Семейный кодекс>Раздел III СК РФ. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ>Глава 7 СК РФ. ЗАКОННЫЙ РЕЖИМ ИМУЩЕСТВА СУПРУГОВ>Статья 35. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.


2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.


Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.


3. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.


Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.




1. Участники совместной собственности обладают равными правами на общее имущество. Осуществление супругами правомочий владения, пользования, распоряжения общим имуществом возможно при формировании их общей воли на основе соглашения. Это правило соответствует общим положениям гражданского законодательства о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности лиц (ст. 253 ГК РФ).

2. Распоряжение объектом общей совместной собственности по общему правилу может осуществляться любым из участников общей совместной собственности, а наличие согласия другого сособственника предполагается. Презумпция согласованности действий участников общей совместной собственности основана на лично-доверительном характере их взаимоотношений, предполагающем единство и общность их интересов и в части распоряжения общим имуществом. Данная презумпция может быть опровергнута в судебном порядке при условии, если другой совместный сособственник докажет, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о его несогласии на совершение данной сделки. Установлению в суде подлежит не то обстоятельство, знала ли сторона в сделке о согласии другого совместного сособственника, а то, знала ли она о ее несогласии. В связи с этим истец должен представить доказательства в обоснование своих требований не только в части того, что он был не согласен на распоряжение имуществом, но и в части того, что другая сторона знала или должна был знать об этом обстоятельстве <1>. В этом случае доказать недобросовестность контрагента по сделке крайне затруднительно, а порой практически невозможно. В связи с этим в литературе предлагается презумпцию п. 2 ст. 35 СК РФ толковать ограничительно, т.е. только в части распоряжения наличным имуществом супругов, и не распространять ее на иные сделки, связанные с обязательствами иного имущественного характера, например совершение займа <2>. Однако судебная практика исходит, наоборот, из расширительного толкования презумпции, установленной в п. 2 ст. 35 СК РФ <3>.

--------------------------------

<1> См.: Обзор кассационной и надзорной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за шесть месяцев 2007 г. (дело N 33-2548 от 29 мая 2007 г.) // СПС "Гарант".

<2> См.: Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов. М., 2008. С. 23.

<3> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2006 г. N КГ-А40/1450-06; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 января 2006 г. N А33-5387/05-Ф02-5782/05-С2; Постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 30 марта 2005 г. N А35-5064/01-С17, от 21 апреля 2004 г. N А35-5064/01-С17 и от 19 июня 2003 г. N А35-5064/01-С17 // СПС "Гарант".

Следует отметить, что в п. 2 ст. 35 СК РФ не установлен срок исковой давности для признания сделки недействительной. В соответствии с общим правилом, закрепленным в п. 1 ст. 9 СК РФ, на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, когда в самом СК РФ установлен срок для защиты нарушенного права.

Вместе с тем существует и иная позиция в решении этого вопроса. Так, Л.М. Пчелинцева полагает возможным, с учетом положений ст. 4 СК РФ о применении к семейным отношениям, не урегулированным семейным законодательством, гражданского законодательства, применять к такому требованию срок исковой давности, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК РФ, т.е. срок в один год, который начинает течь со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении сделки по распоряжению общим имуществом другим супругом без его согласия <1>. Нельзя не согласиться с тем, что такой подход более отвечает стабильности гражданского оборота, но, в свою очередь, для его реализации необходимо внесение в СК РФ соответствующих положений, так как гражданское законодательство применяется к отношениям, не урегулированным семейным законодательством, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. Общий же подход, реализованный в СК РФ, сводится к тому, что любое нарушенное право в области семейных правоотношений, имеющих длящийся характер, может быть защищено в исковом порядке независимо от времени, истекшего с момента его нарушения.

--------------------------------

<1> См.: Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу РФ. М., 2006. С. 74.

3. Единство имущественных и неимущественных отношений супругов, законодательно подкрепленное презумпцией согласия супруга на распоряжение совместно нажитым имуществом, имеет и свои исключения. Так, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

В практике применения этих положений возник вопрос о возможности их распространения на сделки об отчуждении имущества, используемого в предпринимательской деятельности индивидуальными предпринимателями. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ была выработана правовая позиция, в соответствии с которой норма ст. 35 СК РФ распространяется на весь объем сделок, совершаемых одним из супругов, в том числе супругом-предпринимателем, для осуществления предпринимательской деятельности или сделок, совершаемых этим супругом в сфере коммерческого оборота, если их предметом выступает недвижимое имущество, а также на все иные сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации <1>.

--------------------------------

<1> См.: Кнышев В.П., Потапенко С.В., Горохов Б.А. Практика применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 2006. С. 16.

Самыми распространенными среди сделок, направленных на распоряжение недвижимостью, являются сделки, связанные с отчуждением недвижимости (продажа, мена, дарение и пр.) либо не связанные с таковым (аренда, ипотека и пр.). В этих случаях получение нотариально удостоверенного согласия на совершение сделки необходимо не только от супруга лица, производящего отчуждение недвижимого имущества (обременяющего недвижимость), но и от супруга другой стороны (покупателя либо лица, которому имущество переходит по договору мены и т.д.). На супруга одаряемого данное требование закона не распространяется ввиду того, что имущество одаряемому переходит в собственность безвозмездно.

Общепринятым в нотариальной практике является подход, в соответствии с которым нотариально удостоверенное согласие может быть различного содержания - от более общих <1>, но минимально необходимых условий до более конкретных условий. Например, супруг может установить минимальную цену, за которую возможно продать имущество, и порядок получения денежной суммы, установленной в качестве цены (к примеру, единовременная ее уплата до подписания договора и недопустимость рассрочки платежей), может указать персонального покупателя, предложить свои требования к оформлению передачи отчуждаемого имущества и т.п.

