оспариваемого правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении административного искового заявления, Верховный Суд Российской Федерации правомерно исходил из того, что законодательство Российской Федерации в области физической культуры и спорта, в частности пункт 21 статьи 2 Федерального закона N 329-ФЗ, устанавливает, что наличие (получение) соответствующей квалификационной категории является неотъемлемой составляющей частью правового статуса спортивного судьи Российской Федерации.

Права, поименованные в пункте 96 Положения, в том числе и оспоренные по данному делу положения о праве проводить теоретические занятия, семинары по соответствующим видам спорта (за исключением спортивных судей, имеющих квалификационные категории "юный спортивный судья" и третью категорию); осуществлять судейство соревнований в соответствии со своей квалификационной категорией, носить нагрудный знак, распространяются, как это следует из названия данной нормы, на спортивных судей, то есть лиц, имеющих соответствующую квалификационную категорию спортивного судьи.

Проведя в решении подробный правовой анализ, суд пришел к правильному выводу о том, что международная категория судьи и квалификационные категории спортивных судей Российской Федерации являются независимыми друг от друга категориями; вопросы, связанные с присвоением лицам, имеющим международную категорию спортивного судьи, квалификационных категорий спортивных судей без соблюдения порядка, установленного Положением, не относятся к предмету регулирования оспоренного правового акта.

Какой-либо нормативный правовой акт большей юридической силы, которому бы не соответствовали оспоренные Ш.И.А. нормативные правовые положения, отсутствует.

Доводы в апелляционной жалобе о том, что предписания пункта 5, подпунктов "в", "д" пункта 96 Положения противоречат статьям 34 (часть 1), 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации, провозглашающим свободу и пользования каждым своих способностей любым не запрещенным законом способом, а также право на свободный труд, выбор деятельности, не свидетельствуют о незаконности обжалованного решения суда, поскольку эти положения носят общеправовой характер, не регулируют непосредственно рассматриваемые правоотношения.

Более того, анализ содержания пункта 5, подпунктов "в", "д" пункта 96 Положения позволяет прийти к выводу, что каких-либо ограничений для занятия трудовой деятельностью или требований, препятствующих в реализации гражданину возможности (на что Ш.И.А. указывает в апелляционной жалобе) получить в установленном порядке соответствующую квалификационную категорию спортивного судьи, они не содержат.

Ссылки в апелляционной жалобе на правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенные в постановлении от 29 января 2004 г. N 2-П, о необходимости обеспечения соблюдения принципа правовой стабильности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, правового значения по данному делу не имеют, поскольку касаются вопросов изменения законодателем ранее установленных условий, в частности определения нового порядка реализации права граждан на трудовую пенсию. Кроме того, оспоренное в части Положение не является нормативным правовым актом, впервые установившим порядок присвоения и лишения квалификационных категорий спортивного судьи.

В частности, ранее действовавшее Положение о спортивных судьях, утвержденное приказом Минспорта России от 30 сентября 2015 г. N 913, также определяло порядок присвоения квалификационных категорий спортивных судей.

Несогласие административного истца с требованием об обязательном наличии у судьи квалификационной категории для приобретения права осуществлять судейство соревнований всероссийского и международного уровня и проводить теоретические занятия, учебные семинары по соответствующему виду спорта по существу сводится к оспариванию приведенных выше положений Федерального закона N 329-ФЗ, полномочиями по осуществлению нормоконтроля в отношении которого Верховный Суд Российской Федерации не наделен.

Указания в апелляционной жалобе на необоснованность обжалованного решения суда ошибочны, поскольку при рассмотрении и разрешении административного дела судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в решении приведены и проанализированы в их совокупности нормы права, подлежащие применению в данном деле, а выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Обжалованное решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Оснований, предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 28 августа 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш.И.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Н.А.КСЕНОФОНТОВА