Семейный кодекс>Раздел IV СК РФ. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ>Глава 10 СК РФ. УСТАНОВЛЕНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ>Статья 49. Установление отцовства в судебном порядке

В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.




Комментируемая статья устанавливает судебный порядок и основания признания отцовства в судебном порядке в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих между собой в браке. Указанный порядок совершенно справедливо называется принудительным, поскольку обоюдная воля родителей ребенка, не состоящих между собой в браке, отсутствует на признание факта отцовства. Поэтому родительские правоотношения в таких случаях возникают на основании вступившего в силу решения суда о признании отцовства за конкретным мужчиной.

Таким образом, основаниями для судебного порядка установления отцовства являются: а) отсутствие совместного заявления родителей; б) отсутствие заявления отца ребенка, в котором он признает себя родителем; в) отсутствие согласия органов опеки и попечительства на добровольное установление отцовства по одностороннему заявлению отца ребенка (п. 3 ст. 48 СК РФ).

Отсутствие совместного заявления родителей, не состоящих в браке на момент рождения ребенка, является основанием для судебного рассмотрения дела об установлении отцовства в том случае, если отец ребенка по тем или иным причинам отказывается добровольно признать факт своего отцовства. Также по данному основанию возможно установление отцовства в судебном порядке и в том случае, когда мать ребенка, рожденного вне брака, отказывается дать согласие на установление добровольного отцовства в органе загса. Семейный кодекс РФ предусматривает возможность установления отцовства в судебном порядке в отношении ребенка, рожденного вне брака, в случае, если мать ребенка умерла, признана недееспособной, невозможно установить место ее нахождения либо она лишена родительских прав, а орган опеки и попечительства не дает согласие на установление отцовства в органе загса только на основании заявления отца ребенка.

Комментируемая статья определяет круг лиц, имеющих право обращаться в суд с заявлением об установлении отцовства, к которым следует относить: а) одного из родителей ребенка; б) опекуна (попечителя) ребенка; в) лицо, на иждивении которого находится ребенок; г) самого ребенка по достижении им совершеннолетия. Таким образом, с таким исковым требованием могут обращаться не только мать или отец ребенка, но и иные заинтересованные лица. Так, например, в случае недееспособности ребенка либо недостижения ребенком совершеннолетнего возраста, заявление с требованием об установлении отцовства предъявляет его опекун или попечитель. Однако несовершеннолетние родители вправе сами требовать установления отцовства в отношении своих детей в судебном порядке по достижении 14 лет (см. комментарий к ст. 62 СК РФ). Следует отметить, что к такой категории лиц законодатель также относит и тех лиц, на чьем иждивении фактически находится ребенок и между ним и ребенком никакой юридической и кровной связи может и не быть. Соответственно, к таким лицам, как часто бывает на практике, относятся не только опекуны и попечители, но и дальние родственники или просто посторонние люди, которые в силу тех или иных обстоятельств добровольно возложили на себя обязанность по фактическому воспитанию ребенка. Отцовство в отношении лица, достигшего совершеннолетия, устанавливается в судебном порядке только по заявлению самого потерпевшего. Следовательно, право на защиту своего личного права знать своих родителей совершеннолетний ребенок осуществляет сам, исходя из своих интересов, понимая правовые последствия сделанного им заявления. Как пояснено в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9, если совершеннолетний ребенок признан недееспособным, то такое заявление он может подать с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства.

Дела об установлении отцовства рассматриваются судами в порядке искового производства. Согласно правилам, установленным ст. 28, ч. 3 ст. 29 ГПК РФ, иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, однако иски об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также в суд по месту его жительства. В случаях, если место пребывания лица, к которому предъявлен иск об установлении отцовства и взыскании алиментов, неизвестно, судом в соответствии со ст. 120 ГПК РФ объявляется его розыск.

Если ответчиком выступает предполагаемый отец ребенка, одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлено требование и о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка. Учитывая сложность рассматриваемых дел об установлении отцовства и взыскании алиментов, п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9 дает следующее разъяснение: если одновременно с иском об установлении отцовства предъявлено требование о взыскании алиментов, в случае удовлетворения иска об установлении отцовства, алименты присуждаются со дня предъявления иска, как и по всем делам о взыскании алиментов (п. 2 ст. 107 СК РФ). Вместе с тем необходимо учитывать, что возможность принудительного взыскания средств на содержание ребенка за прошлое время в указанном случае исключается, поскольку до удовлетворения иска об установлении отцовства ответчик в установленном порядке не был признан отцом ребенка. При удовлетворении требований об установлении отцовства и взыскании алиментов, рассмотренных одновременно, необходимо иметь в виду, что решение в части взыскания алиментов в силу абзаца второго ст. 211 ГПК РФ подлежит немедленному исполнению.

Комментируемая статья предоставляет суду право принимать во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Данная формулировка значительно отличается от ранее действовавших правил, установленных ст. 48 КоБС, согласно которым при установлении отцовства суд принимал во внимание только следующие обстоятельства: а) совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка; б) совместное воспитание либо содержание ими ребенка; в) доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства. Причем по действовавшим ранее правилам для установления судом отцовства достаточно было наличия только одного из указанных обстоятельств.