--------------------------------

<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 г. N 29-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Коноплевой Ирины Анатольевны и Широковой Людмилы Владимировны на нарушение их конституционных прав пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации" // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2008. N 8.

Долгое время оставался в судебной практике спорным вопрос о том, требуется ли нотариально удостоверенное согласие бывшего супруга на отчуждение недвижимого имущества, приобретенного в период брака, если брак между супругами расторгнут и отчуждение имущества производится титульным собственником. С одной стороны, если после прекращения брака раздела совместно нажитого имущества не было, то режим совместной собственности на общее имущество у бывших супругов не прекращается, с другой стороны, п. 3 ст. 35 СК РФ распространяется на супругов, а не на лиц, утративших этот семейно-правовой статус. В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2005 г. N 12-В04-8 в этой части были даны следующие разъяснения. Нормы ст. 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К указанным правоотношениям должна применяться ст. 253 ГК РФ, согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Такая сделка является оспоримой, а не ничтожной <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2005. N 9.

Этот подход, выработанный Верховным Судом РФ, не лишен недостатков, так как фактически ведет к ущемлению прав другого нетитульного собственника. Как уже отмечалось, оспорить такие сделки практически невозможно, при этом другой бывший супруг вправе самостоятельно совершить распорядительные сделки с особо ценными объектами, входящими в состав супружеского имущества, сразу после прекращения брака. Более того, даже если это не успеет произойти в силу каких-то обстоятельств, нетитульному собственнику, прежде чем предъявлять права на долю в таком имуществе, вначале необходимо обратиться в суд с требованием о признании за ним права совместной собственности на это имущество.

Также следует обратить внимание и на то, что нотариально удостоверенное согласие требуется в случае совершения одним из супругов сделки, подлежащей именно государственной, а не какой-либо иной регистрации. Поэтому для совершения одним из супругов сделок с ценными бумагами не требуется нотариально удостоверенного согласия другого супруга, так как действующее законодательство не содержит указаний на обязательность регистрации сделки с ценными бумагами (в том числе с акциями) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации" // БВС РФ. 2002. N 6.

Неодинаковый подход наблюдается в судах общей юрисдикции <1> и в арбитражных судах <2> в вопросе о том, можно ли регистрировать сделку по распоряжению совместно нажитым имуществом в случае, если на момент подачи документов на регистрацию сделки нотариально удостоверенное согласие было представлено, но до момента регистрации сделки было отозвано супругом. В соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Согласно п. 7 ст. 16 Федерального закона от 21 июля 1997 г. "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" сделка считается зарегистрированной со дня внесения записи о сделке в Единый государственный реестр прав. Поэтому даже если договор изначально был нотариально удостоверен, днем заключения договора будет день его регистрации и если на момент регистрации единого согласия между супругами на распоряжение недвижимостью не будет, в регистрации сделки необходимо отказывать.

--------------------------------

<1> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2003 г. N 5-В03-34 // СПС "Гарант".

<2> См.: Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 9 июля 2008 г. N А33-10848/07-Ф02-3098/08, 3173/08, от 16 июня 2008 г. N А33-10848/07-Ф02-3098/08 // СПС "Гарант".

В СК РФ нет специальной нормы о праве супругов заключать между собой сделки. Поэтому в литературе можно встретить разнообразные научные позиции <1>. Между тем согласно общеизвестному принципу на частноправовые отношения распространяется режим "разрешено все, что не запрещено законом". Поэтому полностью исключать возможность совершения межсупружеских сделок не следует, но при этом необходимо учитывать и специфику семейных отношений. Например, передача жилого помещения из раздельной собственности одного супруга в раздельную собственность другого посредством заключения брачного договора, полагаем, невозможна или заключение между супругами договоров пожизненной ренты или пожизненного содержания с иждивением противоречит существу семейных отношений, так как в силу самого факта заключения брака супруги обязаны заботиться и материально поддерживать друг друга.

--------------------------------

<1> См.: Чашкова С.Ю. Правовой режим жилых помещений в брачном договоре // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 1; Белов В.А. Занимательная цивилистика // Законодательство. 2003. N 6, 7 и др.

Нет единства в практике регистрационных служб относительно допустимости регистрации сделок в случае возмездного приобретения супругами имущества в общую долевую собственность, участниками которой будут являться оба супруга.

Некоторые регистраторы придерживаются мнения, что и без брачного договора супруги могут купить имущество в долевую собственность, определив в договоре свои доли только равными. Они обосновывают свою позицию тем, что определение долей неравными при наличии совместной собственности супругов на эти доли вводит супругов в заблуждение, так как фактически каждая доля находится в общей совместной собственности супругов, что влечет равенство прав супругов на приобретенное имущество в целом.

Другие считают, что супруги имеют право определять при покупке имущества размер доли каждого из них по своему усмотрению без предварительного заключения брачного договора. Есть и те, которые считают вообще невозможным заключение указанных договоров (как с определением равных, так и с определением неравных долей) без предварительного заключения брачного договора.

Как представляется, определение доли каждого из супругов в праве собственности есть не что иное, как частный случай соглашения о разделе общего имущества <1>. Не только брачный договор или соглашение о разделе имущества являются единственно возможными способами изменения режима отдельных вещей, нажитых в браке, допустимы и иные формы урегулирования имущественных отношений супругов, в связи с чем полагаем возможным установление в период брака долевой собственности на приобретаемые в собственность супругов объекты без заключения брачного договора.

--------------------------------

<1> См.: Ершова Н.М. Имущественные правоотношения в семье. М., 1979. С. 59 - 60; Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов. М., 2008. С. 187.