Действующее законодательство иначе подходит к оценке доказательств сторон, т.е. с 1 марта 1996 г. суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие единственный факт - действительное происхождение ребенка от конкретного лица. Такими доказательствами, согласно ст. 55 ГПК РФ, являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

При подготовке дел об установлении отцовства к судебному разбирательству и в ходе рассмотрения дела судья (суд) в необходимых случаях для разъяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, вправе с учетом мнения сторон и обстоятельств по делу назначить экспертизу, в том числе проводимую методом генетической дактилоскопии. Однако судам следует учитывать, что заключение экспертизы по вопросу о происхождении ребенка, в том числе проведенной методом генетической дактилоскопии, в силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ является одним из доказательств, которое должно быть оценено в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9). Так, например, Постановлением Президиума Верховного суда Республики Татарстан были отменены решения судов нижестоящих инстанций об установлении отцовства и взыскании алиментов, основанные на заключении судебно-медицинской экспертизы и свидетельских показаниях истицы и ее родственников, а доводы ответчика о том, что он был неоднократно женат и прежние его браки распались в связи с отсутствием детей, судами были оценены как доводы, основанные лишь на предположениях. Однако результаты повторной судебно-медицинской экспертизы, проведенной в г. Москве, и представленные ответчиком медицинские документы, свидетельствующие о наличии у него заболевания, влекущего бесплодие, обосновывают, что представленные по данному делу доказательства были оценены судами необъективно <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 23 мая 2007 г. N 44-Г-160 // СПС "Гарант".

Исходя из ч. 3 ст. 79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Поэтому только на основании установления обстоятельства того, что была назначена медико-генетическая экспертиза, а ответчик дважды не явился для забора крови в медицинское учреждение, нельзя признать установленным факт отцовства <1>. Этот вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона, по каким причинам не явилась на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение экспертизы, исходя из имеющихся в деле доказательств в их совокупности. Так, например, ответчик не мог явиться на медико-генетическую экспертизу в установленное время в связи с тем, что находился в командировке, а надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела извещен не был <2>.

--------------------------------

<1> Обзор кассационной практики по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики за I квартал 2007 года // Судебный вестник Чувашии. 2007. N 2.

<2> Постановление Президиума Московского городского суда от 12 июля 2007 г. по делу N 44г-378 // СПС "Гарант".

Поскольку СК РФ не устанавливает срок исковой давности по делам данной категории, в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9 исходя из обобщения судебной практики дано следующее разъяснение: при рассмотрении дел об установлении отцовства необходимо иметь в виду, что обстоятельства для установления отцовства в судебном порядке, предусмотренные ст. 49 СК РФ, существенно отличаются от тех, которые предусматривались ст. 48 КоБС. Учитывая порядок введения в действие и порядок применения ст. 49 СК РФ, установленный п. 1 ст. 168 и п. 1 ст. 169 СК РФ, суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотрении дела об установлении отцовства (ст. 49 СК РФ или ст. 48 КоБС), должен исходить из даты рождения ребенка. Таким образом, в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г. (т.е. после введения СК РФ), суд, исходя из ст. 49 СК РФ, принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. К таким доказательствам относятся любые фактические данные, установленные с использованием средств доказывания, перечисленных в ст. 55 ГПК РФ. В отношении детей, родившихся до введения в действие СК РФ, суд, решая вопрос об отцовстве, должен руководствоваться ч. 2 ст. 48 КоБС, принимая во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка или совместное воспитание либо содержание ими ребенка или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства.

По указанным причинам Конституционный Суд РФ отказывает гражданам при их обращении в принятии к рассмотрению жалоб на нарушение конституционных прав несовершеннолетних ч. 2 ст. 48 КоБС и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9. Свои требования граждане мотивируют тем, что, согласно ранее действовавшему КоБС, подтверждение факта биологического происхождения ребенка не являлось достаточным основанием для удовлетворения иска об установлении отцовства, тогда как в соответствии со ст. 49 СК РФ принимает любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица, в частности данные экспертизы. Однако Конституционный Суд поясняет, что оспариваемая ч. 2 ст. 48 КоБС также не исключала возможность назначения судом подобной экспертизы, но заключение экспертизы по вопросу происхождения ребенка являлось и является лишь одним из доказательств, которое суд оценивает в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами (показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства и т.д.), - согласно ст. ст. 67 и 86 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Что касается п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9, то им лишь конкретизирован общий принцип действия нового закона во времени, в соответствии с которым СК РФ применяется к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие; по семейным отношениям, возникшим до его введения в действие, нормы СК РФ применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его в действие <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 226-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Шульгиной Ирэны Леонидовны на нарушение конституционных прав несовершеннолетнего Шульгина Святослава Сергеевича частью второй статьи 48 Кодекса о браке и семье РСФСР и Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 года N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов" // СПС "Гарант"; Определение Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. N 414-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лукьяненко Дарьи Владимировны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 48 Кодекса о браке и семье РСФСР" // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2007. N 2; и др.